ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

КОНСТИТУЦИОННАЯ ЮСТИЦИЯ КАК ФАКТОР СТАНОВЛЕНИЯ

И РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В УКРАИНЕ

Вторым важнейшим событием в становлении и развитии мирового конституционализма, в том числе украинского конституционализма, после принятия конституций как единых нормативных актов наивысшей юридической силы, является образование специализированных судов по защите конституций – Конституционных судов.

В XX столетии Конституция как Основной Закон становится необходимым атрибутом современного правового государства. Тем не менее, общество требует не только Конституции, но и эффективного и стабильного механизма ее охраны и защиты. Безусловно, гарантом конституционных положений выступает деятельность всех государственных органов и должностных лиц, которая осуществляется ими путем применения разных правовых средств в пределах делегированной компетенции. Но главным структурным элементом в системе охраны и защиты Конституции выступает Конституционный Суд Украины – единственный орган конституционной юрисдикции в Украине, который по фактическому статусу является одним из высших конституционных органов [1].

В юридической литературе продолжается дискуссия по поводу природы Конституционного Суда, его функций, состава, порядка формирования и обновления, природы и механизма исполнения актов, места и роли Конституционного Суда в системе государственных органов. В частности, Г. Мурашин, Н. Витрук, В. Ладиченко, О. Кордун считают Конституционный Суд юрисдикционным, судебным органом [2]. Неслучайно в VIII разделе Конституции Украины осуществление судопроизводства Конституционным Судом констатируется под названием «Правосудие». Основное социальное назначение Суда — обеспечивать защиту и верховенство Конституции, быть ее гарантом, правовым судом над нормативными юридическими актами [3]. Эти полномочия предоставляют настоящую независимость судебной ветви власти. Появление, по мнению В. Ладиченко, так называемой «контрольной власти», заменяющей судебную при рассмотрении конфликтов между ветвями власти или органами, которые их представляют, приводит к падению авторитета суда, поскольку сводит его функции к решению конфликтов лишь между гражданами и их объединениями. Таким образом, «контрольная власть» заменяет судебную в числе «равных среди первых» [4]. Вместе с тем Конституционный Суд существенно отличается от других судов. Он не является элементом системы судов общей юрисдикции, которые рассматривают споры – вопросы отдельных отраслей права; не может быть кассационной, апелляционной или надзорной инстанцией для судов общей юрисдикции. Конституционный Суд рассматривает дела не в порядке обычной судебной процедуры в соответствии с требованиями процессуальных кодексов, а по правилам конституционного судопроизводства соответственно Конституции, закона «О Конституционном Суде Украины» и регламента, утвержденного самым Судом [5].

Главное преимущество специализированной конституционной юрисдикции – в рационализации процедуры исследования обстоятельств дела и принятие решений. Конституционный Суд решает лишь конституционно–правовые вопросы, что лишает его необходимости одновременно решать сложные вопросы других отраслей права. В ходе специализированного конституционного процесса проще предоставлять общеобязательности судебным решениям, что в особенности важно, когда система конституционной юстиции вводится впервые [6].

В. Шаповал, Ю. Шульженко, В. Чиркин, М. Кельман, М. Тесленко, В. Гергелийнык предлагают не включать этот суд в судебную власть, а отнести его к специальной ветви – контрольной, поскольку функция конституционного контроля является для него первоочередной [7]. В поддержку своих слов В. Гергелийнык приводит такие положения: главное назначение органа конституционной юрисдикции состоит в обеспечении верховенства Конституции на всем правовом пространстве страны; специализированный орган конституционной юрисдикции является сутью идеи контрольной власти со всеми ее необходимыми атрибутами; деятельность упомянутого органа является подконтрольной лишь силе Основного Закона; самым существованием Конституционный Суд совершенствует принцип разделения властей в системе сдержек и противовесов [8].

М. Кельман дополняет, что конституционный контроль является формой профессионального государственного контроля, высшего среди специализированных форм контролирующей деятельности. Он распространяется как на сферу нормотворчества, так и на правоприменительную деятельность государственных органов [9]. Такой статус обуславливает высокие требования к судьям Конституционного Суда Украины. Конституционный Суд Украины состоит из восемнадцати судей, которые назначаются на девять лет без права быть назначенными на повторный срок. Судьей Конституционного Суда Украины может быть гражданин Украины, который на день назначения достиг сорока лет, имеет высшее юридическое образование и стаж работы по специальности не меньше десяти лет, проживает в Украине на протяжении последних двадцати лет и владеет государственным языком. Судьи Конституционного Суда не могут принадлежать к политическим партиям и профсоюзам, иметь представительский мандат, принимать участие в любой политической деятельности, занимать любые другие оплачиваемые должности, выполнять другую оплачиваемую работу, кроме научной, преподавательской и творческой.

Правовую природу и характер деятельности Конституционного Суда поможет определить анализ функций упомянутого органа. К сожалению, как Конституция Украины (ст. 150, 151), так и Закон о Конституционном Суде Украины (ст. 13) очерчивают лишь приоритетные функции. В частности, к полномочиям Конституционного Суда относится принятие решений и дача заключений в делах относительно:

1) конституционности законов и других правовых актов Верховной Рады Украины, актов Президента Украины, актов Кабинета Министров Украины, правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым;

2) соответствия Конституции Украины действующим международным договорам Украины или тем международным договорам, которые вносятся в Верховную Раду для предоставления согласия на их обязательность;

3) соблюдения конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об устранении Президента Украины с поста в порядке импичмента;

4) официального толкования Конституции и законов Украины.

Основаниями для принятия Конституционным Судом решения относительно неконституционности правовых актов полностью или в отдельных частях является их несоответствие Конституции Украины; нарушение установленной Конституцией Украины процедуры их рассмотрения, принятия или вступления их в силу; превышение конституционных полномочий при их принятии [10].

Статья 159 Конституции Украины предусматривает особую группу полномочий Суда, связанную с внесением изменений в Основной Закон. В частности, законопроект о внесении указанных изменений рассматривается парламентом лишь при наличии заключения Конституционного Суда относительно соответствия законопроекта требованиям ст.ст. 157 и 158 Конституции. Обязательность такого рассмотрения подтверждена решением Конституционного Суда в деле № 1–26/98 от 09.06.1998 по конституционному представлению Президента Украины относительно официального толкования положений ч. 2 ст. 158 и ст. 159 Конституции Украины [11].

П. 28 ст. 85 Конституции Украины отмечает еще одну компетенцию Конституционного Суда – дачу заключения о нарушении Верховной Радой Автономной Республики Крым Конституции Украины или законов Украины для досрочного прекращения полномочий упомянутого парламента [12].

Итак, полномочия Конституционного Суда Украины дают основание говорить о его множественной природе. Он одновременно есть органом конституционного правосудия (юстиции) и органом конституционного контроля. Как орган конституционного правосудия, упомянутый институт применяет Основной Закон к правовому акту, конституционность которого оспаривается. Вдобавок Суд является самостоятельным элементом судебной ветви власти. С судебными органами его объединяет характер полномочий (решение спора); требования к судейскому составу (гражданство Украины, наличие юридического образования, стаж работы по специальности, принцип несовместимости) и гарантии независимости судей; принципы деятельности и даже, несмотря на особенности конституционного судопроизводства, сама процедура ведения заседания (наличие председательствующего и участников, ответственность участника за нарушение дисциплины, механизм доказывания, общность оснований для отложения и продолжения рассмотрения дела, открытие нового производства, сходство элементов решения (заключения) – вступительная, описательная, мотивировочная и резолютивная части). Даже самое название – Конституционный Суд – указывает на место рассматриваемого института в системе государственных органов.

Конституционный контроль осуществляется Судом в форме надзора за соответствием Конституции Украины правовых актов, соответствующих международных договоров; в форме надзора за соблюдением конституционных процедур (рассмотрение, принятие и вступление в силу правовых актов, расследование и рассмотрение дела об устранении Президента Украины с поста в порядке импичмента); в форме официального толкования Конституции Украины и законов Украины, а также в форме надзора за соответствием законопроектов о внесении изменений в Основной Закон требованиям ст.ст. 157 и 158 Конституции Украины. Таким образом, Конституционный Суд выполняет роль независимого арбитра в системе власти. Как правильно заметил В.А. Туманов, главная задача института контрольной власти состоит в выполнении роли контр власти [13], прежде всего, относительно сдерживания законодательной и исполнительной ветвей.

В теории конституционного права встречаются разные классификации функций органа конституционного правосудия и конституционного контроля, поскольку законодательство дает несовершенный определенный перечень. В частности, М. Кельман выделяет: 1) разъяснительную (первоочередную функцию) – Конституционный Суд дает общеобязательные толкования Конституции и законов; 2) профилактическую – интерпретационные акты Конституционного Суда предотвращают нарушения Основного Закона и тем самым гарантируют верховенство закона и права на всей территории Украины; 3) функцию контр власти [14].

М.Д. Савенко, анализируя деятельность Суда, выделяет такие функции: 1) функция правосудия (конституционного контроля) – споры и конфликты, отнесенные к компетенции Конституционного Суда, последний рассматривает по установленной процедуре и принимает решение от лица государства; 2) функция толкования Конституции и законов Украины; 3) функция правовой охраны Конституции – вся деятельность Суда, направленная на обеспечение правовой охраны Основного Закона, установленного ним конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина и других положений; 4) функция обеспечения соблюдения принципа разделения государственной власти (арбитражная) – решая споры и конфликты относительно компетенции, Суд выступает в роли арбитра. При этом за своими полномочиями относительно подобных споров Суд может проверить конституционность нормативных актов лишь в части установленных ими полномочий соответствующего органа власти; 5) правозащитная функция [15].

М.В. Тесленко преподносит такую схему функций органа конституционной юрисдикции:

– контрольная (собственно судебная) состоит в решении конституционных споров, которые реализуются с помощью судопроизводства, относительно конституционности законов и других нормативных актов;

– интеграционная функция характеризуется тем, что решения Конституционного Суда Украины направлены на интеграцию усилий государственной власти с целью охраны Основного Закона;

– координационная функция – решения о признании неконституционными законов и других нормативных актов обеспечивают практическую реализацию в государственно–правовой практике принципа разделения властей, поскольку направляют действия органов государственной власти на осуществление ими своих полномочий в границах компетенции, предусмотренной Конституцией Украины;

– правотворческая функция – Конституционный Суд Украины – единственный орган конституционной юрисдикции, уполномоченный принимать решение общеобязательного характера, которые являются окончательными и обжалованию не подлежат;

– политическая функция – решения Конституционного Суда направлены на обеспечение политической стабильности в государстве [16].

В самом деле, как орган власти Конституционный Суд является субъектом политики и неотъемлемым элементом политической системы Украины. И хотя он непосредственно не рассматривает вопросов политического характера, его акты влияют на ход политической жизни. М. Тесленко верно отмечает, что «Конституционный Суд Украины не может отмежевываться от проблем политики, поскольку политика заложена в самой Конституции. Не может отмежевываться он и от посреднической миссии при возникновении правовых и политических конфликтов, поскольку по своей компетенции этот высший судебный орган стоит на защите конституционного устройства нашего государства. Другая дело, что решения Конституционного Суда должны иметь правовое обоснование, обеспечивая верховенство права, а не политическую целесообразность» [17]. В подтверждение своих слов М. Тесленко приводит мысль Ж. Овсепян, которая подчеркивает, что повышение роли органа конституционной юрисдикции в политической системе возможно при условии, что его деятельность не разрушает специализации судебного конституционного контроля в механизме разделения властей как правовой ветви [18].

К сожалению, довольно часто Конституционный Суд втягивается в решение политических вопросов. Примером могут служить дела о применении украинского языка [19], о всеукраинском референдуме по народной инициативе [20] и т.п. Принимая упомянутые решения, орган конституционного правосудия в любом случае выбирает позицию определенной стороны спора. Это в особенности опасно в период предвыборной борьбы, когда такая инициатива может привести к вспышке противостояний.

В наиболее общем виде политическая функция проявляется через обеспечение верховенства Конституции и верховного толкования Конституции и законов; защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина; контроль за соблюдением властными структурами в своей деятельности принципа разделения властей [21]. О. Кордун и Л. Наливайко предлагают дополнить перечень полномочий Конституционного Суда такими функциями, как: 1) рассмотрение конституционности деятельности и актов политических партий; 2) исследование конституционности проведения выборов и референдумов [22]. Наличие максимально полной регламентации указанных вопросов разрешит в определенной мере избежать непосредственного привлечения органа конституционной юрисдикции в политику. Сегодня необходима, по мнению О. Кордуна, деятельность непредубежденного компетентного органа конституционного правосудия, способного снять политическое напряжение в обществе, которое непременно возникает при реализации политических прав граждан [23].

Ж. Овсепян возражает О. Кордуну и Л. Наливайко, поскольку ориентация конституционных судов на «запрет» или «поддержку» какой–то одной из политических партий дестабилизирует власть [24]. Больше того, известный польский конституционалист Л. Гарлицкий утверждает, что конституционное правосудие вообще не охватывает такие вопросы, как избирательные споры, контроль за политическими партиями и проведением референдумов [25].

Автор также считает нецелесообразным передать Конституционному Суду Украины вышеперечисленные функции. Этот шаг чрезмерно загрузит и без того «занятый» институт конституционной юстиции. Последний неспособен оперативно и качественно отреагировать на огромный поток дел, поступающих на рассмотрение. В первую очередь, это связано со сложностью проверки и изучения материалов спора, что, бесспорно, скажется на сроке исследования вопроса. Кроме того, сегодня уже существуют государственные органы, которые контролируют проведение выборов и референдумов и где можно обжаловать спорные моменты – избирательные комиссии, комиссии по проведению референдума и суды общей юрисдикции.

Не все научные работники одобряют норму о предоставлении Конституционному Суду Украины функции официального толкования содержания Конституции и законов Украины. Осуществляя такое толкование, орган конституционного контроля, в сущности, сам выступает активным субъектом законодательной власти [26].

В. Селиванов, возражая против передачи функций официального толкования Конституции и законов Украины органу законодательной власти, считает, что решение спора о соответствии нормативных актов принципу верховенства права должно принадлежать Конституционному Суду. Именно независимый от парламента орган может беспристрастно решать вопросы о конституционности законов и других нормативных актов Верховной Рады Украины, актов Президента Украины, актов Кабинета Министров Украины, правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым; соответствия Конституции Украины действующих международных договоров, которые вносятся в Верховную Раду Украины для предоставления согласия об их обязательности; соблюдения конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об устранении Президента с должности в порядке импичмента. Такой подход поясняется просто – «никто не может быть судьей в собственном деле» [27].

В. Гергелийнык также поддерживает ограничение функций парламента Конституционным Судом Украины. По его мнению, орган конституционного контроля в системе государственных институтов сыграет важнейшую роль, поскольку обеспечивает сбалансированность функционирования исполнительных и законодательного (то есть парламента) органов. Контрольный институт через независимое толкование обеспечивает точное проведение в жизнь Конституции и других нормативных актов, укрепляет их роль как регуляторов жизни общества и государства [28]. В. Тихий добавляет: сохранение за Верховной Радой Украины функции толкования (разъяснения) Конституции и законов Украины не только создает опасность внесения изменений в эти нормативные акты с целью предоставления им обратного действия, но и лишает окончательности решения Конституционного Суда, приводит к их пересмотру и отмене, чем подрывает стабильность законодательства [29].

По мнению автора, толкование Конституции и законов Украины на самом деле должен осуществлять Конституционный Суд Украины. Санкционируя определенную модель поведения, Верховная Рада Украины может определять содержание, суть такого правила. Тем не менее, объективно решить вопрос соответствия указанного правила Конституции парламент не может, поскольку в этих случаях он вынужден контролировать собственную деятельность.

М.В. Тесленко проводит еще одну классификацию функций Конституционного Суда Украины – за объектами (сферами) деятельности: 1) социальная функция – обеспечивает равные возможности для всех граждан в достижении благосостояния, социальной стабильности (гарантирование минимального размера заработка, государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства; развитие системы социальных служб и т.п.); 2) экономическая функция – направлена на защиту экономических прав, свобод и законных интересов граждан (поддержка производителя, в том числе малого предпринимательства; проведение инвестиционной политики, приватизации и т.п.); 3) функция по развитию культуры, науки и образования – обеспечение правовых гарантий в сфере развития культуры (литературы, театра, кино, музыки, живописи, архитектуры); физической культуры и спорта; радио и телевидения, других средств массовой информации; сохранение историко–культурных памятников, исторических комплексов, заповедных территорий, архивов, музеев, библиотек [30].

По вопросам своих полномочий Конституционный Суд принимает обязательные к выполнению решения и заключения. Решения принимаются по результатам рассмотрения дел относительно конституционности законов и других правовых актов Верховной Рады, актов Президента, актов Кабинета Министров, правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым. Заключения Конституционный Суд дает в делах о соответствии Конституции Украины действующих международных договоров Украины или тех международных договоров, которые вносятся в Верховную Раду для предоставления согласия на их обязательность; о соблюдении конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об устранении Президента Украины с поста в порядке импичмента; по вопросам официального толкования Конституции и законов Украины.

Решения Конституционного Суда о признании нормативно–правового акта или отдельных его положений неконституционными (то есть такими, которые утратили действие) являются нормативными. Они – самодостаточные, поскольку не требуют переутверждения другими органами государственной власти. Со дня принятия Конституционным Судом решения о неконституционности законы, другие правовые акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, теряют действие. Это, в свою очередь, является основанием для отмены других нормативных актов, принятых для конкретизации, или на основании последних [31].

Акты толкования, хотя и имеют определенные признаки нормативности (общегосударственный обязательный характер), не могут рассматриваться, по мнению большинства, в качестве самостоятельного источника права. В первую очередь, это касается актов нормативного толкования (самоцелью которых есть выяснение, разъяснение и конкретизация содержания правовых норм), которые распространяются на неопределенный круг участников общественного отношения и могут неоднократно применяться в юридической практике. На это указывают и известные конституционалисты В. Тихий, В. Шаповал, М.В. Тесленко: заключения органа конституционного правосудия в делах нормативного толкования конкретизируют содержание правовых норм. Поэтому интерпретационные акты должны иметь вспомогательный характер относительно предмета разъяснения и не должны изменять значения последнего [32].

Толкование Конституции, законов и других актов в делах по вопросу соответствия Конституции Украины действующих международных договоров Украины или тех международных договоров, которые вносятся в Верховную Раду для предоставления согласия на их обязательность; соблюдение конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об устранении Президента Украины с поста в порядке импичмента; соответствия законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины требованиям ст.ст. 157 и 158 Основного Закона, хотя и несут прецедентный характер для дальнейшей деятельности самого Суда, но признаков нормативности не имеют главным образом вследствие казуальности указанных дел. Такое толкование (казуальное) является средством решения спора – конкретного вопроса о соответствии акта Конституции Украины.

В. Гергелийнык проводит градацию актов толкования, принимая во внимание их юридическую силу. Если толкование закона может быть изменено парламентом через изменение закона, то толкование Конституции может быть скорректировано лишь после изменения норм Конституции. То есть акты, которые определяют конституционность и толкуют Конституцию Украины, занимают постконституционный уровень. Хотя они и неравнозначны Конституции, но все же стоят выше законов и других нормативно–правовых актов. Что касается актов толкования законов, то они имеют силу закона [33].

В случае необходимости Суд может определить в своем решении, заключении порядок и сроки их реализации, а также возложить на соответствующие государственные органы обязанности относительно обеспечения выполнения упомянутых актов. К сожалению, приведенная норма – скорее фикция, чем реальность. Орган конституционной юстиции и конституционного контроля не владеет реальными средствами влияния, а законодательно урегулированного механизма выполнения актов Конституционного Суда не существует. Соответствующие нормы гражданского или административного процесса требованиям конституционного процесса не удовлетворяют. Поэтому в Украине необходимо отдельное нормативное регулирование выполнения решений и заключений Конституционного Суда с четким перечнем уполномоченных органов государственной власти. Следует также четко определить виды юридической ответственности и размер санкций за невыполнение.

Учитывая особое положение Конституционного Суда Украины в структуре государственных органов, он обязан также придерживаться собственных решений. Контролируя законность актов высших институтов публичной власти, орган конституционной юстиции и контроля неподконтрольный ни одному государственному или политическому образованию. Поэтому принцип самоограничения является для него актуальным.

Сегодня Суд в подавляющем большинстве дел является арбитром при размежевании компетенции между вышестоящими органами законодательной и исполнительной власти. Даже споры, которые касались права на жизнь, свободу объединений, судебной защиты, правовой помощи, здравоохранения и медицинской помощи, достаточного жизненного уровня, избирательных прав, социальной защиты и т.п., решались при толковании или признании неконституционными актов государственных органов. Не следует забывать содержание ст. 3 Конституции Украины о том, что человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью; права и свободы человека и их гарантии определяют направленность деятельности государства; утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства. Превышение к пятилетнему юбилею Конституции Украины (28.06.2001) почти вдвое компетенционных решений над решениями по правовому статусу лица свидетельствует о приоритете властных отношений над личными. В перспективе Конституционный Суд должен, в первую очередь, стать важным механизмом защиты прав и свобод личности.

Законодателям следует также доработать перечень субъектов непосредственных обращений к Конституционному Суду. В частности, в качестве одного из таких субъектов следовало бы предусмотреть суды общей юрисдикции. Нельзя согласиться с практикой обращений через Верховный Суд Украины, поскольку тогда, как верно делает замечание В. Шаповал, о неотложности рассмотрения можно говорить лишь условно [34].

Несмотря на упомянутые недостатки, Конституционный Суд Украины немало делает для устранения противоречий Основного Закона, досказывая, что конституционное правосудие может быть эффективным инструментом усовершенствования правовой системы, предупреждения потенциальных конфликтов между разными ветвями власти. За пять лет деятельности упомянутый институт решил ряд проблематических вопросов, относительно которых не было однозначных мыслей. В частности, приняты решения и даны заключения относительно: несовместимости депутатского мандата с другими видами деятельности; отнесение к юрисдикции Конституционного Суда Украины вопросов о конституционности правовых актов органов Верховной Рады Украины, принятых до вступления в силу Конституции Украины; полномочий Счетной палаты; временного выполнения обязанностей должностных лиц; финансирования судов; приватизации государственного жилого фонда; образования парламентских фракций; внеочередного рассмотрения Верховной Радой Украины законопроектов, определенных Президентом Украины как неотложные; порядка подписания внешнеэкономических договоров; статуса народного депутата Украины; свободы образования профсоюзов; конституционности законопроектов о внесении изменений в Конституцию Украины и т.п.

Акты органа конституционной юрисдикции оказывают глубокое влияние и на правозащитный механизм Украины. В своих решениях (заключениях) Конституционный Суд демонстрирует высокую юридическую культуру, причем уровень правовой аргументации возрастает. Это удостоверяет, что конституционная юрисдикция, несмотря на все проблемные моменты развития, служит примером успеха конституционных реформ.

Правовую охрану Конституции Украины Суд обеспечивает не только путем решения отнесенных к его компетенции вопросов, но и самым фактом своего существования. Возможность обращения к Конституционному Суду по вопросам конституционности нормативно–правовых актов и официального толкования законов принуждает правотворческие и правоприменительные органы действовать соответственно Конституции Украины, и это является упреждающей мерой против нарушения ее норм, а потому оказывает содействие укреплению конституционной законности [35].

Итак, одной из существеннейших черт украинского конституционализма есть реальное гарантирование стабильности конституции путем образования специального органа конституционного контроля и конституционного правосудия – Конституционного Суда Украины. Специфическая функция последнего состоит в обеспечении верховенства Конституции среди других нормативных актов, ее прямого, непосредственного влияния на деятельность субъектов общественных отношений. Своеобразность Конституционного Суда Украины проявляется в следующем: 1) конституционный контроль является одной из основных функций Суда; 2) Конституционный Суд занимает в судебной системе автономное положение; 3) решения органа конституционного контроля и правосудия являются окончательными и общеобязательными, имеют, как правило, весомое правовое обоснование. Таким образом, Конституционный Суд Украины имеет многофункциональную природу, четкую определенность приоритетных функций, порядка формирования и деятельности. И несмотря на дискуссионность его природы, проблематичность механизма выполнения решений, несовершенство перечня субъектов обращения, орган конституционного правосудия и конституционного контроля – это одно из наибольших достижений после принятия самой Конституции.

Погорелко В.Ф.,

 доктор юридических наук,

 профессор, член–корреспондент НАН Украины,

заместитель директора Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины

Литература

1.      Скомороха В. Вплив конституційної юстиції на розвиток українського конституціоналізму // Сучасний конституціоналізм та конституційна юстиція: Матеріали Міжнародної науково–практичної конференції, жовтень 2000 / За ред. С.В. Ківалова, М.П. Орзіха. – Одеса: Юридична література, 2001. – С. 32–33.

2.      Мурашин Г.О. Конституційні засади організації та діяльності Конституційного Суду України // Правова держава: Щорічник наукових праць Інституту держави і права ім. В.М. Корецького НАН України. Вип. 8. – К., 1997. – С. 38; Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебное конституционное правосудие и процесс. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998. – С. 87; Ладиченко В.В. Поділ влади: теорія і практика. – К.: Україна, 1998. – С. 27; Кордун О. Повноваження спеціалізованих органів конституційного контролю: світовий досвід і Україна // Людина і політика. – 2001. – № 2. – С. 15.

3.      Мурашин Г.О. Конституційні засади організації та діяльності Конституційного Суду України // Правова держава: Щорічник наукових праць Інституту держави і права ім. В.М. Корецького НАН України. Вип. 8. – К., 1997. – С. 38.

4.      Ладиченко В.В. Поділ влади: теорія і практика. – К.: Україна, 1998. – С. 27.

5.      Кордун О. Повноваження спеціалізованих органів конституційного контролю: світовий досвід і Україна // Людина і політика. – 2001. – № 2. – С. 15.

6.      Штайнбергер Х. Структурные элементы западноевропейской конституционной юрисдикции // Современный немецкий конституционализм. – М., 1994. – С. 22.

7.      Шаповал В. Проблеми розвитку конституційної юрисдикції в Україні // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. – № 2. – С. 45–46; Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. – М.: ИГП РАН, 1995. – С. 16–17; Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения. – М.: Юрист, 1994. – С. 124; Кельман М.С. Конституційний контроль як засіб захисту конституцій у національних правових системах континентального права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 9; Тесленко М.В. Конституційна юрисдикція в Україні: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 5; Гергелійник В. Конституційний Суд в системі органів контрольної влади: теоретичні аспекти // Право України. – 1999. – № 5. – С. 84.

8.      Гергелійник В. Конституційний Суд в системі органів контрольної влади: теоретичні аспекти // Право України. – 1999. – № 5. – С. 84–85.

9.      Кельман М.С. Конституційний контроль як засіб захисту конституцій у національних правових системах континентального права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 10.

10.     Про Конституційний Суд України: Закон України від 16.10.1996 р. // Відомості Верховної Ради. – 1996. – № 49. – Ст. 272.

11.     Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним поданням Президента України щодо офіційного тлумачення положень ч. 2 ст. 158 та ст.. 159 Конституції України (справа щодо внесення змін до Конституції України). Справа № 1–26/98 від 9.06.1998 р. // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. – № 3. – С. 26–30.

12.     Конституція України, прийнята на V сесії Верховної Ради України 28.06.1996 р. // Відомості Верховної Ради України. – 1996. – № 30. – Ст. 141.

13.     Туманов В.А. Судебный контроль за конституционностью нормативных актов // Советское государство и право. – 1988. – № 3. – С. 13–14.

14.    Кельман М.С. Конституційний контроль як засіб захисту конституцій у національних правових системах континентального права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 8–9.

15.     Савенко М.Д. Правовий статус Конституційного Суду України: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Х., 2001. – С. 6–9.

16.     Тесленко М.В. Конституційна юрисдикція в Україні: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 7–8.

17.     Тесленко М.В. Взаємозв’язок права і політики в діяльності Конституційного Суду України // Право України. – 1999. – № 10. – С. 13.

18.     Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в РФ: проблемы деполитизации (Сравнительный анализ) // Государство и право. – 1996. – № 1. – С. 33.

19.     Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним поданням 51 народного депутата України про офіційне тлумачення положень ст. 10 Конституції України щодо застосування державної мови органами державної влади, органами місцевого самоврядування та використання її у навчальному процесі в навчальних закладах України (справа про застосування української мови). Справа № 1–6/99 від 14.12.1999 р. //Вісник Конституційного Суду України. – 2000. – № 1. – С. 5–9.

20.     Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним поданням 103 і 108 народних депутатів України щодо відповідності Конституції України (конституційності) Указу Президента України «Про проголошення всеукраїнського референдуму за народною ініціативою» (справа про всеукраїнський референдум за народною ініціативою). Справа № 1–26/2000 від 27.03.2000 р. //Вісник Конституційного Суду України. – 2000. – № 2. – С. 5–11.

21.    Кельман М.С. Конституційний контроль як засіб захисту конституцій у національних правових системах континентального права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 8–9.

22.    Кордун О. Повноваження спеціалізованих органів конституційного контролю: світовий досвід і Україна // Людина і політика. – 2001. – № 2. – С. 18; Наливайко Л. Конституційний контроль та конституційно–правова відповідальність // Нова політика. – 1999. – № 5. – С. 50.

23.    Кордун О. Повноваження спеціалізованих органів конституційного контролю: світовий досвід і Україна // Людина і політика. – 2001. – № 2. – С. 18–22.

24.    Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в РФ: проблемы деполитизации (Сравнительный анализ) // Государство и право. – 1996. – № 1. – С. 33.

25.    Garlicki L. Sadownictwo konstitucijne w Europe zahodnej. – Warszawa, 1987. – S.174.

26.    Опришко В. Конституція України – основа розвитку законодавства // Право України. – 1997. – № 8. – С. 15; Шаповал В. Теоретичні проблеми реалізації норм Конституції України // Право України. – 1997. – № 6. – С. 6–7.

27.     Селіванов В. Методологічні проблеми запровадження конституційних принципів «верховенства права» і «верховенства закону» // Право України. – 1997. – № 6. – С. 6–7.

28.    Гергелійник В. Конституційний Суд в системі органів контрольної влади: теоретичні аспекти // Право України. – 1999. – № 5. – С. 85.

29.    Тихий В. Правотлумачення Конституційним Судом України та правова природа його рішень // Вісник Конституційного Суду України. – 2001. – № 1. – С. 63.

30.    Тесленко М.В. Судебный конституционный контроль в Украине: Монография. – К.: Ин–т государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, 2001. – С. 97–102.

31.    Тихий В. Правотлумачення Конституційним Судом України та правова природа його рішень // Вісник Конституційного Суду України. – 2001. – № 1. – С. 69.

32.    Тихий В. Правотлумачення Конституційним Судом України та правова природа його рішень // Вісник Конституційного Суду України. – 2001. – № 1. – С. 65; .Шаповал В. Офіційне тлумачення як функція Конституційного Суду України (проблеми теорії) // Вісник Конституційного Суду України. – 1999. – № 3. – С. 55; Тесленко М.В. Конституційна юрисдикція в Україні: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – К., 2001. – С. 12.

33.    Гергелійник В.О. Правові проблеми становлення і функціонування конституційної юстиції в Україні: Дис. канд. юрид. наук. – К., 1998. – С. 156–157.

34.     Шаповал В. Проблеми розвитку конституційної юрисдикції в Україні // Вісник Конституційного Суду України. – 1998. – № 2. – С. 53.

35.    Савенко М.Д. Правова охорона Конституції – функція Конституційного Суду України //Матеріали наукової конференції «Конституція України – основа модернізації держави та суспільства. 21–22 червня 2001р., Харків». – Х.: Право, 2001. – С. 221.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|