ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ  СУЩНОСТЬ  НАЛОГОВ

В главе 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции Российской Федерации, принятой на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года, установлена обязанность каждого платить законно установленные налоги и сборы.

В Конституциях США, Германии, Италии и других стран целые разделы посвящены правовому финансовому, бюджетному и налоговому режиму.

Ст. 20 французской Декларации прав человека и гражданина от 1789 года гласит: «Ни один налог не может быть установлен иначе как в интересах общей пользы. Все граждане имеют право участвовать в установлении обложения, наблюдать за расходованием поступлений и требовать в них отчета» [1].

Налоги одно из проявлений суверенитета государства. Право взыскивать налоги всегда было одним из исключительных прав государства, так же, как чеканка монеты, армия, полиция или тюрьма. Из этого можно сделать вывод, что перечень налогов, способы и порядок их взимания устанавливаются в одностороннем порядке. Но следует заметить, что такой вывод отражает только внешнюю сторону характеристики налогов. В действительности налоги всегда устанавливаются с согласия парламента, который представляет собой непосредственного выразителя воли народа как совокупность представителей нации в целом.

Таким образом, налоги сами по себе демократичны. Фактически демократический характер налогов определяется волей народа к экономической свободе. Осознавая необходимость финансирования общественных потребностей, общество добровольно возлагает на себя обязательство по отчуждению части собственных доходов в пользу государства.

Основываясь на анализе исторических фактов, можно прийти к достаточно неожиданному выводу о том, что парламенты изначально возникли не как законодательные органы, а как выразители согласия народа на установление налогов.

Российские государствоведы Б.А. Страшун и В.А. Рыжов отмечают, что «исторически финансовая компетенция появилась у парламентов раньше, чем законодательная: в Англии Парламент приобрел право устанавливать налоги в ХIII веке, а принимать законы в ХV, во Франции соответственно в ХIV и ХVIII веках» [2]. Действительно, в Англии в 1215 году в ст. 12 «Великой хартии вольностей» было впервые установлено, что налоги вводятся только с согласия нации: «Ни щитовые деньги, ни пособия не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего» [3].

Парламент в Англии, кортесы в Испании, генеральные штаты во Франции образовывались для решения вопросов о вводе временных налогов и даче денежных средств монарху, например, на ведение войны, а также для защиты от произвольных податей.

М.Амеллер отмечает, что «для истории парламента характерна борьба за осуществление полномочий в области финансов; они были тем ядром, вокруг которого постепенно складывались современные конституционные системы. Законодательные полномочия парламента, которые в настоящее время рассматриваются как одна из основ демократического строя, были приобретены парламентом после того, как он приобрел полномочия в области финансов» [4].

В конституциях многих стран установлено, что налоговые полномочия входят в исключительную парламентскую компетенцию. Так ст. 60 Конституции Республики Болгария 1991 года предусматривает, что «налоги и сборы, равно как налоговые льготы и обременения, устанавливаются только законом, а следовательно входят в исключительную компетенцию Народного собрания» [5].

Налоговые законы не должны быть неправовыми. Одним из условий этого является право парламента утверждать налог как выражение права народа соглашаться на уплату налога. Причем взимание налога согласовывается с парламентом как с представителем народа, но не согласовывается с каждым членом общества. «Основное в финансовых полномочиях парламента лежит в праве народного представительства соглашаться или не соглашаться на взимание налогов. Все остальные по сравнению с этим правом суждения о налогах представляется собранием формальных аксессуаров» [6].

Русский ученый-исследователь финансового права В.А. Лебедев считал, что «правительство не может вести хозяйство по своему только усмотрению, предписывая такие законы, которые противоречат, например, законам разума или политической экономии. Политическая экономия занимается исследованием тех естественных законов, которые управляют развитием народного богатства и служат основным указателем для действий финансовой науки. Ни одно из этих действий не может быть правильно, как скоро идет в разрез с естественными экономическими законами». Далее он отмечает, что государство должно хозяйствовать, сообразуясь «с экономическими законами и требованиями высшей правды» [7].

Важнейшим положением, определяющим правовую сущность налогов, является высказывание А. Смита о том, что «для тех, кто их (налоги) выплачивает, это признак не рабства, а свободы». Налогообложение А. Смит характеризовал в контексте высокой идеи «очевидной и простой системы естественной свободы». Он обосновал одну из основополагающих идей естественно-правовой теории о том, что при определенных условиях частные интересы действительно могут гармонически сочетаться с интересами общества. А в достижении такой гармонии налоги играют одну из определяющих ролей.

Ф. Аквинский, определяя налоги как дозволенную форму грабежа, не отрицал их необходимости в определенных случаях: «Временами случается, что князья не располагают в достаточном объеме средствами для обороны страны и для решения всех прочих задач, которые они, руководствуясь здравым смыслом, должны брать на себя. В таком случае будет справедливо, если подданные оплатят то, чем обеспечивается их общее благополучие» [8].

Французский ученый-экономист Ф. Бастиа в статье «Закон» следующим образом определяет правовую сущность закона и соответственно налогов: «Бросьте взгляд на земной шар. Когда народы бывают самыми счастливыми, самыми нравственными, самыми миролюбивыми? Когда закон реже всего вмешивается в частную, личную деятельность; когда правительство меньше дает себя чувствовать; когда личность имеет наибольшую силу, а общественное мнение наибольшее влияние; когда не так многочислен его состав управления и не так сложно его устройство; когда легче, равномернее налоги...» [9]. Далее Ф. Бастиа, определяя пределы государственной деятельности, пишет, что государство «в одно и то же время определяет и услуги, какие само делает, и услуги, которых взамен оказанных требует под именем обложения налогами. Стало быть, вопрос состоит в следующем: что именно люди имеют право силой налагать друг на друга? В этом случае я допускаю только одно справедливость» [10].

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что конституционно-правовая сущность налогов сводится к введению в определенные рамки имущественных отношений участников общественного производства и государства, в первую очередь, закрепляемые в конституции, соответственно обладающей наивысшей юридической силой. Основной смысл налогов как правовой категории заключается в защите права собственности от безграничных притязаний государства и в поддержании в равновесии баланса интересов налогоплательщика и государства как органа по решению общественных дел. Гарантированность такой защиты, в первую очередь, обеспечивается закреплением категории налогов в числе конституционно-правовых институтов.

Налоги как правовая категория являются объективным элементом фундамента общественного благосостояния, демократичны по своей природе и в таком виде должны быть установлены в Конституции.

Щепкин С.С.,

старший  преподаватель кафедры

теории права и государства Санкт-Петербургского университета Министерства внутренних дел России

Литература

1. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран // Под ред. З.М. Черниловского. М.: Юридическая литература, 1984. С. 235.

2. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4-х томах. Т. 2. Отв. ред. Б.А.Страшун. М.: Издательство БЕК, 1995. С. 107.

3. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран // Под ред. З.М. Черниловского. М.: Юридическая литература, 1984. С. 98.

4. Амеллер М. Парламенты. Сравнительное исследование структуры и деятельности представительных учреждений 55 стран мира. М., 1967. С. 368.

5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Учебник. В 4-х томах. Т. 2. Отв. ред. Б.А.Страшун. М.: Издательство БЕК, 1995. С. 109.

6. Вопросы советского бюджетного права. Сб. статей // Под ред. Т.И.Боголепова. М., 1940. С. 18.

7. Там же. С. 37-38.

8. Мюллер А. Между задолженностью и налоговыми бунтами. Средневековый город на примере Флоренции и Кёльна. // Все начиналось с десятины: этот многоликий налоговый мир. М.: Прогресс, 1992. С. 161.

9. Бастиа Ф. Экономические софизмы. Экономические гармонии. М.: Дело, 2000.

С. 114.

10. Там же. С. 173.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|