ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

КОНСТИТУЦИОННОЕ  СУДОПРОИЗВОДСТВО,  КАК  ИНСТИТУТ  ПУБЛИЧНОГО  ПРАВА,

НА  СТРАЖЕ  ЧАСТНОПРАВОВЫХ  ИНТЕРЕСОВ  ГРАЖДАН

Гамазова М.Т.,  помощник судьи Конституционного

суда Приднестровской Молдавской Республики

Изменения, произошедшие в политической  и экономической жизни нашего общества за последние два десятка лет, безусловно, явились основаниями изменений в правовой сфере государства. Думается, что наиболее ярким и  важным из них явилось то,  что сейчас о праве частном говорят и пишут не меньше, а в некоторых отраслях права даже больше, чем о праве публичном.

Конечно же, гражданин, как лицо физическое, является, прежде всего, частным субъектом права, и его в большей степени интересуют и затрагивают его собственные частноправовые интересы. Однако существование одного при отрицании другого невозможно. Как верно заметил Ю.А. Тихомиров «очевидно, что «личное начало» в обществе не стоит противопоставлять его общественным интересам. Частный интерес, как индивидуальный, так и коллективный, требует не только защиты со стороны государства, но и обеспечения его социальной направленности. «Раздвигаются» его границы до горизонтов публичности в регионе, стране, мире. Важнее теперь находить баланс интересов граждан, групп, слоев, меньшинства и большинства. В сфере правового регулирования решение этой задачи достигается путем параллельного развития, взаимодействия публичного и частного права» [1].  С данной точкой зрения тяжело не согласиться. Очевидно, что разделение права на частное и публичное ни в коем случае не означает их противопоставления.

Так в статье 185 Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики, принятого на основе Конституции Приднестровской Молдавской Республики, устанавливается, что «сделка, совершенная с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна». Если сама сделка представляет предмет частного права, то «основы правопорядка» – это уже определенно публично-правовая категория. Также необходимость государственного контроля за определенными сферами деятельности определяет взаимодействие частноправовых и публично-правовых начал в праве. Это проявляется, прежде всего, в необходимости регистрации предпринимательской деятельности (гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, с момента регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п.1 ст.24 ГК ПМР); юридических лиц (юридическое лицо подлежит регистрации в органах юстиции в порядке определенном законом о регистрации юридических лиц (п.1 ст.52 ГК ПМР); лицензирование отдельных видов деятельности (отдельными видами деятельности, перечень которых определен законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии) (ч.3 п.1 ст.50 ГК ПМР). Существуют и иные обстоятельства, наглядно свидетельствующие о присутствии публичных начал в частных отношениях.

Действительно, как частное, так и публичное право являются составными частями правовой системы государства, а система права, согласно традиционному определению, представляет собой «его внутреннее строение, которое выражается в единстве и согласованности действующих в государстве правовых норм и вместе с тем разделение права на относительно самостоятельные части» [2]. Указанные единство и  согласованность проявляются, в том числе, и в конституционно закрепленной возможности граждан обращаться за судебной защитой своих нарушенных частных прав. Так статья 46 Конституции Приднестровской Молдавской Республики гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, право обжалования в суд незаконных решений и действий государственных органов, должностных лиц, общественных объединений. Другая статья  Конституции устанавливает, что правосудие в Приднестровской Молдавской Республике осуществляется только судом, а судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного и арбитражного судопроизводства.

Признание за Конституцией фундаментального для правовой системы страны  статуса, т.е. основополагающего характера для всей приднестровской  системы права, является бесспорным фактом. Основы права государства в целом уже содержатся в самой Конституции, являющейся обязательным источником любой отрасли права государства. Как следует из высказываний А. Автономова, «как правило, дело дальше такой констатации не идет и исследователи главным образом сосредотачивают свое внимание на публично-правовых аспектах Конституции и на их отражении и развитии в текущем законодательстве. Вместе с тем, однако, право еще со времен Домиция Ульпиана (конец II – начало III веков н.э.) принято делить на публичное и частное. По Ульпиану, к публичному праву относятся нормы, регулирующие публичный строй, а к частному – правила, касающиеся интересов отдельных лиц» [3]. Однако, как замечает сам  А. Автономов, «выход за пределы исключительно публично-правовой сферы намечен в целом ряде положений основного закона России. Так уже в статье 2 Конституции Российской Федерации провозглашается «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Данная формулировка показывает нацеленность российской Конституции не только на регулирование взаимоотношений человека и государства, но и на обеспечение достаточно широкого поля для самостоятельности человека в условиях, когда движущей силой его деятельности являются его индивидуальные интересы» [4]. Сказанное в равной мере можно отнести и к Конституции Приднестровской Молдавской Республики, которая  в статье 16 закрепляет приоритет прав и свобод человека, объявив их высшей ценностью общества и государства, а их защиту – обязанностью государства.

Кроме того, Конституция Приднестровской Молдавской Республики, в частности, закрепляет право каждого на собственность (статья 37). Во взаимосвязи со  статьей 4 Конституции, в том числе, и право частной собственности. Также и  право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности (статья 36), непосредственно связанное с правом частной  собственности граждан. «Законодатель констатирует право на предпринимательскую деятельность как абсолютное частное право лица, обеспечивающее ему известную сферу свободы и неприкосновенности. При этом право на свободу предпринимательства не следует рассматривать только с точки зрения отношений между предпринимателем и государством, замечает исследователь. Это право гарантирует предпринимателю защиту от посягательств не только государства, но и любых частных лиц», отмечает Е. Прасюк. «Представляется, что право на предпринимательскую деятельность следует понимать как одно из правомочий конституционного статуса личности, как предметную форму конкретизации понятия экономической свободы. Особенностью данного права является его органическая связь с правом частной собственности, в значительной мере определяющим специфику предпринимательских полномочий. По сути, принципы экономической деятельности и легитимности всех форм собственности выступают как ценности, характеризующие гражданское общество и правовое государство» [5] – продолжает она. Сказанное лишний раз подтверждает насколько близко и часто право частное взаимодействует с правом публичным. Другими словами, налицо тесная взаимосвязь права на предпринимательскую  деятельность с правом частной собственности, особенно при  осуществлении   предпринимательской деятельности при определенных условиях свидетельствуют о том, что частное и публичное право тесно переплетаются. Данное положение доказывается, в частности, жалобами граждан на нарушение их конституционных прав, предусмотренных статьями 36, 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, которые явились предметом рассмотрения Конституционным cудом Приднестровской Молдавской Республики в 2004-2005 годах.

Так в жалобе гражданина Давыдова А.А. оспаривается конституционность отдельных положений Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики «Об обеспечении инкассации денежной выручки» в действующей на момент обращения редакции, в части взыскания штрафных санкций за ненадлежащую инкассацию денежной выручки.

Штраф представляет собой денежное взыскание, налагаемое за административное правонарушение в случаях и в пределах, предусмотренных Кодексом Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях (пункт 1 статьи 26). Право собственности, в соответствии с нормами гражданского законодательства есть юридически обеспеченная возможность собственника по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться свом имуществом (статья 225 Гражданского кодекса ПМР). Нормы того же кодекса предусматривают, что деньги, относимые к вещам как к объектам гражданских прав, есть ни что иное, как имущество. Таким образом, взыскание штрафных санкций можно рассматривать как, своего рода, посягательство на право собственности граждан. 

По мнению заявителя, с введением в действие Закона Приднестровской Молдавской Республики «О внесении изменений и дополнений в Кодекс МССР об административных правонарушениях, действующий на территории Приднестровской Молдавской Республики» оспариваемый нормы Указа утратили юридическую силу. Следовательно, при обнаружении признаков правонарушения в виде неинкассирования наличных денежных средств в установленном порядке, к виновным должна применяться нормы Кодекса МССР об административных правонарушениях, предусматривающая за данный состав правонарушения административную ответственность должностных лиц, а не Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики «Об обеспечении инкассации денежной выручки», который устанавливает штрафные санкции за указанное правонарушение для юридических лиц.

Заявитель считает, что  в результате применения Управлением налоговой милиции Министерства доходов Приднестровской Молдавской Республики по городу Бендеры положений оспариваемого Указа нарушены его конституционные права,  предусмотренные статьями 36, 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Также гражданка Захарчук О.А. обратилась в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение её конституционных прав и свобод, возникших в результате применения пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики  «О малой приватизации».

Захарчук О.А. считает, что в результате применения пункта названной  нормы, предусматривающего, что до окончания срока договора аренды объект малой приватизации без согласия арендатора или без расторжения договора с ним, в соответствии с действующим законодательством Приднестровской Молдавской Республики, приватизации не подлежит, совместное общество с ограниченной ответственностью «Мастер-Фото», соучредителем которого она является, было лишено возможности приватизировать помещение, арендуемое Государственным  унитарным предприятием «Книжная торговля» и совместное общество с ограниченной ответственностью «Мастер-Фото».

Заявитель просит рассмотреть вопрос о соответствии статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О малой приватизации», в результате применения которого нарушено ее конституционное право, установленное статьей 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

В соответствии с Гражданским кодексом Приднестровской Молдавской Республики под предпринимательской понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Таким образом, гражданка Захарчук О.А., являясь основным учредителем СООО «Мастер-Фото», не имеет возможности реализовать свое конституционное право, закрепленное в статье 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в части свободного использования своего имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности, а СООО «Мастер-Фото» лишено возможности приватизировать арендуемое помещение.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Приднестровской молдавской Республики, высказанной в Постановлении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 18 мая 2004 года № 04-П/04, такие основные права, как право собственности, право на свободную предпринимательскую деятельность необходимо интерпретировать с позиций как конституционного, так и частного права, то есть с учетом логико-правовых связей этих прав с нормами как конституционного, так и гражданского (частного) права. Определенная степень единства основных экономических прав и гражданских прав, как прав частных, означает, что ограничиваются возможности законодателя по изменению гражданских прав, смежных с конституционными.

Рассмотрев указанные жалобы по существу Конституционный суд признал:

- отдельные положения оспариваемого  Указа, наделяющие Приднестровский Республиканский Банк и налоговые инспекции правом самостоятельно, без решения судебных органов, взыскивать штрафные санкции с предприятий, учреждений и организаций, что приводило к лишению хозяйствующего субъекта части денежных средств, а значит, части его имущества, которого  согласно статье 37 Конституции никто не может быть лишен, иначе как по решению суда,  не соответствующими статье 37  Конституции Приднестровской Молдавской Республики;

-  пункт 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О малой приватизации», необоснованно ограничивающим  конституционное право собственника в части распоряжения им своим имуществом, вследствие чего гражданка Захарчук О.А. не имеет возможности реализовать свое конституционное право, закрепленное в статье 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, не соответствующим   Конституции ПМР.

Также Постановлением Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 28 июня 2005 года № 04-П/05 признан не соответствующим Конституции Приднестровской Молдавской Республики ее статьям 18 (часть первая), 37 (части вторая и третья) подпункт 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, в части наложения административных взысканий в виде штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного частью второй статьи 121 данного Кодекса, по жалобе гражданина Хтема А.В. С момента провозглашения указанного Постановления в части нормы, признанной неконституционной, наложение административных взысканий в виде штрафа от имени органов внутренних дел, органов государственных инспекций и других органов (должностных лиц), уполномоченных на то актами законодательства Приднестровской Молдавской Республики, возможно только в случае признания нарушителем своей вины и его согласия оплатить штраф добровольно в установленном порядке, в случае не признания своей вины и отсутствия согласия оплатить установленный штраф, вопрос о наложении взыскания в виде штрафа, т.е. ограничение права собственности гражданина, подлежит разрешению в судебном порядке

Помимо этого в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики поступила жалоба от гражданина Григоренко В.П., в которой он оспаривает конституционность статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР, предусматривающей условия сохранения жилого помещения за временно отсутствующими гражданами.

По мнению заявителя, статья 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР противоречит: нормам статье 25 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепляющей право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах республики, покидать ее и беспрепятственно возвращаться обратно; части первой статьи 42 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, гарантирующей право граждан на жилище. Тем самым, нарушены такие  частные права гражданина Григоренко В.П., как право на жилище и право свободно передвигаться и выбирать место жительство.

Постановлением от 22 марта 2005 года № 02-П/05 Конституционный суд ПМР  признал не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статьям 18 (часть первая), 25, 42 (часть первая) положения статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР, а  Решение Тираспольского городского суда, на основании которого гражданин Григоренко В. П.  был признан утратившим право на жилую площадь, должно быть пересмотрено в установленном законом порядке.

Сказанное выше наглядно свидетельствует о том, что:

1. граждане, безусловно, обладают частными интересами, гарантированными им конституционно закрепленными частными правами, и как свидетельствует практика Конституционного суда ПМР, активно реализуемые гражданами. Так в Послании Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики о состоянии конституционной законности, принятом 27 мая 2004 года, отмечено, что «Особую важность для граждан в сфере обеспечения их экономических прав и свобод имеет защита конституционного права собственности, согласно которому, собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом (статья 37 Конституции ПМР), а также права свободного использования своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (Статья 36 Конституции ПМР)» [6];

2. указанные конституционные права нуждаются в защите, которая может осуществляться, в том числе и посредствам конституционного судопроизводства. Согласно пункту 3 статьи 87 Конституции ПМР,  Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики рассматривает жалобы граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения  закона, нормативного акта. Статья 102 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» правом на обращение в Конституционный суд с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, наделяет граждан, чьи права и свободы нарушаются законом, нормативным актом, примененным  или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица;

3. защита конституционно гарантированных частных прав граждан, относящихся к частноправовым интересам граждан и регулируемых частноправовыми институтами права, была бы невозможна без конституционно гарантированных конституционного, гражданского, административного, уголовного и арбитражного судопроизводства, являющихся, прежде всего, институтами публичного права.

Деятельность Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики ясно свидетельствует о том, что на практике частноправовые и публично-правовые институты права непосредственно находятся во взаимосвязи и взаимодействии, что особенно важно и необходимо в случаях конституционной защиты нарушенных прав и свобод граждан, и как отметил В. Григорьев в своей работе «Практические аспекты  конституционной защиты права собственности и правовые позиции Конституционного суда ПМР по данному вопросу» – «степень защищенности права собственности в государстве – показатель его цивилизованности, ибо права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью общества и государства» [7].

Литература

1. Общая теория государства и права. Академический курс, Т.2, под ред.  М.Н. Марченко.  М., 1998. С. 226.

2.  Хропонюк В.Н. Теория Государства и права. Учебник. 2-е издание.  М., 1997. С. 290.

3. Автономов А.  Сочетание публично-правовых и частноправовых начал в Конституции Российской Федерации // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. №  4 (45) 2003. С. 79.

4. Автономов А.  Сочетание публично-правовых и частноправовых начал в Конституции Российской Федерации. // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. №  4 (45) 2003. С. 80.

5. Парасюк Е.А. Становление и развитие конституционного права на предпринимательскую деятельность в законодательстве Российской Федерации // Международная электронная конференция «Конституционные права и свободы человека и гражданина как высшая ценность демократического, правового государства». www.confcourt.net/

6. Послание Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики о состоянии конституционной законности в приднестровской Молдавской Республике // Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики. 2004. С. 99.

7. Григорьев В.А. Практические аспекты конституционной защиты права собственности и правовые позиции Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики по данному вопросу / Судовий захист прав власностi. Матерiали мiжнародноi  науково-практичноi конференнцii Одесса, 2004. С. 70.

8. Конституция Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционный закон Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики».




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|