ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

КОМПЕТЕНЦИЯ  КОНСТИТУЦИОННОГО  СУДА 

ПРИДНЕСТРОВСКОЙ  МОЛДАВСКОЙ  РЕСПУБЛИКИ  ПО  ДЕЛАМ 

О  ПРОВЕРКЕ  КОНСТИТУЦИОННОСТИ  ПРАВОВЫХ  АКТОВ 

В  ПОРЯДКЕ  АБСТРАКТНОГО  КОНСТИТУЦИОННОГО  КОНТРОЛЯ

Проверка конституционности законов и иных правовых актов занимает особое место в деятельности органов конституционного контроля всех стран, в том числе и в работе Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционное правосудие – новый институт в государственности нашей республики, поэтому освещение вопросов о роли и месте Конституционного суда в законотворчестве, его влиянии на развитие законодательства посредством рассмотрения дел о конституционности правовых актов в порядке абстрактного контроля представляет особую актуальность.

В Приднестровской Молдавской Республике данная категория дел составила 65% от общего количества рассмотренных дел. Это объясняется высокой активностью органов государственной власти по приведению законодательства Приднестровской Молдавской Республики в соответствии с нормами и принципами Конституции, накопившимися спорами между органами законодательной и исполнительной власти, а также низкой правовой культурой и недостаточной информированностью граждан об основных задачах Конституционного суда.

Закрепление высшей юридической силы и прямого действия Конституции ПМР призвано показать место основного Закона в правовой системе республики, в иерархии правовых актов. Многие конституции стран с развитой демократией не фиксируют ни ее верховенство, ни ее высшую юридическую силу. Эти свойства конституции выступают как необходимый элемент правового государства и обеспечиваются непосредственным действием конституции. В советский период многие конституционные положения носили декларативный характер, а действие органов государственной власти не были связаны нормами конституции. Переход от авторитаризма к демократии, который совершают новые независимые государства на постсоветском пространстве, сопровождается стремлением реализовать в правовой системе принципы верховенства конституции и правового государства. Поэтому конституции многих из них содержат прямые указания на то, что они являются высшим законом страны, обладающим высшей юридической силой. Подобные положения содержат Конституция РФ (ч. 1 ст. 15), Казахстана (ч. 2. Ст. 4), Туркменистана (ч. 2. ст. 5). Молдовы (ст. 7), Украины (ч. 2 ст. 8), Приднестровской Молдавской Республики (ст. 2).

В странах, где принципы правового государства только претворяются в жизнь, реальность, верховенство и высшая юридическая сила конституции в значительной степени поддерживаются обеспечением соответствия конституционным положениям правовых актов и действий органов и должностных лиц посредством осуществления конституционного контроля в государстве.

Контроль за конституционностью законов и иных правовых актов является разновидностью реализации контрольной власти в государстве. В Приднестровской Молдавской Республике такая контрольная деятельность находится в ведении Верховного Совета, Президента, Прокуратуры и судов. Функция по осуществлению судебного конституционного контроля в республике легла на Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с момента его образования, поскольку именно на конституционную юстицию возлагается особая миссия поддержания конституционной законности и правопорядка.

В Приднестровской Молдавской Республике, как и в Российской Федерации, судебный конституционный контроль приобрел черты европейской модели, разработчиком которого стал известный австрийский юрист, автор чистого учения о праве Г. Кельзен. Характерными чертами этой модели являются следующие: осуществление конституционного контроля специально учрежденными судебными или квазисудебными органами; сочетание конкретного и абстрактного конституционного судопроизводства; признание правового акта неконституционным означает по существу его юридическую отмену.

Формирование действенной системы конституционного контроля немаловажно для эффективного функционирования любого демократического государства. Основная роль органов конституционного контроля в том, что они указывают правовые границы проводимых преобразований, контролируют нормотворческую деятельность различных государственных органов. Особую значимость судебный конституционный контроль приобретает в условиях правовой реформы в Приднестровской Молдавской Республике. В недавнем прошлом на территории Приднестровской Молдавской Республики сложилась ситуация, когда одновременно действовали правовые акты разного уровня и значения, разной юридической силы и направленности, в частности, бывшего Союза ССР, бывшей Молдавской ССР, а также собственное законодательство Приднестровской Молдавской Республики. После 22 июля 2002 года в соответствии с конституционным законом все законодательные и иные правовые акты Союза ССР, МССР на территории Приднестровской Молдавской Республики утратили силу и не подлежали применению, а правовые акты Приднестровской Молдавской Республики должны быть приведены в соответствие с Конституцией. И хотя к этому времени в Приднестровской Молдавской Республике сложилась собственная система законодательства, возникло значительное количество пробелов в правовом регулировании. Поспешность, с которой эти пробелы восполнялись, отразилась на содержании правовых актов, их несогласованности между собой и возникновении коллизий правовых норм. В связи с этим проверка на конституционность является эффективным способом разрешения конфликта, порожденного противоречиями между правовыми актами различной юридической силы.

Исторически конституционное правосудие возникло для проверки конституционности законов, принимаемых парламентами. Учитывая особую роль, значение законов в правовой системе, одним из основных полномочий конституционных судов и сегодня является проверка конституционности правовых актов, в первую очередь, законодательных, по содержанию, по форме и по порядку принятия. Характер воздействия конституционного правосудия на законотворческий процесс зависит от того, какой контроль – предварительный (превентивный) или последующий (репрессивный) он осуществляет.

Конституционный суд в порядке предупредительного (превентивного) судебного конституционного контроля разрешает дела о конституционности подписанных международных договоров Приднестровской Молдавской Республики до их ратификации или утверждения. Однако Конституционному суду как органу конституционного правосудия, выступающему независимым арбитром при разрешении споров между законодательной и исполнительной ветвями власти, более отвечает последующий конституционный контроль.

Полномочия Конституционного суда по осуществлению последующего конституционного контроля можно разбить на 2 группы: полномочия по реализации абстрактного контроля и полномочия по реализации конкретного контроля.

Если в порядке конкретного конституционного контроля Конституционный суд ПМР рассматривает конституционность нормативных актов по жалобам граждан и запросам судов, то абстрактный контроль предусматривает возможность подачи запроса в Конституционный суд о проверке конституционности любых правовых актов независимо от их применения в конкретных правоотношениях. Цель этого контроля – соблюдение законодательной и исполнительной ветвями власти Конституции и ее положений в процессе принятия правовых актов.

В порядке абстрактного конституционного контроля Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики разрешает дела о конституционности законов (в том числе и конституционных), правовых актов, принимаемых Верховным Советом, правовых актов Президента ПМР, министерств, ведомств и иных органов государственной власти, местного самоуправления, в том числе в части необходимости разрешения споров о компетенции между органами различных ветвей государственной власти, а также международных договоров Приднестровской Молдавской Республики, правоприменительной практики и деятельности выборных органов и должностных лиц местного самоуправления в части принимаемых ими решений и правовых актов. В отношении международных договоров Приднестровской Молдавской Республики следует подчеркнуть, что их конституционность может быть проверена как в порядке предварительного, так и в порядке последующего контроля.

 Поскольку в соответствии с Конституцией рассмотрение дел о конституционности правовых актов является прерогативой Конституционного суда, можно сказать, что конституционный контроль, осуществляемый Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики,  носит универсальный характер, так как распространяется на все виды правовых актов. Таким образом, предметом рассмотрения в Конституционном суде могут быть практически все правовые акты Приднестровской Молдавской Республики. Однако, учитывая, что правовые акты Президента носят подзаконный характер и принимаются во исполнение законов, а правовые акты министерств, ведомств и иных органов государственной власти и местного самоуправления принимаются на основании нормативных актов Верховного Совета и Президента, установить их противоречие и несоответствие напрямую нормам Конституции достаточно сложно. Проверка конституционности подзаконных правовых актов может быть осуществлена опосредованно, то есть через положения соответствующих законов.

Анализ конституций и законодательства о конституционном правосудии показывает, что в ряде государств (Словакия, Польша, Азербайджанская Республика, Латвийская Республика, Литовская Республика, Эстонская Республика, Республика Беларусь и др.) правовые акты проверяются конституционными судами не только на соответствие конституции, но и на соответствие конституционным и другим законам, а также другим правовым актам, более высоким по юридической силе по отношению к проверяемым актам.

Следует разграничивать вопросы и критерии конституционности правовых актов и вопросы и критерии законности правовых актов. Конституционность правовых актов определяется в результате проверки на соответствие Конституции различных правовых актов. Критерии конституционности установлены в статье 92 Конституционного Закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». Законность правовых актов предполагает проверку на соответствие закону подзаконных актов, изданных государственными органами для реализации своих полномочий. По мнению Ю.А. Тихомирова, к общим критериям законности можно отнести:

1) правомочность субъекта, принимающего акт;

2) соответствие содержания акта объему полномочий субъекта; правильный выбор формы акта; соблюдение установленной процедуры подготовки, принятия и вступления акта в силу [1].

«Для эффективного обеспечения высшей юридической силы Конституции необходимо, чтобы соблюдалось соответствие по юридической силе всех видов актов, на каждом уровне иерархии источников права» [2], - считает Кравец И.А.

Думается, что  наделение Конституционного суда ПМР полномочием рассматривать дела о законности правовых актов способствовало бы приведению законодательства в соответствии с конституционными принципами и нормами и не противоречило бы природе конституционного суда как судебного органа конституционного контроля. Тем более что в правовой системе Приднестровской Молдавской Республики сложился вакуум в области рассмотрения дел о законности отдельных видов правовых актов. В правовом демократическом государстве не может быть актов, выведенных из-под судебного контроля.

При рассмотрении дела Конституционный суд может установить их несоответствие не только конституционным нормам, но и нормам, содержащимся в других правовых актах. В ряде государств конституционные суды могут признавать неконституционным не только оспариваемый акт, но и акт, на котором он основывается. Например, Конституционный суд Германии при рассмотрении конституционной жалобы на решение органа исполнительной власти или суда признает, что оспариваемый акт основан на не соответствующем закону акте, он обязан объявить и его неконституционным и не имеющем юридической силы [3]. Закон «О Конституционном Суде Республики Дагестан» (статья 4) разрешает Конституционному Суду вынести решение и в отношении нормативных актов, основанных на проверенном нормативном акте или воспроизводящих его отдельные положения, если об этом и не упоминалось в обращении. Статья 93 Конституционного Закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» устанавливает, что признание нормативного акта или отдельных его положений не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения.

Учитывая, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры ПМР являются составной частью правовой системы, критерием проверки законодательных актов служит не только Конституция, но и общепризнанные принципы и нормы международного права, которые используются Конституционным судом ПМР как дополнительный аргумент в обосновании принимаемых ими решений. Так в Постановлении от 16 декабря 2003 года № 07–П/03 [4] Конституционный суд ПМР, сославшись на статьи 22, 25 Всеобщей декларации прав человека и статью 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, подчеркнул, что основные права и свободы человека и гражданина находятся под охраной государства, государство обязано заботиться о благополучии своих граждан и их социальной защищенности.

Перечень субъектов обращения в Конституционный суд с целью возбуждения процедуры абстрактного конституционного контроля является исчерпывающим. Субъектами могут быть конкретные государственные органы и должностные лица. В соответствии со статьей 87 Конституции это Президент ПМР, Верховный Совет, Пленумы Верховного и Арбитражного судов и Прокурор. Следует отметить, что в РФ прокурор не является субъектом права обращения в Конституционный Суд в порядке абстрактного конституционного контроля. В Приднестровской Молдавской Республике это право предоставлено, однако до сих пор не реализовано. Хотя закрепление права именно за этим должностным лицом обусловлено тем, что основным направлением его деятельности в соответствии с конституционной нормой является надзор за точным и единообразным исполнением Конституции и законов.

Обязательные характеристики правовых актов, по которым Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики проверяет их на соответствие Конституции, или пределы проверки установлены в статье 92 Конституционного Закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». Одни из них носят материальный характер, так как касаются различных аспектов содержания правового акта. В этом случае осуществляется материальный конституционный контроль и устанавливается соответствие Конституции правовых актов: по содержанию, с точки зрения установленного Конституцией Приднестровской Молдавской Республики разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, с точки зрения разграничения компетенции между органами государственной власти и с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между республиканскими органами государственной власти и местными органами государственной власти.

 Другие пределы проверки имеют процессуальный характер (формальный) и относятся к форме правового акта, порядку его подписания, принятия, опубликования или введения в действие. Причем Конституционный суд не связан доводами, изложенными в обращении заявителя, а потому при рассмотрении конкретного дела может проверять конституционность правового акта по всем параметрам. Каждый из них является достаточным основанием для признания правового акта несоответствующим Конституции.

Содержательное соответствие выражается в непротиворечии правовых актов конституционным положениям. Требование соответствия законов и всех остальных правовых актов содержанию Конституции вытекает из статьи 2 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, устанавливающей, что в системе правовых актов Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Составляя основу нормативно-правовой системы Приднестровской Молдавской Республики, Конституция должна определять смысл всего текущего законодательства. Поскольку обязательная сила Конституции для законодателя является одним из основных признаков правового государства, все законы и иные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления должны издаваться  на основе и в соответствии с Конституцией.

Одним из важных условий приведения законодательства в соответствие с конституционными нормами является овладение системой определенных требований, предъявляемых к процессу создания законов и подзаконных актов. Эти требования, выработанные в течение веков различными государствами, концентрированно формулируются в отрасли знания, именуемой законодательной техникой. На этапе подготовки законодательных актов необходимо соблюдать правила законодательной техники, при проведении правовой экспертизы законопроектов тщательно выявлять и устранять все несоответствия  конституционным нормам и принципам. Английский правовед Мак-Леод в связи с этим вполне справедливо полагает, что в процессе разработки законопроекта должны быть выявлены «потенциально опасные сферы» (potential danger areas) создающего закона, то есть такие его положения, которые затрагивают личные права человека и гражданина, право частной собственности, могут возыметь обратную силу, несовместимы с международными обязательствами, сомнительны с точки зрения конституции, излишне бюрократичны, то есть трудновыполнимы из-за крайне сложных процедур реализации, затрагивают законные интересы органов государственной власти, затрагивают чьи-либо исключительные, прерогативные полномочия [5].

Законодательная техника как система правил и приемов наиболее рациональной организации и логически последовательного формулирования законов в соответствии с их сущностью и содержанием способствует профессионально грамотному составлению законопроектов, отвечающих потребностям развития правового государства в соответствии с конституционными нормами и принципами. Законодательная техника под качеством правового акта понимает соответствие его всем содержательным критериям и формально-юридическим требованиям. Все признаки, образующие качество правового акта, делятся на 2 вида: обязательные признаки, характеризующие правовой акт как форму, как источник права, и признаки, характеризующие непосредственное содержание правового акта как регулятора общественных отношений (собственно-юридические, языковые, логические и социологические).

Анализируя критерии, по которым Конституционный суд проводит проверку конституционности правовых актов, а также требования, предъявляемые законодательной техникой к  правовым актам, особенно признаки правовых актов, характеризующие их как форму, как источник права, можно прийти к выводу, что это одни и те же параметры правовых актов. И хотя вторая группа признаков, характеризующих непосредственное содержание правового акта как регулятора общественных отношений, не носит обязательный характер и может иметь различную интенсивность проявления, некоторые из них также могут выступить параметром для проверки Конституционным судом. Например, критерий последовательности, являясь признаком логического аспекта качества правового акта, характеризуется требованием последовательного развития конституционных основ в тексте правового акта.

«Высокий уровень техники оформления проектов, ясность и четкость изложения законов являются необходимой предпосылкой эффективности принимаемых актов, системности законодательства, эффективным средством ликвидации пробелов и противоречий в действующей правовой системе, что необходимо для установления строгого режима законности в стране. Следует вспомнить слова российского реформатора Петра I: «Все прожекты зело исправны должны быть, дабы казну изрядно не разорять и отечеству ущерба не чинить. Кто прожекты будет абы как ляпать, того чина лишу и кнутом драть велю - в назидание потомкам» [6].

Значение законодательной техники возрастает в условиях построения в Приднестровской Молдавской Республике подлинно правового государства, в условиях стремительного правотворчества и масштабного обновления и развития законодательства.

Материальный конституционный контроль осуществляется Конституционным судом также с точки зрения установленного Конституцией Приднестровской Молдавской Республики разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, с точки зрения разграничения компетенции между органами государственной власти и с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между республиканскими органами государственной власти и местными органами государственной власти.

Следует отметить, что в полномочия Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики не входит рассмотрение дел о компетенции органов государственной власти как отдельной категории дел. Разрешение споров о компетенции возможно лишь в связи с рассмотрением дел о конституционности правовых актов. Компетенция государственного органа понимается как совокупность властных полномочий по определенным предметам своего ведения. За каждым государственным органом закреплено полномочие по принятию правовых актов, направленных на выполнение задач и функций данного органа. При этом компетенция указанных субъектов вытекает из их публично-правовой природы и базируется на определенных принципах, составляющих основы конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики.

Рассматривая дела о конституционности правовых актов, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики неоднократно указывал на нарушение органами государственной власти принципа разделения властей. В Постановлении от 27 мая 2003 года  Конституционный суд  указал, что Верховный Совет превысил свои полномочия, наделив свой контрольный орган – Счетную палату – правом применять меры государственного принуждения в части наложения штрафных санкций, поскольку полномочия и контрольные функции подконтрольных органов производны от полномочий и контрольных функций органа их создавшего [7].

При рассмотрении дел о конституционности правовых актов в части разрешения споров относительно компетенции органов различных ветвей государственной власти, Конституционный суд ПМР решает вопросы права с позиций Конституции Приднестровской Молдавской Республики как основного Закона государства, принципов и норм, содержащихся в ней. Органы государственной власти и управления должны действовать только в порядке, установленном Конституцией Приднестровской Молдавской Республики. Для случаев, когда этот порядок не детализирован в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а также в отношении полномочий, не перечисленных в её статьях, рамки полномочий и порядок деятельности, как указал Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Постановлении от 1 июля 2003 года № 03-П/03, определяются, исходя из принципа разделения властей, предусмотренного статьей 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики [8].

Таким образом, абстрактный конституционный контроль помимо приведения правовых актов в соответствие с Конституцией призван содействовать разрешению конфликтов, споров о компетенции между конституционными институтами. Авторитет Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики как высшего арбитра в вопросах компетенции только формируется. Рассмотрение дел о конституционности правовых актов с точки зрения разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, с точки зрения разграничения компетенции между органами государственной власти способствует прояснению объема полномочий государственных органов, установленных Конституцией.

Осуществляя формальный конституционный контроль, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики устанавливает соответствие Конституции по форме правовых актов. В каждой стране существует своя система и иерархия правовых актов. Иерархия правовых актов в Приднестровской Молдавской Республике достаточно типична. Предметы регулирования конституционными законами исчерпывающе определяются в Конституции. Предметы регулирования обычными законами в Конституции Приднестровской Молдавской Республики четко не определены.

Конституции некоторых государств содержат исчерпывающий перечень вопросов, подлежащих законодательному регулированию. Так Конституция Франции определяет перечень вопросов, регулируемых законами (статья 34), который не позволяет французскому парламенту выходить при законотворчестве за его пределы. В Конституции Приднестровской Молдавской Республики ни исчерпывающего перечня, ни подобного ограничения не содержится.

Пункт 2 статьи 62 Конституции Приднестровской Молдавской Республики содержит  перечень вопросов, подлежащих исключительно законодательному регулированию. Этот перечень имеет не исчерпывающий характер и заканчивается общей нормой, предписывающей Верховному Совету осуществлять законодательное регулирование и иных вопросов, требующих единообразного решения и применения на территории республики. Далее определение предметов законодательного регулирования основано на отсылающих к законам нормам Конституции и заложенных в ней общих принципах правового регулирования. Например, статья 18 Конституции ПМР устанавливает, что ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается только в случаях, предусмотренных законом, статья 17 –  преимущества и привилегии могут быть установлены только законом и т.д. По теории права одним из основных признаков закона является регулирование законом основополагающих, важнейших обществен­ных отношений. Однако важность общественных отношений – характеристика оценочная. Представление о важности тех или иных общественных отношений со временем может меняться. Видимо, если законодатель берется регулировать те или иные общественные отношения, значит, считает их важными. Недопустимо принятие правового акта в форме закона по частным, второстепенным вопросам правового регулирования, поскольку это будет являться нарушением конституционного принципа разделения властей и вторжением законодательной ветви власти в сферу деятельности исполнительной. Формально такой закон может действовать, и применяться в конкретных правоотношениях, но по сути своей он является неконституционным и должен быть отменен Конституционным судом.

Многие законы выступают как конкретизирующие Конституцию акты, хотя они могут регулировать те отношения, которые не нашли никакого, даже наиболее общего урегулирования в Конституции. Таким образом, в Конституции Приднестровской Молдавской Республики закреплена сфера регулирования исключительно законами, но прямо не определена сфера, в которой законодательное регулирование не допускается. Законодатель сам определяет, какие отношения подлежат законодательному регулированию. Поэтому единственным ограничением в осуществлении компетенции законодателя в регулировании общественных отношений правовыми актами в форме законов может выступать принцип разделения властей, установленный в статье 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Конституция Приднестровской Молдавской Республики устанавливает требование к форме еще одного правового акта – согласно пункту 3 статьи 62 Конституции Верховный Совет принимает правовые акты незаконодательного характера в форме Постановлений Верховного Совета. Перечень содержит вопросы, требующие разового правового действия, и также имеет незакрытый характер.

В соответствии со статьей 72 Конституции Президент Приднестровской Молдавской Республики издает указы и распоряжения, которые являются правовыми актами, имеющими подзаконный характер, и не должны противоречить Конституции и законам. Подзаконность правовых актов Президента свидетельствует о цели их издания – претворения в жизнь законов, их отношении к закону: его конкретизация, развитие, направленность на обеспечение исполнения и соблюдения норм закона. Если общественные отношения так или иначе урегулированы законодателем, регулирование этих же отношений подзаконным актом недопустимо. Конституционный суд неоднократно сталкивался с ситуацией, когда подзаконные акты не только вступают в противоречие с нормами законов, но зачастую фактически вносят в них изменения и дополнения. В Постановлении от 20 января 2004 года Конституционный суд пришел к выводу, что Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 вступает в противоречие с Законом, поскольку предусматривает более высокие разряды оплаты труда работников Министерства промышленности, чем предусмотренные Законом от 3 сентября 1997 года № 64-З «Об оплате труда работников органов государственной власти, прокуратуры и органа, образуемого Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики в порядке реализации своих контрольных функций» [9]. Конституционный суд признал не соответствующей Конституции норму Указа, предусматривающую, что необходимое дополнительное финансирование на эти цели осуществляется из средств Республиканского бюджета. Конституция Приднестровской Молдавской Республики (часть вторая пункта 1 статьи 96) устанавливает, что право распоряжения государственными финансами принадлежит исключительно соответствующим органам исполнительной власти и только в соответствии с законодательным актом, принятым Верховным Советом ПМР. Никакие государственные средства не могут быть израсходованы иначе как в порядке и в пределах, установленных законом (пункт 2 статьи 96 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). А значит, дополнительное финансирование органов исполнительной власти возможно только на основании законодательного акта, принятого Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Фактически Конституционный суд признал Указ Президента не соответствующим Конституции по форме, поскольку для регулирования данных отношений необходимо принятие правового акта в форме закона.

В контексте поднятой проблемы интересной представляется позиция Конституционного Суда РФ (Постановление от 30 апреля 1996 года), в соответствии с которой Президент РФ вправе регулировать отношения, подлежащие законодательному регулированию, если они еще не урегулированы необходимым законом.

И хотя Конституционный суд ПМР еще не высказал свою позицию по этому вопросу, учитывая прямое указание в Конституции на подзаконный характер Указов Президента Приднестровской Молдавской Республики, а также исходя из принципа разделения властей, можно предположить, что регулирование Указами Президента отношений, уже урегулированных или подлежащих в соответствии с конституционными нормами и принципами регулированию законом, не соответствует принципам правового государства. В основе верховенства законов лежит полновластие народа, осуществление народом власти, прежде всего, через Верховный Совет как представительный орган. Как высшее выражение воли народа законы обладают и высшей юридической силой, все иные правовые акты в силу этого имеют подзаконный характер. В Приднестровской Молдавской Республике сегодня реформируется правовая система, намечается тенденция увеличения количества законов в общей системе правовых актов, и, соответственно, уменьшения норм, устанавливаемых органами исполнительной власти, что вполне соответствует задачам становления правового государства, а также принципу разделения властей.

Выступая в качестве юридической базы развития всех отраслей права, действующая Конституция регулирует и закрепляет процесс создания правовых норм и актов. К формальным критериям, по которым Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики рассматривает дела о соответствии Конституции правовых актов, относится порядок подписания, принятия, опубликования или введения в действие.

Учитывая, что Конституцией закреплен особый порядок принятия законодательных актов, именно законы и должны быть предметом проверки Конституционного суда по данному критерию. От порядка принятия других правовых актов законодательный процесс отличается особой сложностью. В нем отчетливо выделяются специальные этапы законодательной процедуры. Особый порядок принятия закона предопределен той важностью, которую имеет закон для нормальной жизни общества и государства.

Конституция Приднестровской Молдавской Республики устанавливает порядок принятия и изменения следующих законодательных актов.

1. Конституции, особый порядок изменения который выражен в главе IV достаточно четко: положения разделов I Конституции «Основы государственого строя», раздела II «Права, свободы и обязанности человека и гражданина» и раздела IV «Изменение Конституции» с целью сохранения стабильности основного закона государства и установленных ею основ государственого строя могут быть изменены только в результате референдума. Остальные нормы Конституции могут быть изменены как в результате референдума, так и Верховным Советом в соответствии с особой процедурой рассмотрения такого рода законопроектов, установленной разделом IV Конституции.

2. Конституционных законов, то есть законов особого рода, принимаемых в предусмотренных Конституцией случаях и в особом порядке, требующем большего числа голосов депутатов (двумя третями голосов от установленного Конституцией числа депутатов Верховного Совета – ч. 3 ст. 63 Конституции), при этом не предусматривается возможность вето Президента (часть 3 статьи 65).

1.                               Обычных законов. Конституция Приднестровской Молдавской Республики достаточно подробно регламентирует порядок рассмотрения и принятия Верховным Советом законодательных актов, подписания Президентом и официального опубликования.

Статья 92 Конституции устанавливает особый порядок принятия законов, влекущих сокращение доходной части государственного бюджета, предполагающий обязательное согласие Президента на принятие актов, влекущих увеличение расходов из бюджета или уменьшающих доходы бюджета, а также согласование с Президентом проектов актов, могущих вызывать изменения в системе утвержденных законом о государственном бюджете доходов и расходов.

Наделение функцией по принятию законов именно Верховного Совета обусловлено его представительным характером. Демократический характер законодательных органов и особый порядок принятия законов, закрепленный в Основном Законе государства, призваны гарантировать действительное выражение в законах воли народа. Конституция Приднестровской Молдавской Республики предусматривает право вето и промульгацию (подписание и обнародование) законов главой государства как существенный элемент законотворческой процедуры, обеспечивающей разделение властей, как гарантию от возможных ошибок. В результате закон, принятый органом законодательной власти, обретает силу правового акта единой государственной власти. Если не соблюден установленный порядок подписания и обнародования закона, данный закон не имеет юридической силы. Часть 6 статья 63 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что нарушение процедуры внесения, рассмотрения и принятия законопроекта делает его не имеющим силы и не подлежащим применению. В Постановлении от 1 июля 2003 года Конституционный суд ПМР указал на нарушение Верховным Советом процедуры внесения, рассмотрения и принятия проекта Закона от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики» [10].

Проверяя конституционность правового акта, и установив несоответствие хотя бы одному из вышеперечисленных критериев, Конституционный суд признает правовой акт не соответствующим Конституции. Однако в итоговом решении по делу не отражается анализ всех параметров правового акта, по которым была проведена проверка.

Признание акта не соответствующим Конституции означает утрату им юридической силы, устранение его из правового пространства. Однако этим функция Конституционного суда не ограничивается. При рассмотрении дел о конституционности правовых актов Конституционный суд вправе обратиться к законодателю с конкретными рекомендациями по новому законодательному регулированию, указывая направление и определяя содержание такого регулирования. Законодатель не вправе игнорировать общеправовые принципы, конституционные положения, а также правовые позиции, содержащиеся в решениях Конституционного суда. Так Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики сформулировал необходимость согласования действий высших органов государственной власти по отчуждению государственной собственности, возможность взыскания штрафных санкций с юридических лиц только в судебном порядке.

Значение абстрактного нормоконтроля в том, что выводы Конституционного суда в связи с проверкой конкретной правовой нормы распространяют свое действие и на аналогичные по юридическому содержанию нормы, содержащиеся и в других правовых актах. Правовая позиция, сформулированная Конституционным судом при рассмотрении конкретного дела, обязательна не только при решении данного дела, но и во всех аналогичных правовых ситуациях. Следовательно, все правовые акты, по собственной инициативе принявших их органов, должны быть приведены в соответствие с Конституцией с учетом правовой позиции Конституционного суда. Это подтверждается нормой, закрепленной в статье 50 Конституционного Закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», в соответствии с которой Конституционный суд отказывает в принятии к рассмотрению обращения, если по предмету обращения в аналогичном деле уже вынесено решение Конституционного суда. «В том смысле, - отмечает Г.А. Гаджиев, - понятия «оспариваемая норма» и «предмет рассмотрения» в конституционном судопроизводстве не совпадают» [11]. Логичной и правильной представляется практика Конституционного Суда РФ в подобных ситуациях. При обращении в Конституционный суд РФ, по предмету обращения которого было уже принято решение и сформулирована соответствующая правовая позиция, Конституционный суд РФ принимает специальное решение – определение по обращению с положительным содержанием, в котором содержится формальный отказ в принятии обращения к рассмотрению в заседании, но содержится указание на обязанность субъектов следовать ранее сформулированной правовой позиции Конституционного суда. «Правовые позиции Конституционного суда имеют такую же юридическую силу, как и сами решения Конституционного суда…Они приравниваются к юридической силе самой Конституции», –считает Н.В. Витрук [12]. Проблема правовых позиций Конституционного суда имеет принципиальное значение как для самой практики Конституционного суда, так и для законодателя. «Правовые позиции Конституционного суда снимают возникшую конституционно-правовую неопределенность и тем самым определяют единственно возможный с позиций Конституции РФ вариант поведения законодателей и правоприменителей» [13.]

Конституционный суд через осуществление абстрактного конституционного контроля оказывает существенное воздействие на деятельность органов государственной власти, прежде всего, в сфере их нормотворчества. Отменяя неконституционные правовые акты, он определяет стратегию развития законодательства. Так Б.С. Эбзеев отмечает, что «…Суд формирует конституционно-правовую доктрину, предлагает свое понимание тех или иных положений Конституции, которое «связывает» все иные органы государственной власти и других субъектов конституционно-правовых отношений, и тем самым фактически выполняет правотворческую функцию» [14].

В своих решениях Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики защищает такие основы конституционного строя, как верховенство Конституции и законов, принцип разделения властей, конституционные принципы приоритета прав и свобод человека и гражданина, свободы частной собственности и предпринимательства. Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики призван эффективно воздействовать на формирование правовой системы Приднестровской Молдавской Республики, совершенствование и развитие законодательства. Наметившееся возрастание роли Конституционного суда во многом связано с превращением Конституции Приднестровской Молдавской Республики в реально действующий правовой акт.

Слюсенко С.В.,

помощник судьи Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики

Литература

1. Тихомиров Ю.А. Критерии законности правовых актов // Право и экономика.

– 1997. – № 19-20. – С. 3.

2. Кравец И.А. Формирование российского конституционализма Проблемы теории и практики. – М., 2002. – С. 188.

3. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. – М.: ЮНИТИ, 1998. – С. 168.

4. САЗ Приднестровской Молдавской Республики.  – 2003. – № 51.

5. I.McLeod. Legal method. – L., 1993. – P. 202.

6. Пиголкин А.С. Проблемы правотворчества субъектов РФ. Научно-методическое пособие. – М.: Норма, 1998. – С. 272.

7. САЗ Приднестровской Молдавской Республики.  – 2003. – № 22.

8. САЗ Приднестровской Молдавской Республики.  – 2003. – № 27.

9. САЗ Приднестровской Молдавской Республики.  – 2004. – № 4.

10. САЗ Приднестровской Молдавской Республики.  – 2003. – № 27.

11. Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда РФ как источник конституционного права // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: Сборник докладов. – М., 1999. – С. 112.

12. Витрук Н.В.  Конституционное правосудие в России (1991-2001). – М., 2001.

– С. 116.

13. Витрук Н.В.  Конституционное правосудие в России (1991-2001). – М., 2001.

– С. 112.

14. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде РФ». Комментарий. – М., 1996. – С. 23.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|