ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

Р Е Ш Е Н И Е

о принятии Послания Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики о состоянии конституционной законности в Приднестровской Молдавской Республике

25 июня 2020 года                    город Тирасполь
 
Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в составе: председательствующего – Председателя Конституционного суда Кабалоева О.К., судей - Карамануцы В.И., Стародуба Н.И., Степанова С.М., Томачинской Г.Н., Тульбы В.К.,

рассмотрев вопрос о принятии Послания Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики о состоянии конституционной законности в Приднестровской Молдавской Республике, руководствуясь статьей 27 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» и § 52 Регламента Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, 

решил:

1. Принять Послание Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики о состоянии конституционной законности в Приднестровской Молдавской Республике (прилагается).

2. Направить Послание Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики Президенту Приднестровской Молдавской Республики, Верховному Совету Приднестровской Молдавской Республики и съезду судей Приднестровской Молдавской Республики.

3. Опубликовать Послание Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики в «Собрании актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики» и «Вестнике Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики».

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики

№ 01 – Р/20

ПОСЛАНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

О СОСТОЯНИИ КОНСТИТУЦИОННОЙ ЗАКОННОСТИ

В ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Конституционная законность - обязательный элемент государственности, неотъемлемое условие эффективного функционирования государственной власти любого современного демократического правового государства. Она предполагает такой уровень правовой культуры, когда уважение к праву, закону является личным убеждением человека, причем не только рядового гражданина, но, в первую очередь, государственного служащего, законодателя.

Анализ состояния конституционной законности в государстве позволяет сделать вывод о том, что уровень конституционной законности в Приднестровской Молдавской Республике находится в прямой зависимости от глубокого осознания всеми органами государственной власти и должностными лицами, которым доверено исполнение государственных функций, своей ответственности за ее состояние, от всемерного обеспечения верховенства Конституции Приднестровской Молдавской Республики в правовой системе государства и прямого, непосредственного действия ее норм в правотворческой и правоприменительной практике.

Из конституционного принципа признания человека в качестве высшей ценности вытекает ряд обязанностей государства: признание прав и свобод человека и гражданина, их соблюдение и защита. Права и свободы человека и гражданина неотчуждаемы от человека и принадлежат каждому от рождения, на что указывает статья 16 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

При этом следует иметь в виду, что в деятельности всех ветвей государственной власти – законодательной, исполнительной и судебной, органов и должностных лиц местного самоуправления признание, обеспечение и защита прав и свобод человека и гражданина имеют приоритетное значение. Из этого вытекает требование, согласно которому все органы государственной власти и местного самоуправления должны сверять свою деятельность с непосредственно действующими правами и свободами граждан.

Верховенство Конституции в правовой системе государства означает, что в системе правовых норм и актов Основной Закон имеет высшую юридическую силу. Верховенство Конституции диктует требование непротиворечивости законов и подзаконных актов содержанию Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Все законы и иные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления издаются на основе и в соответствии с Конституцией. Законы и подзаконные акты, противоречащие Конституции Приднестровской Молдавской Республики, не должны применяться судами и другими правоприменительными органами.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики (далее – Конституционный суд), оценивая состояние конституционной законности в Приднестровской Молдавской Республике, основывался на изученных и рассмотренных им делах и материалах за период с 4 июня 2019 года по 4 июня 2020 года.

За рассматриваемый период в Конституционный суд поступило 27 обращений. Правом на обращение в Конституционный суд, как и в предыдущие годы, воспользовались только граждане. Органы государственной власти в Конституционный суд за истекший период не обращались, в то время как в соответствии с подпунктом г) части первой статьи 9 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» (далее – Конституционный закон «О Конституционном суде») таким правом обладают Президент, Верховный Совет, Правительство, Пленумы Верховного и Арбитражного судов, Прокурор, Уполномоченный по правам человека Приднестровской Молдавской Республики.

Все поступившие обращения были рассмотрены Секретариатом Конституционного суда на предмет их соответствия требованиям Конституционного закона «О Конституционном суде». Обращения, признанные соответствующими требованиям названного Конституционного закона, после предварительного изучения судьями были рассмотрены Конституционным судом в заседаниях. По обращениям, явно не подведомственным Конституционному суду, заявителям были направлены соответствующие разъяснения.

Всего Конституционным судом за период с 4 июня 2019 года по 4 июня 2020 года  было принято 18 итоговых решений. При этом деятельность Конституционного суда в отчетном периоде приостанавливалась на два месяца в связи с режимом чрезвычайного положения, введенного Указом Президента Приднестровской Молдавской Республики от 16 марта 2020 года № 98 «О введении чрезвычайного положения на территории Приднестровской Молдавской Республики».

Конституционная защита прав и свобод человека и гражданина в Приднестровской Молдавской Республике

Особое место среди государственных институтов защиты прав человека и гражданина занимает Конституционный суд, основной целью деятельности которого является защита прав и свобод человека и гражданина наряду с защитой основ конституционного строя, обеспечением верховенства и прямого действия Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Наиболее эффективно права и свободы человека и гражданина защищаются при рассмотрении индивидуальных и коллективных жалоб в Конституционном суде.

Обращение в Конституционный суд с требованием проверить на предмет соответствия Конституции нормы, примененной в конкретном деле, как правило, является одним из последних юридических средств защиты интересов граждан, особенно после того, как по конкретному делу высказались высшие судебные инстанции общей и арбитражной юрисдикции.

Согласно действующему законодательству, признание таких норм неконституционными позволяет пересмотреть состоявшиеся по делу решения по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (часть третья статьи 85 Конституционного закона «О Конституционном суде», подпункт в) пункта 6 статьи 402 Гражданского процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики, подпункт 3-1) части второй статьи 363 Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики).

Конституционный закон «О Конституционном суде», предоставляющий гражданам право обращаться в Конституционный суд, регламентирует порядок реализации данного права и устанавливает критерии допустимости обращений (главы 6 и 7, статьи 102 и 103).

Для того, чтобы воспользоваться своим правом на обращение в Конституционный суд, заявитель должен соблюдать установленный Конституционным законом порядок реализации данного права. Уже в рамках предварительного рассмотрения поступившего обращения Секретариат Конституционного суда оценивает соблюдение заявителем установленных требований.

В случаях несоответствия обращения требованиям Конституционного закона Секретариат уведомляет заявителя об этом с возвращением всех материалов. При этом заявитель вправе не согласиться с решением Секретариата и потребовать принятия решения Судом по этому вопросу. Нередко заявитель в повторной жалобе устраняет недостатки предыдущей.

Конституционный суд не раз указывал на сложность составления жалобы как юридического документа. Выбирая этот путь защиты своих прав (обращение в Конституционный суд), заявитель должен заранее осознавать сложность такой процедуры, знать и применять правила составления жалобы, что позволит создать доступный для понимания документ и увеличит вероятность на рассмотрение его дела Судом.

Одним из решений Конституционного суда, принятых в связи с обращением граждан, стало Постановление от 2 июля 2019 года № 01-П/19 по жалобе гражданина Штембуляка А.В., в которой оспаривается конституционность пункта 80 Дисциплинарного устава Государственной службы исполнения наказаний и судебных решений Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики, утвержденного Указом Президента Приднестровской Молдавской Республики от 25 февраля 2004 года № 89. В соответствии с указанной нормой приказы о наложении  на сотрудников уголовно-исполнительной системы взысканий и их увольнении могут быть обжалованы в судебном порядке в месячный срок со дня ознакомления.

Ранее гражданин Штембуляк А.В. обращался в Конституционный суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод, полагая, что в его деле применена оспариваемая  норма. Определением от 27 февраля 2018 года № 02-О/18 было отказано в принятии жалобы к рассмотрению как не отвечающей критерию допустимости, поскольку на тот момент оспариваемая норма еще не была применена в деле заявителя и, соответственно, отсутствовала копия официального документа, подтверждающего такое применение. Устранив недостатки жалобы, гражданин вновь обратился в Суд.

Рассмотрев дело, Конституционный суд признал норму пункта 80 Дисциплинарного устава Государственной службы исполнения наказаний и судебных решений Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики не соответствующей части первой статьи  18, части четвертой статьи 35 и статье 46 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

В Постановлении Конституционный суд указал, что снижение установленного законом (Трудовым кодексом Приднестровской Молдавской Республики) трехмесячного срока для обжалования в суд до одного месяца существенно ограничивает реальную возможность сотрудникам Государственной службы исполнения наказаний и судебных решений обжаловать в судебном порядке приказ о наложении дисциплинарного взыскания и, в конечном счете, ограничивает их конституционное право на судебную защиту. При этом оспариваемая норма не предусматривает возможность восстановления пропущенного по уважительной причине срока для обжалования в судебном порядке приказа о наложении взыскания. Кроме того, поскольку сокращенный срок для обжалования сотрудниками уголовно-исполнительной системы в судебном порядке приказа о наложении взыскания, ограничивающий право на судебную защиту, установлен подзаконным актом, а не законом, оспариваемая норма не соответствует также требованию части первой статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и части четвертой статьи 35 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, из которой следует, что индивидуальные и коллективные трудовые споры разрешаются с использованием способов, установленных именно законом.

Вместе с тем, по мнению Конституционного суда, само по себе сокращение срока для обжалования в суде приказов о наложении взысканий на сотрудников уголовно-исправительной системы до одного месяца с учетом их правового статуса является допустимым. Служба в уголовно-исполнительной системе осуществляется в публичных интересах и отличается от других видов трудовой деятельности. Поэтому реализация конституционного права на труд в условиях такой службы имеет свои особенности. Установление различий в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, как основанных на специфических требованиях, связанных с определенной работой (прохождением  службы), не является дискриминационным и не противоречит конституционному принципу равенства. Однако изменение срока, установленного Трудовым кодексом Приднестровской Молдавской Республики для обжалования в судебном порядке приказов о наложении дисциплинарных взысканий, возможно лишь в соответствии с нормой закона, а не подзаконного акта.

Гражданин Штембуляк А.В. неоднократно обращался в Конституционный суд с жалобами на нарушение прав и свобод человека и гражданина. Одним из таких обращений стала жалоба о проверке конституционности пунктов 28, 29, 30, 31 и подпункта в) пункта 93 Положения «О порядке прохождения службы в учреждениях и подразделениях уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики», утвержденного Приказом Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики от 14 апреля 2017 года № 90. Указанными нормами предусмотрены условия и порядок приема на службу по контракту, форма и сроки заключения контракта, основания увольнения со службы в учреждениях и подразделениях уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики. Заявитель считает, что органы государственной власти, применив к нему оспариваемые нормы, проигнорировали Конституцию и Конституционные законы Приднестровской Молдавской Республики, обязательные к применению, что  позволило им  нарушить право сотрудника учреждения, исполняющего уголовные наказания, на труд без дискриминации, а сами нормы противоречат как Конституции, так и Трудовому кодексу Приднестровской Молдавской Республики.

Рассмотрев обращение, Конституционный суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению как не отвечающей критериям допустимости и ввиду неподведомственности. В Определении от 8 октября 2019 года № 10-О/19 Суд отметил, что проверка оспариваемых положений на предмет их соответствия Трудовому кодексу и иными Законам Приднестровской Молдавской Республики, равно как и оценка действий правоприменительных органов по выбору норм права, подлежащих применению в конкретном деле, и рассмотрение вопроса о конституционности решений судебных органов не относится к полномочиям Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, а сама жалоба, в связи с этим, является не подведомственной Конституционному суду.

Одним из требований, предъявляемых к жалобе, является изложение позиции заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылками на соответствующие нормы Конституции. Однако позиция заявителя Штембуляка А.В. о нарушении конституционных прав, закрепленных, по его мнению, в статьях 2, 16, 18, 35, 46, 55, 76 Конституции, в жалобе ничем не аргументирована, а ссылки на эти нормы являются произвольными. Так, в обоснование своей правовой позиции заявитель сослался на то, что оспариваемые им нормы противоречат статье 2 Конституции, которая не закрепляет какие-либо права и свободы. Правовые установления данной нормы Основного Закона закрепляют высшую силу и прямое действие Конституции, а также предусматривают обязанность всех субъектов правоотношений по соблюдению Конституции и законов Приднестровской Молдавской Республики. Приведенные в жалобе ссылки на статьи 35, 55 и 76 Конституции не связаны с противоречием оспариваемых норм названным нормам Конституции. При таких обстоятельствах жалоба гражданин Штембуляка А.В. признана не отвечающей критериям допустимости.

Защита права собственности является одним из приоритетных направлений деятельности государства. В уголовном судопроизводстве в целях защиты интересов государства, а также прав потерпевших от преступлений возможно ограничение права собственности путем применения мер уголовно-процессуального принуждения. Одной из мер, ограничивающих право собственности, является наложение ареста на имущество.

Конституционный суд 2 декабря 2019 года принял Постановление № 02-П/19 по жалобе гражданина Шевчука Е.В., в которой оспаривались положения статьи 155 Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики, предусматривающие наложение ареста на имущество обвиняемого, подозреваемого или иных лиц, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем, в целях обеспечения гражданского иска, возможной конфискации имущества.

Как полагает заявитель, оспариваемая норма, позволяющая в рамках предварительного расследования по уголовному делу налагать арест на имущество без судебного решения, несоразмерно ограничивает его право собственности в нарушение статьи 37 Конституции.

Оценив требования заявителя, Конституционный суд отметил, что вопрос о конституционности законоположений, допускающих изъятие имущества не на основании судебного решения, а на основании актов иных органов, уже неоднократно был предметом рассмотрения Конституционного суда. В Постановлении от 29 июня 2010 года № 03-П/10, давая толкование конституционному положению о том, что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда, Суд указал, что термин «лишен» в данном случае означает принудительный характер прекращения права собственности, что в обязательном порядке требует судебного контроля.

Изъятие и арест имущества, производимые органами исполнительной власти, ограничивают право собственника им владеть, пользоваться и распоряжаться, однако применение таких мер не порождает перехода права собственности на это имущество к государству, а носит  лишь обеспечительный характер.

Данная правовая позиция Конституционного суда в полной мере применима к положениям Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики об аресте имущества. Поскольку арест имущества на основании постановления следователя не порождает перехода права собственности к государству, он производится без судебного решения, что не препятствует его обжалованию в суде. Только с вынесением соответствующего судебного решения конфискация является мерой юридической ответственности, влекущей утрату собственником его имущества. Предписание части третьей статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики о лишении имущества не иначе, как по решению суда, является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфискации имущества.

Как отметил Суд, законодатель, в соответствии с требованиями статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, согласно которым ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается только в случаях, предусмотренных законом (в интересах государственной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц, в целях защиты прав и законных интересов граждан), может предусмотреть процессуальные меры принудительного характера, ограничивающие право собственности.

Арест имущества в рамках предварительного расследования по уголовному делу применяется в публично-правовых целях для обеспечения возможной конфискации имущества, различных имущественных взысканий, для обеспечения сохранности имущества, являющегося вещественными доказательствами по уголовному делу. Кроме того, данная мера процессуального принуждения применяется в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступлений, для обеспечения предъявления ими гражданских исков в порядке уголовного судопроизводства, что само по себе не может рассматриваться как несправедливое и несоразмерное ограничение права собственности, нарушающее требования статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

По поводу ареста на имущество, находящееся у иных, кроме подозреваемого и обвиняемого, лиц, Суд отметил, что наложение данного ограничения предполагает наличие достаточных, подтвержденных доказательствами оснований полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления. Применение этой меры само по себе не влечет перехода права собственности на арестованное имущество к государству или иным лицам и носит временный характер.

Кроме того, Конституционный суд отметил неоспоримое право лица, несогласного с арестом имущества, обжаловать законность и обоснованность постановления следователя в суде.

В части требований заявителя о признании оспариваемых положений не соответствующими статьям Конституции Приднестровской Молдавской Республики, не содержащих конкретных прав и свобод человека и гражданина, нарушение которых может быть обжаловано в Конституционном суде, производство по делу было прекращено.

Постановлением от 12 декабря 2019 года № 03-П/19 Конституционный суд дал оценку конституционности положений части пятой статьи 216 Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики по другой жалобе гражданина Шевчука Е.В. Оспариваемой нормой установлено, что в исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Приднестровской Молдавской Республики и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу.

Заявитель полагает, что оспариваемое положение не соответствует статье 22 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, которая по содержанию представляет собой полную и последовательную формулировку презумпции невиновности как общепризнанного в демократическом обществе принципа.

Конституционный суд в Постановлении отметил, что оспариваемые положения, допускающие в исключительных случаях возможность проведения судебного разбирательства по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в отсутствие подсудимого, ограничивают право на судебную защиту и презумпцию невиновности.

Исходя из требований части первой статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, право подсудимого на участие в судебном заседании может быть ограничено законом в конституционно значимых целях. При этом, однако, соответствующие судебные процедуры в целом должны обеспечивать соблюдение конституционных требований справедливого судопроизводства и реализацию задач уголовного права и процесса, включая защиту прав потерпевших от преступных посягательств.

Как было отмечено в решении Судом, если подсудимый уклоняется от явки в суд, гарантии права на доступ потерпевших к правосудию в разумный срок и права на возмещение причиненного преступлением вреда должны быть реализованы путем эффективного розыска подсудимого и применения к нему мер процессуального принуждения, что одновременно позволяет не допустить продолжения им преступной деятельности, а значит, обеспечить защиту потерпевших от преступных посягательств, а также неотвратимость привлечения виновных к уголовной ответственности.

Законодатель в конституционно значимых целях допустил возможность ограничения в исключительных случаях права обвиняемого в совершении тяжких и особо тяжких преступлений на личное участие в судебном разбирательстве его уголовного дела. Уклонение подсудимого от явки в суд свидетельствует о его отказе от осуществления права лично участвовать в рассмотрении дела. При этом гарантии справедливого рассмотрения судом уголовного дела и эффективной защиты в отсутствие подсудимого закреплены Уголовно-процессуальным кодексом Приднестровской Молдавской Республики. К таким гарантиям относятся обязательное участие защитника в судебном процессе и возможность проведения судебного разбирательства в обычном порядке (полный пересмотр дела) в случае устранения обстоятельств, послуживших причиной вынесения приговора или определения суда заочно.

Таким образом, Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемая норма не может рассматриваться как несправедливое и несоразмерное ограничение права на судебную защиту и презумпцию невиновности, нарушающее требование статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, и признал ее соответствующей Основному Закону. Такая позиция Суда в полной мере корреспондирует международно-правовым актам и прецедентной практике Европейского суда по правам человека.

В этом же решении Конституционный суд прекратил производство по делу в части требований заявителя, которые уже получили свою оценку в раннее вынесенных решениях Суда по жалобам этого же заявителя (ввиду несоответствия критериям допустимости и подведомственности поставленных вопросов).

В Конституционном законе «О Конституционном суде» указаны критерии допустимости конституционной жалобы - требования, которым она должна удовлетворять. Традиционно их разделяют на общие (наличие повода и основания к рассмотрению дела – статья 43; выполнение общих требований к обращению и приложение необходимых к нему документов – статьи 44, 45; оплата государственной пошлины – статья 46; подведомственность дела Суду и подача жалобы надлежащим субъектом) и специальные критерии допустимости (закон, нормативный акт затрагивает конституционные права и свободы граждан; закон, нормативный акт применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, нормативный акт; закон, нормативный акт либо их отдельные положения не воспроизводят положения Конституции, а также не регулируют порядок организации и деятельности Суда и соблюдаемые им процедуры - статья 103).

Законодательное установление критериев допустимости конституционной жалобы ориентирует заявителя на ее качественное составление, поскольку от этого зависит реальный доступ к конституционному правосудию.

Зачастую обширный объем жалобы, а также стремление заявителя слишком подробно изложить фактические обстоятельства, связанные с нарушением конституционных прав и свобод, уводит его от правового обоснования конституционной жалобы, которое как раз имеет принципиальное значение для принятия жалобы к рассмотрению. В результате неграмотно подготовленное обращение не будет принято Судом к рассмотрению.

За рассматриваемый период гражданин Шевчук Е.В. неоднократно обращался в  Конституционный суд с жалобами на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина. Помимо вышеупомянутых решений (Постановления от 2 декабря 2019 года № 02-П/19, от 12 декабря 2019 года № 03-П/19), Судом был вынесен ряд определений об отказе в принятии к рассмотрению обращений бывшего Президента Приднестровской Молдавской Республики.

В обращениях к Суду заявитель указывал на нарушение конституционных прав человека и гражданина, возникшее в результате действий или бездействий органов и представителей власти (Верховного Совета, Верховного суда, Следственного комитета, прокуратуры, судебных исполнителей), несоблюдения ими норм Конституции, принципов и норм международного права, требований законов и нормативных актов. Перед Конституционным судом были поставлены вопросы о конституционности, а в отдельных обращениях о законности принятых законодательным органом власти ненормативных (индивидуальных) правовых актов, законности судебных решений, соответствия правовых актов международным нормам и внутреннему законодательству республики.

В определениях об отказе в принятии таких обращений к рассмотрению Конституционный суд каждый раз обращал внимание заявителя на положения Конституционного закона «О Конституционном суде», конкретизирующие право граждан на обращение с конституционной жалобой. Впоследствии заявитель, устранив отдельные недостатки жалобы, вновь обращался в Суд. По обращениям, принятым Конституционным судом к рассмотрению, вынесены итоговые решения в виде постановлений.

Основными причинами, послужившими основаниями для отказа Судом гражданину Шевчуку Е.В. в принятии  его обращений к рассмотрению, явились отсутствие документов, подтверждающих применение в его деле оспариваемых норм, отсутствие правовой позиции заявителя по поставленному вопросу, отсутствие указаний на основания к рассмотрению жалобы, требование о проверке нормативного акта в порядке абстрактного конституционного контроля. Также основанием к отказу в принятии к рассмотрению стали неподведомственность Суду вопросов законности и обоснованности судебных решений, правильности применения закона судом, Верховным Советом, оценки обжалуемых законов на соответствие другим законам и международным нормам, вопросов приостановления производства по исполнению приговора и прочие. 

Типичной ошибкой большинства обращений гражданина Шевчука Е.В., являлось произвольное установление заявителем основания для рассмотрения дела, предопределяющее неподведомственность требований Конституционному суду.

Основанием к рассмотрению Конституционным судом дела по жалобе гражданина  является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции закон, иной правовой акт.

Так, в Определении от 17 сентября 2019 года № 04-О/19 Суд отметил, что утверждение заявителя о наличии «неопределенности в понимании положений Конституции Приднестровской Молдавской Республики группой должностных лиц» является основанием для рассмотрения дела только о толковании Конституции, которое Конституционный суд дает исключительно по запросам ограниченного круга специальных субъектов. Граждане не обладают правом обращаться в Суд с просьбой о толковании Конституции.

Таким образом, Конституционный суд подтвердил отсутствие в обращении основания для рассмотрения дела и не принял его к рассмотрению.

В Определениях от 14 ноября 2019 года № 11-О/19, от 15 января 2020 года № 02-О/20 Конституционный суд высказал правовую позицию, из которой следует, что, по общему правилу, субъектом  обращения с жалобой в Суд может быть только лицо, чьи права и свободы непосредственно нарушены законом, нормативным актом. Следовательно, не являются надлежащими субъектами граждане, подающие жалобы в интересах третьих лиц.

Так, гражданин Шевчук Е.В. обращался в Конституционный суд не в связи с нарушением принадлежащих ему прав и свобод, а в защиту конституционных прав и свобод своей матери – Шевчук В.Н., которые, по его мнению, были нарушены решениями органов государственной власти и действиями их должностных лиц в процессе расследования уголовного дела по обвинению Шевчука Е.В., судебного разбирательства по данному уголовному делу и исполнения приговора в части имущественных взысканий.  Заявитель подвергал сомнению конституционность норм уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного и гражданского процессуального законодательства.

Вместе с тем Суд отметил, что в отдельных случаях в интересах других лиц в Конституционный суд могут обращаться специально уполномоченные законом лица – например, законные представители несовершеннолетних. Совершеннолетние граждане, полагающие, что примененные в их делах положения законов, нормативных актов нарушают их права, гарантированные Конституцией, должны лично обратиться с жалобой в Конституционный суд.

По основаниям несоответствия критерию допустимости, поскольку оспариваемая норма не затрагивает конституционные права и свободы заявителя, Определениями от 21 января 2020 года № 03-О/20 и от 6 февраля 2020 года № 05-О/20 Конституционный суд отказал гражданину Шевчуку Е.В. в принятии его жалоб к рассмотрению.

Заявителем оспаривались отдельные положения Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об исполнительном производстве», которыми установлены порядок обращения взыскания на денежные средства и иное имущество, порядок обращения взыскания на денежные средства должника в иностранной валюте при исчислении долга в национальной денежной единице, полномочия судебного исполнителя обращать взыскание на денежные суммы и другое имущество должника, находящееся у других лиц, требования к постановлению судебного исполнителя, а также оспаривались положения статьи 65 Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики, устанавливающие обязанности лица, принявшего решение о ликвидации юридического лица.

Требования и доводы обращений были направлены в защиту имущественных интересов Приднестровского гуманитарного фонда как юридического лица, а не в защиту конституционного права собственности гражданина. В самих обращениях заявитель отмечал, что денежные средства,  на которые было обращено взыскание, принадлежат этой некоммерческой организации, а сам он является лишь руководителем (представителем) этого юридического лица.

Таким образом, оспариваемые нормы не затрагивали конституционные права и свободы заявителя, а сами жалобы не соответствовали критерию допустимости, предусмотренному статьей 103 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики».

В рассматриваемый период неоднократно (трижды) обращалась в Конституционный суд с жалобами на нарушение конституционных прав и свобод гражданка Шевчук В.Н.

В первом обращении нарушение своих прав заявитель усматривала в применении должностными лицами Следственного комитета, Верховного суда статей 115 (протокол следственного действия), 148 (основания для производства обыска), 149 (время и порядок производства обыска и выемки), 155 (наложение ареста на имущество) Уголовно-процессуального кодекса, а также применении должностными лицами Государственной службы судебных исполнителей Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики положений пункта 1 статьи 47 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об исполнительном производстве», в соответствии с которыми судебный исполнитель может обратить взыскание на денежные суммы и другое имущество должника, находящееся у других лиц.

Органами государственной власти и их должностными лицами проводились процессуальные действия в рамках уголовного дела по обвинению ее сына Шевчука Е.В. в отношении имущества, которое находилось в домовладении заявителя и ее супруга.

Гражданка Шевчук В.Н. просила признать оспариваемые положения Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики не соответствующими статьям 10, 16, 24, 37, 45, 46 Конституции, а положения Закона Приднестровской Молдавской Республики «О судебных исполнителях» - статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

По итогам рассмотрения жалобы Конституционный суд пришел к выводу, что она не соответствует требованиям Конституционного закона «О Конституционном суде», ввиду чего Определением от 26 декабря 20019 года № 12-О/19 прекратил производство по делу.

В названном решении Суд отметил, что вопрос о конституционности положений статьи 155 Уголовно-процессуального кодекса уже был разрешен в Постановлении от 2 декабря 2019 года № 02-П/19, которым оспариваемые положения признаны соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

В отношении проверки иных оспариваемых уголовно-процессуальных норм Суд указал, что в его компетенцию не входят требуемые заявителем проверка соответствия оспариваемых норм статьям 10, 16, 45 Конституции, которые не закрепляют конкретные права и свободы человека и гражданина; оценка законности применения Верховным судом оспариваемых норм; оценка законности и обоснованности решений и действий сотрудников Следственного комитета, Министерства внутренних дел, судебного исполнителя, судебных актов Верховного суда.

Разрешая вопрос о наличии неопределенности в вопросе соответствия Конституции положений статьи 47 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об исполнительном производстве», орган конституционного контроля пришел к выводу о ее отсутствии, поскольку оспариваемые положения находятся во взаимосвязи с отдельными положениями статьи 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О судебных исполнителях», которая право судебного исполнителя входить в помещения и хранилища, принадлежащие другим лицам, для обращения взыскания на имущество должника связывает с предварительным получением соответствующего судебного разрешения на совершение таких действий. Конституционный суд констатировал, что при существующих гарантиях судебного контроля действующее правовое регулирование обращения взыскания на денежные суммы и иное имущество должника, находящееся у других лиц, не может расцениваться как не соответствующее конституционным нормам.

Второе обращение гражданки Шевчук В.Н. почти полностью воспроизводит требования предыдущего. Кроме того, заявитель оспаривал конституционность подпунктов б), в) статьи 155 Гражданского процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики, регламентирующих принятие судом таких обеспечительных мер, как запрещение ответчику совершать определенные действия, а также запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства. Названные нормы, по мнению заявителя, посягают на гарантированные Конституцией права собственности, наследования и неприкосновенности жилища.

Конституционный суд в Определении от 11 января 2020 года № 01-О/20 указал, что оспоренные положения не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку они выступают правовой гарантией реальности исполнения судебных решений. Кроме того, принятие мер по обеспечению иска происходит на основании судебного решения, которое может быть оспорено в установленном законном порядке.

В третьем обращении гражданка Шевчук В.Н. оспаривала положения Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» во взаимосвязи с Гражданским процессуальным кодексом Приднестровской Молдавской Республики. Оспариваемые нормы регламентируют одну из функций прокурора – участие в рассмотрении дел судами.

Обращение гражданки Шевчук В.Н. не отвечает критериям допустимости, ввиду чего Конституционный суд отказал в принятии его к рассмотрению. В  Определении от 13 февраля 2020 года № 06-О/20 Суд отметил, что правовой анализ положений, содержащихся в оспариваемых нормах, свидетельствует, что ими не затрагиваются какие-либо конкретные конституционные права граждан. В них оговорены полномочия прокурора, предусматривается одна из форм его деятельности в виде участия в рассмотрении дел судами, в том числе право прокурора обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Приднестровской Молдавской Республики, муниципальных образований.

Данные нормы предназначены для создания комплексного механизма защиты конституционных гарантий, прав и свобод граждан и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права и свободы, указанные в жалобе.

Общим для всех обращений гражданки Шевчук В.Н. являлось то, что заявитель связывает нарушение своих прав не с содержанием оспариваемых законоположений, а с принятыми на их основании решениями и действиями должностных лиц органов государственной власти (органов следствия, прокуратуры, суда, судебных исполнителей), с которыми фактически она не согласна.

С начала 2019 года по настоящее время от бывшего Президента Приднестровской  Молдавской Республики Шевчука Е.В., его матери – Шевчук В.Н. в Конституционный суд было направлено 13 обращений, многие из которых были идентичные по форме и содержанию. Все без исключения обращения были предварительно рассмотрены Секретариатом Конституционного суда и впоследствии рассмотрены Конституционным судом в заседаниях.

Гражданин Волохов В.Н. неоднократно обращался в Конституционный суд с жалобами на нарушение конституционного права на жилище, неприкосновенность жилища и права на судебную защиту.

Так, гражданин Волохов В.Н. оспаривал конституционность Указания начальника Управления по делам миграции Министерства внутренних дел Приднестровской  Молдавской Республики от 19 июля 2006 года № 17. Оспариваемый акт содержит адресованное всем начальникам паспортных отделов городских и районных отделов внутренних дел Приднестровской Молдавской Республики требование «осуществлять прописку лиц, освободившихся из мест лишения свободы по месту прежнего проживания без согласия собственника (ответственного квартиросъемщика) жилой площади в случае, если данные лица являлись членами семьи собственника жилой площади; данное жилое помещение не передано в собственность других граждан (согласно договору дарения, купли-продажи, мены и т.д.)».

По мнению заявителя, данное Указание, не опубликованное официально для всеобщего сведения вопреки конституционным требованиям, не могло быть применено судом при рассмотрении его дела.

В Определении от 4 июля 2019 года № 06-О/19 Конституционный суд, исследовав правовую природу оспариваемого положения, пришел к выводу, что оно не может быть отнесено к нормативным правовым актам и поэтому не подлежит проверке Конституционным судом.

Орган конституционного контроля по жалобам граждан проверяет конституционность не любых правовых актов, а только законов и нормативных актов. Оспариваемое Указание содержит требование нормативного характера, затрагивающее права и законные интересы граждан, однако нормативным актом не является, поскольку не соответствует требованиям Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об актах законодательства Приднестровской Молдавской Республики» к форме нормативного акта, порядку его принятия, опубликования и введения в действие.

Оспариваемый акт принят начальником структурного подразделения Министерства внутренних дел Приднестровской Молдавской Республики. Руководитель министерства своим приказом не утверждал и не вводил Указание в действие. Оспариваемый акт не прошел процедуру государственной регистрации и не опубликован официально для всеобщего сведения.

Следовательно, оспариваемое Указание № 17 не может быть отнесено к нормативным правовым актам и не подлежит проверке Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики.

Кроме того, Конституционному суду неподведомственна оценка факта применения судом неопубликованного акта, правильности выбора судом подлежащих применению норм, а также законность судебных решений в целом.

По основаниям несоответствия критериям допустимости, а также ввиду неподведомственности Определением от 3 октября 2019 года № 09-О/19 Конституционный суд отказал гражданину Волохову В.Н. в принятии к рассмотрению его жалобы на нарушение конституционных прав и свобод, возникшее в результате применения положения пункта 1 статьи 287 Гражданского процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики. Названная норма устанавливает срок для обращения в суд с заявлением об оспаривании ненормативного правового акта.

Как было отмечено Конституционным судом, из права на судебную защиту, как оно сформулировано в статье 46 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, не вытекает возможность выбора заинтересованным лицом по своему усмотрению конкретных форм и способов, в том числе порядка, сроков реализации такого права, которые с соблюдением требований Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливаются законом.

Установление в Гражданском процессуальном кодексе Приднестровской Молдавской Республики сроков для обращения в суд с заявлениями об оспаривании ненормативного правового акта, решений, действий (бездействия) должностных лиц обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушение конституционных прав граждан.

В отчетном периоде Конституционным судом рассмотрено обращение Некоммерческого партнерства «Информационно-правовой центр «Априори», которое оспаривало некоторые положения Закона Приднестровской Молдавской Республики «О некоммерческих организациях» в части, устанавливающей специальное понятие «политической деятельности» для некоммерческих организаций и порядок ее определения, а также в части, допускающей различное отношение к некоммерческим организациям, находящимся в равных условиях.

В качестве основания для обращения в Конституционный суд заявитель указал неопределенность в том, соответствуют ли Конституции положения оспариваемого Закона в той части, в которой они по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, допускают определение деятельности некоммерческой организации как «политической», а также в той ее части, в какой они допускают различное отношение к некоммерческим организациям, находящимся в равных условиях. При этом конституционность буквального смысла этих законоположений заявителем не оспаривалась.

Оценив доводы жалобы, Конституционный суд в Определении от 26 сентября 2019 года № 08-О/19 отметил, что не усматривает неопределенности в вопросе о допустимости определения деятельности некоммерческой организации как «политической», когда она осуществляется в сферах и формах, установленных оспариваемыми законоположениями.

По мнению Суда, возможность участия некоммерческой организации в политической деятельности основана на положениях Конституции о праве граждан объединяться в профессиональные союзы, политические партии и другие объединения, участвовать в массовых движениях, не запрещенных законом (статья 33), о демократическом многообразии политических институтов и мнений в Приднестровской Молдавской Республике (часть первая статьи 8), о праве граждан на объединение (статья 33), на участие в управлении делами государства и общества (статья 31), на свободу мысли, слова и убеждений (статья 27).

Относительно утверждений заявителя, что оспариваемые нормы допускают различное отношение к некоммерческим организациям, находящимся в равных условиях, Конституционный суд отметил, что некоммерческие организации, получающие денежные средства и иное имущество от иностранных источников, образуют особую группу некоммерческих организаций и находятся в иных условиях, чем некоммерческие организации, которые таких средств не получают.

Конституционный принцип «все равны перед законом» означает, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении. В случае, если условия, в которых находятся субъекты права, не являются равными, законодатель вправе установить для них различный правовой статус.

Таким образом, очевидное различие условий деятельности некоммерческих организаций, в зависимости от источников получения ими денежных средств и иного имущества, вопреки утверждению заявителя, не обнаруживает неопределенности в понимании, ввиду чего Конституционный суд отказал в принятии обращения к рассмотрению.

В отчетном периоде Конституционным судом принято Определение от 27 февраля 2020 года № 08-О/20 «О прекращении производства по делу о проверке конституционности подпункта б) пункта 1 Решения Совета народных депутатов Дубоссарского района и города Дубоссары от 27 сентября 2012 года «О налоге на содержание жилищного фонда, объектов социально-культурной сферы и благоустройство территории Дубоссарского района и города Дубоссары» по жалобе гражданина Дынула С.М. В соответствии с оспариваемой нормой налог на содержание жилищного фонда, объектов социально-культурной сферы и благоустройство территории Дубоссарского района и города Дубоссары обязаны уплачивать физические лица, являющиеся индивидуальными предпринимателями, зарегистрированными в установленном порядке на территории Дубоссарского района и города Дубоссары и осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

По мнению заявителя, оспариваемая норма необоснованно и незаконно расширяет круг плательщиков местного налога на содержание жилищного фонда, объектов социально-культурной сферы и благоустройство территории города (района), установленный Законом Приднестровской Молдавской Республики «Об основах налоговой системы в Приднестровской Молдавской Республике»,  и  не соответствует статьям 17, 37, 52 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Рассмотрев дело, Конституционный суд пришел к выводу, что разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственно Суду, обращение не является допустимым, а производство по делу подлежит прекращению.

В жалобе заявитель указывает, что в результате принятия оспариваемой нормы был произвольно изменен плательщик налога, установленный Законом Приднестровской Молдавской Республики «Об основах налоговой системы в Приднестровской Молдавской Республике», что не соответствует полномочиям местных Советов народных депутатов, из чего следует,  что заявитель фактически ставит под сомнение законность оспариваемой нормы, а не ее конституционность. Однако проверка законности нормативных подзаконных правовых актов не входит в компетенцию Конституционного суда.

При этом соответствие оспариваемой нормы Законам Приднестровской Молдавской Республики, в том числе по ее содержанию и компетенции принявшего ее представительного органа местного самоуправления, установлено в судебном порядке Арбитражным судом.

Также в Определении Суд указал, что взыскание с Дынула С.М. задолженности по налогам на основании оспариваемой нормы представляет собой законное изъятие части его имущества, что не противоречит статье 37 Конституции. Конституционная обязанность платить законно установленные налоги и сборы имеет особый, а именно публично-правовой, а не частноправовой характер, что обусловлено публично-правовой природой государства и государственной власти по смыслу статей 1, 2 Конституции. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в бюджет, и обязан регулярно уплачивать эту сумму, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, - оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности. Данная правовая позиция Конституционного суда была выражена еще  в Постановлении от 14 февраля 2006 года № 02-П/06.

Исполнение решений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционное судопроизводство завершается стадией исполнения решения Конституционного суда. Любое решение Суда должно быть исполнено в полном объеме, так как за его неисполнением стоят интересы значительного числа людей.

Порядок исполнения решений Конституционного суда определен статьей 86 Конституционного закона «О Конституционном суде», устанавливающей сроки и последовательность действий по исполнению решений Конституционного суда, а также субъектов, на которых возлагается обязанность внести проект нового акта или принять его.

За отчетный период Конституционным судом было принято Постановление, требующее со стороны органов государства принятия соответствующих действий по его исполнению. 

Постановлением от 2 июля 2019 года № 01-П/19 по делу о проверке конституционности пункта 80 Дисциплинарного устава Государственной службы исполнения наказаний и судебных решений Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики, утвержденного Указом Президента Приднестровской Молдавской Республики от 25 февраля 2004 года № 89, по жалобе гражданина Штембуляка А.В. Конституционный суд признал не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики, ее статьям 18 (часть первая), 35 (часть четвертая) и 46, оспариваемые положения Дисциплинарного устава, в соответствии с которыми приказы о наложении взысканий и увольнении могут быть обжалованы в судебном порядке только в месячный срок со дня ознакомления с ними.

По сведениям об исполнении вышеуказанного Постановления Конституционного суда, предоставленным Администрацией Президента Приднестровской Молдавской Республики, Министерством юстиции был подготовлен и внесен на рассмотрение Президента Приднестровской Молдавской Республики проект указа Президента «Об утверждении Дисциплинарного устава Государственной службы исполнения наказаний Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики» в новой редакции, не содержащей нормы, признанной Конституционным судом неконституционной.

23 сентября 2019 года Президентом Приднестровской Молдавской Республики был издан Указ № 324 «Об утверждении Дисциплинарного устава Государственной службы исполнения наказаний Министерства юстиции Приднестровской Молдавской Республики», которым был признан утратившим силу Указ Президента от 25 февраля 2004 года № 89, содержащий оспариваемую норму.

Таким образом, Президентом Приднестровской Молдавской Республики были приняты необходимые меры, направленные на исполнение решения Конституционного суда.

Рассмотренные Конституционным судом дела и материалы, анализ действующего законодательства, а также поступивших в Суд обращений позволяют сделать следующие выводы. Состояние конституционной законности не может и не должно рассматриваться отдельно от состояния всей правовой системы государства. Только последовательная работа государства и его органов по обеспечению верховенства конституционных норм, прав и свобод человека и гражданина, утверждению конституционной законности во всех сферах общественной жизни может стать залогом успешного развития Приднестровской Молдавской Республики как демократического, правового государства.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|