ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

ПРАКТИЧЕСКИЕ  АСПЕКТЫ  КОНСТИТУЦИОННОЙ  ЗАЩИТЫ  ПРАВА

СОБСТВЕННОСТИ  И  ПРАВОВЫЕ  ПОЗИЦИИ  КОНСТИТУЦИОННОГО  СУДА

ПРИДНЕСТРОВСКОЙ  МОЛДАВСКОЙ  РЕСПУБЛИКИ  ПО  ДАННОМУ  ВОПРОСУ

Степень защищенности права собственности в государстве – показатель его цивилизованности, ибо права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью общества и государства.

Так статья 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики гласит «Государство гарантирует каждому право собственности… Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда…». Право собственности в гражданском праве важнейшее из вещных прав и предполагает наличие у собственника триады необходимых и исключительных полномочий – прав владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Следовательно, собственник по своему усмотрению вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и законные интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам.

Термин «имущество» применяется для обозначения совокупности: вещей, в том числе денег и ценных бумаг, находящихся в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении лица; вещей или имущественных прав на них; вещей, имущественных прав и обязанностей субъекта. Конституционная норма, указывающая, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, является гарантией реализацией конституционного права каждого на судебную защиту. А возможность обжалования в суд решений о принудительном прекращении права собственности является общей гарантией, вытекающей из Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Таким образом, в Конституции Приднестровской Молдавской Республики не предусмотрен механизм иного, кроме как судебного изъятия собственности. В отличии, например, от Республики Беларусь, где в Конституции предусмотрен как судебный механизм изъятия, так и на основании закона.

Как следует из Постановления Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 6 апреля 2004 года № 03-П/04 по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» по жалобе гражданина А.А. Давыдова, конституционная гарантия права собственности предполагает охрану прав и свобод каждого от всякого рода произвола посредством обращения в суд в порядке, установленном законом. При этом согласно статье 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики Конституционному суду подведомственны все дела и споры, возникающие в результате нарушения конституционных прав и свобод граждан.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики по делу гражданина Давыдова, недопустимо взыскание штрафных санкций с предприятий, учреждений и организаций без решения судебных органов, так как это приводит к лишению хозяйствующего субъекта части денежных средств, а значит, части его имущества. Учитывая, что гражданин Давыдов является учредителем и единственном участником ООО «Флора», в отношении которого были применены штрафные санкции за неинкассацию денежных средств, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики справедливо указал на недопустимость лишения общества имущества, в том числе и его денежных средств, ибо это имущество, за исключением сумм по обязательствам общества, является собственностью гражданина Давыдова. А значит, только собственник по своему усмотрению вправе распорядиться принадлежащим ему имуществом (часть вторая статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики).

Статья 4 Конституции Приднестровской Молдавской Республики закрепила принцип признания и защиту равным образом частной, государственной и иных форм собственности. Закрепление принципа равного, общего правового режима для всех, законно существующих форм собственности, на конституционном уровне является свидетельством не только их значимости, но и дает возможность обеспечить равную защиту государством всех форм собственности, в том числе и посредством конституционного правосудия.

Говоря о конституционной защите муниципальной формы собственности, следует обратить внимание на её самостоятельную конституционную ценность, так как эта форма собственности характеризует не только отношения господства, присвоения и распределения общественного блага в целях удовлетворения публичных интересов, но и является важнейшим общественным благом и общественной ценностью. Муниципальной собственностью управляет соответствующий орган местного самоуправления на основании Конституции и законов. При этом если обнаруживается неопределенность в вопросе о том, соответствует ли тот или иной закон либо отдельные его положения Конституции, орган местного самоуправления Приднестровской Молдавской Республики не может направить запрос в Конституционный суд, так как согласно статье 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики не является субъектом данного права. Следовательно, возникает вопрос, каким образом орган местного самоуправления может защитить свои конституционные права, в частности право собственности, в случае их нарушения? В этой связи представляет значительный интерес дело о проверке конституционности пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 1999 года № 181-З «О малой приватизации» по жалобе гражданки О.А.Захарчук.

Гражданка Захарчук обратилась в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение её конституционных прав и свобод, возникших в результате применения пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О малой приватизации», предусматривающего, что до окончания срока договора аренды объект малой приватизации без согласия арендатора или без расторжения договора с ним в соответствии с действующим законодательством,  приватизации не подлежит. По ее мнению, собственник имущества, в данном случае орган местного самоуправления не может и не должен испрашивать согласие другого арендатора на включение арендуемого им объекта муниципальной собственности в перечень объектов, подлежащих приватизации. Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, рассматривая данное дело, пришел  к выводу, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие законодательству и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником прав владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, а также распоряжаться им иным образом. Тем более что права арендатора в достаточной степени защищены нормами гражданского законодательства. Так статья 232 Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики  устанавливает, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на это имущество. В соответствии с пунктом 1 статьи 638 Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. Кроме того, согласно статье 14 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об аренде» перемена собственника имущества, сданного в аренду, не является основанием для изменения условий договора или его расторжения. А статья 322 Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики предоставляет вещно-правовые способы защиты, всякому законному владельцу имущества, в том числе и лицам, владеющим имуществом на основании договора аренды. Причем иск возможен против любого лица, нарушающего владение, включая собственника имущества.

Следовательно, такое основное право, как право собственности необходимо интерпретировать с позиций как конституционного, так и частного права, то есть с учетом логико-правовых связей этих прав с нормами как конституционного, так и гражданского (частного) права.

Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики пришел к выводу, что норма пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 1999 года № 181-З «О малой приватизации», необоснованно ограничивает конституционное право Тираспольского городского Совета народных депутатов как собственника на распоряжение своим имуществом, и, как следствие,  гражданка Захарчук, являясь основным учредителем СООО «Мастер-Фото», не имеет возможности реализовать свое конституционное право, закрепленное в статье 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в части свободного использования своего имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности, а СООО «Мастер-Фото» лишено возможности приватизировать арендуемое помещение. Поэтому пункт 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 1999 года № 181-З «О малой приватизации», предусматривающий,  что до окончания срока договора аренды объект малой приватизации без согласия арендатора или без расторжения договора с ним, приватизации не подлежит, должен рассматриваться как не соответствующий Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционная охрана права собственности, в том числе и государственной, имеет весьма важное не только социально-экономическое, но и политико-правовое значение для государства. Не могут ветви государственной власти и их органы, которые в пределах своих полномочий самостоятельны, нарушать права друг друга, превышать свои полномочия, компетенцию, в том числе и в сфере управления государственной собственностью, так как все формы собственности согласно Конституции Приднестровской Молдавской Республики в равной степени защищаются государством.

В этой связи интересным на наш взгляд является обращение Президента Приднестровской Молдавской Республики с запросом о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики в силу, которого, Верховный Совет единолично принял решение о передаче государственного предприятия «Рыбхоз Днестр» из государственной в муниципальную собственность. По мнению заявителя, указанный подзаконный акт был принят с превышением конституционных полномочий в части распоряжения государственной собственностью. Конституционный суд признал оспариваемое постановление не соответствующим Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статьям 6, 55 (пункт 2). 

В соответствии с  действующим в Приднестровской Молдавской Республики Гражданским кодексом, закрепляющим основные положения статуса публичной собственности, правомочия владения, пользования и распоряжения, за исключением отчуждения, (право управления) государственной собственностью по праву принадлежат исполнительным органам государственной власти Приднестровской Молдавской Республики в соответствии с их компетенцией, а правомочия распоряжения (в части отчуждения) государственной собственностью по праву принадлежат представительному и законодательному органу государственной власти Приднестровской Молдавской Республики (пункт 3 статьи 230). При этом порядок передачи государственной собственности в муниципальную и обратно на территории Приднестровской Молдавской Республики должен регулироваться только законом (статья 230 (пункт 5) Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики). Учитывая, что соответствующий закон не принят, Конституционный суд, исходил, прежде всего, из конституционных полномочий Президента и Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики и конституционного принципа разделения властей.

Президент Приднестровской Молдавской Республики, как глава государства и исполнительной власти в Республике (статья 70 (пункт 1) Конституции), обеспечивая эффективное выполнение основных функций государства, в том числе: по формированию и сохранению благоприятной среды обитания; по сохранению и рациональному использованию природных ресурсов (статья 56 Конституции), образовал Министерство природных ресурсов и экологического контроля Приднестровской Молдавской Республики, которое самостоятельно, а также через подведомственное ему Государственное предприятие «Рыбхоз «Днестр» реализует часть соответствующих государственных функций. Изменение же формы собственности при передаче данного предприятия из государственной в муниципальную с одной стороны, приводит к невозможности эффективного выполнения функций государства соответствующим исполнительным органом власти, а также государственным должностным лицом, с другой, влечет неспособность органов местного самоуправления самостоятельно распоряжаться указанным имуществом по его прямому назначению по причине отсутствия у органов местного самоуправления конституционных полномочий по реализации функций государства. Органы местного самоуправления согласно статье 7 Конституции Приднестровской Молдавской Республики вправе самостоятельно решать только вопросы местного значения.

Таким образом, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, рассматривая дело, связанное с превышением конституционных полномочий в части распоряжения государственной собственностью, сформировал следующую правовую позицию: «Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики, как представительный и единственный законодательный орган государственной власти вправе принимать решения об изменении формы собственности государственного имущества только по инициативе либо с согласия Президента Приднестровской Молдавской Республики, как главы государства и исполнительной власти, ответственного за эффективную реализацию функций государства».

Следует подчеркнуть, что при принятии указанных выше решений Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики обращался к нормам международного права, Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, которые согласно Постановлению Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики № 226 от 22 сентября 1992 года «Об отношении Приднестровской Молдавской Республики к международным договорам и другим актам по правам человека» действуют на территории Приднестровской Молдавской Республики, и в соответствии со статьей 10 Конституции Приднестровской Молдавской Республики являются составной частью ее правовой системы.

В.А. Григорьев,

Председатель Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики,

кандидат юридических наук




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|