ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

КОНСТИТУЦИОННЫЕ  ПРАВА  ЮРИДИЧЕСКИХ  ЛИЦ  И  ИХ  ЗАЩИТА 

ПОСРЕДСТВОМ  КОНСТИТУЦИОННОГО  СУДОПРОИЗВОДСТВА

Колесникова О.Л.,  помощник судьи Конституционного

суда Приднестровской Молдавской Республики  

Трудно представить современную экономику и общество с участием одних лишь физических лиц, как единственных субъектов частного права, без объединения их в группы (союзы) разных видов и без соединения их личных способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности. На современном этапе общественного развития одной из основных правовых форм такого коллективного участия лиц в гражданском обороте является конструкция юридического лица. Дискуссии вокруг вопросов о природе юридических лиц, защите и обеспеченности их прав, о равноправии юридических и физических лиц ведутся с большей либо меньшей интенсивностью, но никогда полностью не прекращаются. Указанная проблема имеет много правовых аспектов, каждый из которых может быть самостоятельной темой исследования. На наш взгляд, в рамках данной статьи, возможно, привлечь внимание к одному вопросу – к проблеме конституционных прав юридических лиц и их защиты посредством конституционного судопроизводства, сопоставив те отдельные подходы к её разрешению, которые складываются в современной конституционно-правовой практике. 

Конституция Приднестровской Молдавской Республики 1995 года напрямую не содержит положений, касающихся правового статуса юридических лиц, определяющих объем их конституционных прав и обязанностей, а также предусматривающих конституционно-правовые механизмы их защиты. Правомерно возникают вопросы: распространяются ли конституционные положения на юридические лица и, если распространяются, то в какой степени; можно ли утверждать, что положения раздела II «Права, свободы, обязанности и гарантии человека и гражданина» Конституции Приднестровской Молдавской Республики касаются только физических лиц и не могут применяться в отношении юридических лиц (в данном случае речь не идет о группе прав, носителями которых могут быть только физические лица)? Для ответа на эти вопросы обратимся к точке зрения авторов краткого постатейного комментария к Конституции Приднестровской Молдавской Республики. По их мнению, при толковании и уяснении норм, содержащихся в статьях раздела II «Права, свободы, обязанности и гарантии человека и гражданина», «следует обращать внимание на то, что отдельные нормы касаются исключительно граждан (в данном случае подразумеваются граждане Приднестровской Молдавской Республики), а иные – каждого, то есть граждан, иностранных граждан и лиц без гражданства, подданства, то есть физических лиц (человека) вообще» [1]. Представляется, что авторы данного Комментария полностью выводят из-под действия конституционных норм, закрепляющих права, свободы, обязанности и гарантии человека и гражданина такую группу субъектов права, как юридические лица. В данном контексте (как пример) можно отметить, что в свое время аналогичную позицию занимал и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, который в постановлении надзорной инстанции по делу № К4-Н-7/2648 отказал юридическому лицу в применении части второй статьи 54 Конституции Российской Федерации указав, что данная норма находится в главе 2 Конституции, касающейся прав и свобод человека и гражданина, а не юридического лица.

Если придерживаться вышеобозначенной точки зрения, то представляется вполне логичным, что и в Европейский Суд по правам человека, учрежденный в целях обеспечения соблюдения обязательств по Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней (далее Конвенция), юридические лица не вправе обращаться с индивидуальной жалобой. Однако статья 34 Конвенции устанавливает, что суд может принимать жалобы не только от физических лиц, но и от любой неправительственной организации, утверждающей, что она явилась жертвой нарушения прав, признанных в Конвенции. То есть критерием допустимости жалобы от юридического лица является нарушение прав, принадлежащих данному лицу и защищаемых Конвенцией или Протоколами к ней. Как свидетельствует прецедентная практика Европейского Суда по правам человека юридическое лицо может жаловаться на нарушение таких прав, гарантированных Конвенцией, как право на справедливое судебное разбирательство (дело Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) [2], право на свободу выражения мнения (дело Sunday Times v. United Kingdom) [3], право беспрепятственно пользоваться своим имуществом (дело Presses Compania Naviera SA and others v. Belgium) [4] и др. Таким образом, Европейский Суд по правам человека, принимая жалобы и рассматривая дела, не исходит из презумпции о том, что положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод могут применяться только в отношении человека (физического лица) и, тем самым,  предоставляет действительную возможность международной защиты конвенционных прав как коммерческим, так и некоммерческим организациям, то есть юридическим лицам.

Что касается использования сугубо формального подхода к определению содержания и области применения конституционных норм (через название соответствующей главы (раздела) Конституции) то, по мнению В. Кузнецова это недопустимо, так как не только выводит целую группу субъектов права из-под действия Основного закона, но и как следствие, лишает юридические лица защиты со стороны конституционных норм. Кроме того, подобный подход может иметь далеко идущие отрицательные последствия, а именно – освобождение юридических лиц от ряда конституционных обязанностей [5]. Действительно, если утверждать, что положения раздела II Конституции Приднестровской Молдавской Республики касаются только прав и свобод человека и гражданина, и не распространяются на юридические лица, то абсолютно логичным представляется, что на юридические лица не могут распространяться такие конституционные обязанности, как: обязанность соблюдать Конституцию и законы, уважать права, свободы, честь и достоинство людей (статья 49); бережно относиться к окружающей природе (статья 50); оберегать культурное и духовное наследие народа (статья 51); платить налоги и местные сборы, установленные законом (статья 52).

В этой связи правомерно возникает еще один вопрос, если Конституция Приднестровской Молдавской Республики вообще не содержит упоминаний о юридических лицах и на них не распространяются конституционные права, а, следовательно, и обязанности, закрепленные в разделе II «Права, свободы, обязанности и гарантии человека и гражданина», то распространяется ли на юридическое лицо всеобщая обязанность соблюдать Конституцию и законы, закрепленная в разделе I «Основы конституционного строя»? В достаточной степени очевидной является мысль о том, что обязанность соблюдать Конституцию, как высший (основной) закон государтсва, нарушение норм которого связано с ущемлением интересов государства, общества и граждан, - универсальна и должна распространяется на всех субъектов правоотношений, то есть на государственные и самоуправленческие органы, учреждения и организации, общественные объединения, любые должностные лица, а также физические и юридические лица (включая частные), находящиеся на территории данного государства. Однако в Конституции Приднестровской Молдавской Республики данный общеправовой принцип закреплен в следующей редакции: «Органы государственной власти и управления, местного самоуправления, должностные лица, общественные объединения и граждане обязаны соблюдать Конституцию и законы Приднестровской Молдавской Республики» (статья 2). Если при анализе указанного конституционного положения так же использовать сугубо формальный подход, то предписание, обязывающее соблюдать Конституцию и законы, должно распространяться только на четко определенный перечень субъектов, а именно на органы государственной власти и управления, местного самоуправления, должностные лица, общественные объединения и граждан. Юридические лица – субъекты предпринимательской деятельности в данный перечень не входят. Между тем, по мнению авторов краткого постатейного комментария к Конституции Приднестровской Молдавской Республики данная норма содержит обязанность соблюдать Конституцию и законы не только перечисленными субъектами, но и «юридическими лицами вне зависимости от их формы собственности и организационно-правовой формы» [6]. Таким образом, при анализе конституционных формул «права, свободы, обязанности и гарантии человека и гражданина» и «общественные объединения и граждане обязаны соблюдать Конституцию и законы» авторами краткого постатейного комментария к Конституции Приднестровской Молдавской Республики использован несколько разный подход в определении перечня субъектов, на которых распространяется действие конституционных норм, что создает конституционно-правовую неопределенность.

По мнению В. Кузнецова снятие данной неопределенности могло бы осуществляться Конституционными судами при рассмотрении конкретных дел. То есть Конституционный суд, рассматривая жалобу юридического лица, в своем решении создавал бы прецедент применения конституционных норм в отношении данного лица, тем самым, определяя круг конституционных прав и законных интересов юридических лиц [7]. Однако в Приднестровской Молдавской Республике такой судебно-конституционной практике сформироваться не суждено. Пункт 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики предусматривает, что «Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан по запросам судов проверяет соответствие закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, Конституции Приднестровской Молдавской Республики, рассматривает жалобы граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения закона, нормативного акта». Данная конституционная норма послужила основанием для отказа в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Флора» на нарушения конституционных прав, закрепленных в статьях 36, 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. В Определении от 7 октября 2003 года № 07–О/03 Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики указал следующее: «Пункт 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что субъектами обращения в конституционный суд в форме жалобы на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина являются только граждане». При этом Конституционный суд так же отметил: «Учитывая, что жалоба исходит от юридического лица, а не от гражданина (граждан), Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики не исключает права на обращение по данному вопросу учредителей (участников) общества с ограниченной ответственностью «Флора» как граждан» [8]. Данная правовая позиция, имеющая прецедентное значение, нашла подтверждение и развитие в Определении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 28 октября 2003 года № 08-О/03 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ОГСВО города Бендеры УГСВО МВД Приднестровской Молдавской Республики на нарушение его конституционных прав, закрепленных в статьях 36, 37 Конституции  Приднестровской Молдавской Республики [9].

Таким образом, в Приднестровской Молдавской Республике с конституционной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждан вправе обращаться только граждане (если нарушение прав возникло в результате применения закона, нормативного акта) и суды (с запросом о проверке соответствия закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле). Юридические лица, как объединения граждан не вправе обращаться с конституционной жалобой как в защиту интересов граждан, для реализации прав которых оно создано, так и на нарушение прав самого объединения, даже если цель такого объединения состоит в коллективном осуществлении конституционных прав граждан, являющихся его членами (участниками, учредителями). Учредитель (участник) юридического лица вправе самостоятельно обратиться с конституционной жалобой, но при этом он должен обосновать (доказать), что в результате применения к данному юридическому лицу закона, нормативного акта были нарушены его права, как учредителя (участника) и гражданина.

По разрешению данной проблемы интересен практический опыт Российской Федерации. Конституция Российской Федерации 1993 года также ни в одной из статей не упоминает о юридических лицах. Однако, в отличие от Конституции Приднестровской Молдавской Республики, в Конституции Российской Федерации (часть вторая статьи 15)  общеправовой принцип, согласно которому любое лицо должно соблюдать Конституцию и законы включает в перечень субъектов органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждан и их объединения (следует отметить, что конституционная формула «граждане и их объединения» также используется в статье 36 главы 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции Российской Федерации, закрепляющей за данными субъектами право частной собственности на землю).  Правомерно возникает вопрос: тождественно ли понятие «объединение граждан» понятию «юридическое лицо» и подпадают ли под понятие «объединения граждан» применительно к конституционным нормам юридические лица - субъекты предпринимательской деятельности, либо под «объединениями граждан» следует понимать только общественные организации, созданные для защиты каких-либо конституционно значимых прав и свобод.

Неопределенность в данном вопросе была снята Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 года по делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах», в котором Конституционный Суд указал, что «…акционерное общество, товарищества и общество с ограниченной ответственностью, …по своей сути являются объединениями – юридическими лицами, которые созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности…» [10]. Следует отметить, что данным Постановлением, имеющим прецедентное значение, Конституционный Суд Российской Федерации не только раскрыл правовое содержание понятия «объединение граждан», но и разрешил ряд принципиальных вопросов: во-первых, являются ли юридические лица субъектами обращения в Конституционный Суд; во-вторых, распространяются ли конституционные положения, в том числе и положения о правах и свободах человека и гражданина на юридические лица. Рассматривая вопрос о допустимости конституционной жалобы от юридического лица, Конституционный Суд РФ в данном Постановлении указал следующее «Статья 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации не определяет круг субъектов, правомочных обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобами, оставляя это на усмотрение законодателя. Согласно части первой статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также объединения граждан. По смыслу указанной нормы граждане и созданные ими объединения вправе обратиться с конституционной жалобой на нарушение прав, в частности, самого объединения, в тех случаях, когда его деятельность связана с реализацией конституционных прав граждан, являющихся его членами (участниками, учредителями)» [11]. Как отмечает Н.С. Бондарь, разрешая данную проблему, а именно вопрос о допустимости обращения в Конституционный Суд объединения граждан, при условии, что примененной или подлежащей применению в деле заявителей законодательной нормой были нарушены права соответствующего объединения, Конституционный Суд Российской Федерации изначально взял курс на наиболее оптимальное с точки зрения правозащитной функции и социального предназначения института конституционного контроля истолкование соответствующих взаимосвязанных положений Конституции Российской Федерации и Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» [12].

Весьма показательным, с точки зрения динамики правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации по данному вопросу является его Постановление от 12 октября 1998 г. № 24-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», в котором Конституционный Суд Российской Федерации расширил категорию «объединение граждан», включив в неё в том числе акционерные общества и государственные унитарные предприятия. В данном Постановлении Конституционный Суд указал следующее: «В отличие от акционерного общества, обладающего правом частной собственности на свое имущество, НИЦИАМТ как государственное унитарное предприятие собственником имущества не является, а обладает правом хозяйственного ведения. Между тем, согласно статье 8 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в Российской Федерации частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности признаются и защищаются равным образом. Юридические лица, как частные, так и государственные (независимо от их организационно-правовой формы), являются субъектами конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы, закрепленной статьей 57 Конституции Российской Федерации. Споры по жалобам юридических лиц, возникающие при определении соответствия законов статье 57 Конституции Российской Федерации, затрагивают ряд конституционных прав граждан, в частности право на равенство, право частной собственности, право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. Поскольку конституционная обязанность платить законно установленные налоги и сборы распространяется на всех налогоплательщиков, на государственные предприятия – юридические лица распространяются и конституционные принципы и гарантии в той степени, в какой эти принципы и гарантии могут быть к ним применимы» [13].

Таким образом, как показывает прецедентная практика российского судебного конституционного контроля, Конституционный Суд Российской Федерации выработал ряд принципиальных позиций, позволяющих самому широкому кругу юридических лиц обращаться с жалобой на нарушение основных прав не только в защиту интересов граждан, но и самого юридического лица, даже если оно создано не для целей реализации конституционных прав граждан (государственные и муниципальные унитарные предприятия). Тем самым, как отмечает В. Кузнецов, Конституционный Суд Российской Федерации высказался в пользу допустимости (с соблюдением ряда условий) применения конституционных норм в отношении юридических лиц, разрешив тем самым спор о том, могут ли применяться положения главы 2 «Права и свободы человека и гражданина» Конституции Российской Федерации в отношении юридических лиц [14]. 

В заключение, подводя итог вышесказанному, представляется вполне логичным сделать вывод о том, что юридические лица, как равноправные субъекты правоотношений не должны выводиться из под действия конституционных норм (включая нормы, регламентирующие права и свободы человека и гражданина) ибо это приведет к таким отрицательным правовым последствиям, как: освобождение юридических лиц от конституционных обязанностей, что не может не затронуть интересы государства и общества, а также конституционные права и свободы граждан; лишение юридических лиц защиты со стороны конституционных норм, что, несомненно, повлияет и на другие виды правовых гарантий юридических лиц (если исходить из того, что все другие виды гарантий, прежде всего, опираются на конституционные); создание благоприятной почвы для произрастания государственно-административного произвола, неправомерных действий законодательных и исполнительных органов. Наличие же у юридических лиц гарантированных Конституцией прав и свобод превращает их в «равноправных партнёров» государства, способных предъявить последнему правовые притязания, что, несомненно, способствует утверждению правовой государственности. Кроме того, считаем возможным сказать о том, что, обладая конституционными правами, юридические лица должны иметь реальную правовую возможность их защищать и не только в арбитражных судах и судах общей юрисдикции, но и посредством конституционного судопроизводства.

Литература

1. Конституция ПМР. Краткий постатейный комментарий: Норм. док. по отрасли права. – Тирасполь: ГУ «Юридическая литература», 2003. – С. 49.

2. См. дело Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece, 9 December 1994.

3. См. дело Sunday Times v. United Kingdom, 26 April 1979.

4. См. дело Presses Compania Naviera SA and others v. Belgium, 20 November 1995.

5. Кузнецов В. Конституция и права юридических лиц // Российская юстиция. 1997. № 4.

6. Конституция ПМР. Краткий постатейный комментарий: Норм. док. по отрасли права. – Тирасполь: ГУ «Юридическая литература», 2003. – С. 11.

7. Кузнецов В. Конституция и права юридических лиц // Российская юстиция. 1997. № 4.

8. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 7 октября 2003 года № 07–О/03 // Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики. 2004. – С. 77.

9. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 28 октября 2003 года № 08-О/03 // Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики. 2004. – С. 80.

10. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 октября 1996 г. № 17-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об акцизах» // Вестник КС  РФ. 1996. № 5.

11. См. там же.

12. Бондарь Н.С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным Судом Российской Федерации.  – М.: ЗАО Юстицинформ, 2005. – С. 55.

13. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 г. № 24-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1999. № 1.

14. Кузнецов В. Конституция и права юридических лиц // Российская юстиция. 1997. № 4.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|