ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

ПРИМЕНЕНИЕ  ОБЩЕПРИЗНАННЫХ  ПРИНЦИПОВ  И  НОРМ  О  ПРАВАХ  И  СВОБОДАХ 

ЧЕЛОВЕКА  В  ПРАКТИКЕ  КОНСТИТУЦИОННОГО  ПРАВОСУДИЯ

Слюсенко С.В.помощник судьи Конституционного

Суда Приднестровской Молдавской Республики

Признавая приоритетное значение института прав и свобод человека и гражданина в системе основ конституционного строя, и, следуя сложившейся в международной практике традиции нормативного закрепления прав и свобод человека и гражданина в основном законе государства, раздел II Конституции Приднестровской Молдавской Республики содержит практически все признанные международным сообществом права и свободы человека: гражданские, политические,  социально-экономические и культурные. Такие права, как право на жизнь, свободу, достоинство, неприкосновенность личности, свободу мнений, убеждений, автономию личной жизни, право на участие в политических процессах и другие являются необходимыми условиями устроения жизни человека в цивилизованном обществе и должны быть безоговорочно признаны и охраняемы государством.

Следуя современной правовой доктрине прав и свобод человека и гражданина, исходящей из их естественно-правового характера, статья 16 Конституции Приднестровской Молдавской Республики провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью общества и государства. Защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». В данном конституционном положении имеются ввиду общепризнанные права и свободы человека и гражданина, которые находят свое юридическое закрепление в международно-правовых актах. Это подтверждает конституционная норма, в соответствии с которой «Государство обеспечивает права и свободы граждан, закрепленные в Конституции. Перечисление в Конституции прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека». Таким образом, правовой статус личности в Приднестровской Молдавской Республике определяется Конституцией и национальным законодательством в соответствии с нормами международного права.

В сфере защиты прав и свобод человека и гражданина особую значимость приобретает проблема прямого действия общепризнанных принципов и норм международного права. В современном мире нормы международного права оказывают все более сильное влияние на развитие национальных правовых систем. Государства сегодня уже не могут игнорировать принципы и нормы  международного права, рассматривать их как общие декларации, которые совсем не обязательно выполнять.

В конституциях большинства государств получила конституционное закрепление взаимосвязь международного и внутригосударственного права. Это вызвано, «во-первых, усиливающейся интернационализацией и глобализацией процессов в современном мире и, во-вторых, повышением роли международного права, отражением в нем прогресса человеческой цивилизации» [1]. Помимо международных договоров (приоритетное действие которых закреплено в отраслевом законодательстве) составной частью правовых систем являются общепризнанные принципы и нормы международного права, что делает их обязательными для всех органов государственной власти, в том числе и судебной.

Хотя приоритет общепризнанных (обычных) норм международного права признан не всеми государствами, есть основания предположить, что в большинстве государств общепризнанные нормы о правах человека стоят, по крайней мере, на уровне конституционных норм. В Приднестровской Молдавской Республике данный факт подтверждается компетенцией Конституционного суда, в соответствии с которой, наряду с разрешением дел о конституционности правовых актов, он дает заключения о противоречии закона (в том числе конституционного) общепризнанным принципам и нормам международного права, правилам ратифицированного международного договора.

Ряд юристов-международников считает, что категория общепризнанных принципов и норм международного права является неопределенной, и на сегодняшний день нет единства в отношении перечня и содержания указанных принципов и норм международного права как общепризнанных. Действительно, вопрос о том, какие принципы и нормы международного права являются общепризнанными, какие нормы можно использовать в правоприменительной деятельности непосредственно, а для каких необходима предварительная имплементация в национальное законодательство, носит дискуссионный характер.

Однако в отношении общепризнанных норм международного права в сфере защиты прав человека, следует отметить, что  большинство из них имеют конкретное содержание и могут быть пригодны для прямого действия в системе национального права.

«Права человека утверждают достоинство всех и каждого и неприкосновенность прав человеческой личности. Они внутренне присущи каждому человеку, каждой личности, а не датируются каким-либо органом государственной власти и не зависят от таких органов. Не может быть так, чтобы для одного континента существовал один закон, а для другого – другой. И должен существовать лишь один стандарт – всеобщий стандарт, по которому следует судить нарушения прав человека» [2].

Международная  практика исходит из реальности существования универсальных норм. Согласно принципу добросовестного выполнения обязательств каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права. В решениях Международного Суда ООН имеется множество ссылок на «общие нормы международного права».

Обобщая сложившиеся в науке международного права представления, под общепризнанными принципами и нормами международного права следует понимать принципы и нормы, имеющие императивную силу, юридически обязательную для всех государств, включая применяющее государство. Само понятие «общепризнанные принципы и нормы» означает универсальный их характер, признание государствами – участниками международного общения.

Если основным источником общепризнанных принципов международного права является Устав ООН, то вычленение круга общепризнанных норм международного права должно базироваться на правиле ст. 53 Венской конвенции о международных договорах 1969 г. По формулировке этой статьи императивная общая (то есть не региональная) норма международного права считается таковой, если она принимается и признается «международным сообществом государств в целом». «В целом» явно не означает «все государства», поскольку консенсус 200 государств просто невозможен. Лукашук И.И. считает, что эта дилемма может быть решена, если исходить из того, что представительное большинство государств должно удовлетворять требованиям, которые статус Международного Суда ООН предъявляет к составу судей, а именно - обеспечивать представительство главнейших форм цивилизации и основных правовых систем мира [3].

Среди общепризнанных принципов международного права на первом месте стоит принцип всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод, который нашел свое развитие в положениях Всеобщей декларации прав человека 1948 года, к выполнению которой,  согласно преамбуле, должны стремиться все народы и все государства. Всеобщая декларация прав человека, формулирующая общепризнанные принципы и нормы международного права в сфере прав и свобод человека из документа рекомендательного характера превращается  по воле самих государств в документ нормативно-обязательный. Этот документ оказывает существенное влияние на формирование правосознания и правовой культуры населения, должностных лиц органов государственной власти. «Положения Всеобщей декларации прав человека являются важнейшим политико-духовным, правовым, культурологическим фактором в профессиональной деятельности судов и других правоприменителей. Судьями и другими правоприменителями в условиях господства  власти закона она воспринимается как одна из фундаментальных правовых ценностей, как правовой идеал. Идеи Всеобщей декларации прав человека лежат в основе современного прогрессивного правового мировоззрения, взгляда на человека, на его основные права и свободы как высшую социальную и индивидуальную ценность» [4].

Конституция Приднестровской Молдавской Республики последовательно воплотила в своем содержании положения Всеобщей декларации прав человека, других международно-правовых актов о правах человека и Конституционный суд при формулировании своих правовых позиций неоднократно отмечал корреспондирование конституционных норм нормам международно-правовых актов.

Закрепляя права человека и гражданина в Конституции и признав общепризнанные принципы и нормы международного права составной частью правовой системы, государство берет на себя обязанность осуществлять исполнение и защиту принципа приоритета прав и свобод человека и гражданина, что свидетельствует о приверженности этого государства идеалам мирового сообщества, общепризнанным нормам и принципам международного права. Реализация данного принципа обеспечивается установлением развернутой системы государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, в которую входит и конституционное правосудие. Причем в большинстве правовых государств защиту прав и свобод человека и гражданина рассматривают как ключевую функцию Конституционного суда, исходя из принципа, согласно которому права и свободы являются неотчуждаемыми, принадлежащими ему от рождения, т.е. естественными.

Практика конституционных судов по использованию общепризнанных принципов и норм международного права в научной литературе часто подвергается критике. Высказывается мнение о том, что ссылка на те или иные общепризнанные принципы и нормы международного права без установления факта их признания государством является некорректной [5].

Н.В. Витрук считает, что «суверенное государство в лице своих компетентных органов (одним из таковых и является Конституционный Суд РФ) может признать для себя, а не для других государств, тот или иной принцип или норму международного права в качестве общепризнанного и не только признать, но и раскрыть его содержание и определить основания и пределы применения при разрешении конкретной конституционно-правовой проблемы» [6] Положения Конституции о правах и свободах человека и гражданина дают Конституционному суду такое право. В соответствии с правовой позицией, выраженной Конституционным судом Российской Федерации в Постановлении от 2 февраля 1996 года, если международно-правовая норма закрепляет более широкие возможности для защиты прав граждан, чем закон,  являясь составной частью правовой системы, она имеет приоритет перед внутренним законодательством по вопросам защиты прав и свобод граждан.

Вместе с тем Конституционный Cуд Российской Федерации в соответствии с компетенцией, предоставленной Конституцией, проверяет нормативные акты лишь с точки зрения их соответствия Конституции. Поэтому Конституционный Суд не может в резолютивной части своих решений непосредственно ссылаться на общепризнанные принципы и нормы международного права. «Конституционный Суд РФ (как и многие другие конституционные суды) используют положения Всеобщей Декларации прав человека и других международно-правовых актов о правах человека и гражданина как источник формирования внутреннего правового убеждения судей,  как один из критериев в интерпретации основных прав и свобод человека и гражданина, закрепленных и не закрепленных в Конституции Российской Федерации, как дополнительный аргумент в обосновании принимаемых решений» [7].

В Приднестровской Молдавской Республике практическое значение названная выше проблема приобрела в связи с созданием и деятельностью Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, который, аргументируя свои решения, неоднократно обращался к положениям международных документов о правах и свободах человека и гражданина, используя их как один из критериев разрешения конституционно-правовых проблем.

Так в Постановлении от 16 декабря 2003 года № 07–П/03, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, сославшись на статьи 22, 25 Всеобщей декларации прав человека и статью 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, подчеркнул, что  основные права и свободы человека и гражданина находятся под охраной государства, государство обязано заботиться о благополучии своих граждан и их социальной защищенности. Принцип уважения прав человека и основных свобод закреплен во Всеобщей декларации прав человека (от 10 декабря 1948 года), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (от 16 декабря 1966 года) и в других международных актах. Так статья 22 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что каждый человек как член общества имеет право на социальное обеспечение в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства, статья 25 указанной Декларации предусматривает право человека на социальное обеспечение в случаи его инвалидности, а статья 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах закрепляет право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование.  Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики правомерно усмотрел в статье 38 Конституции факт имплементации положений статей 22, 25 Всеобщей декларации прав человека и статьи 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и, учитывая, что все положения Конституции согласно ст.2 имеют к тому же прямое действие, признал на этом основании соответствующим  нормам  Конституции и международно-правовых документов правило статьи 4 Закона «О государственном фонде обязательного социального страхования Приднестровской Молдавской Республики», в соответствии с которым работникам, утратившим трудоспособность, и семьям погибших на производстве выплата единовременных пособий производится из средств Государственного фонда обязательного социального страхования. Государство гарантирует, таким образом, своевременность выплат единовременных пособий вне зависимости от сроков поступления соответствующих сумм в указанный фонд от виновных предприятий. При разрешении данного дела Конституционный суд исходил, из конституционных положений и международно-правовых документов о правах и свободах человека и гражданина.

В Постановлении от 18 мая 2004 года № 04–П/04 Конституционный суд, сославшись на п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12. п. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, указал, что ограничение прав, закрепленных в Конституции, нуждается в особом конституционном обосновании, и признал не соответствующей Конституции статью 17 Закона «О малой приватизации», необоснованно ограничивающую права собственника, устанавливающую требование, при котором до окончания срока договора аренды объект малой приватизации без согласия арендатора или без расторжения договора с ним приватизации не подлежит. Поскольку право собственности и свобода экономической деятельности находятся под защитой основного Закона, законодатель не может на свое усмотрение произвольно ограничивать эти права. Значение статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в том, что она закрепляет гарантии защиты конституционных прав и свобод человека от нарушения со стороны всех ветвей государственной власти, устанавливает для законодателя пределы допустимых ограничений прав и свобод человека и гражданина. Законодатель не вправе издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, закрепленные как в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так и в международных правовых нормах, являющихся составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики.

В Постановлении от 22 марта 2005 года № 02-П/05 Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, сославшись на пункт 1 статьи 25 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года,  пункт 1 статьи 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года признал положения статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР, устанавливающие ограничения конституционного права на жилище в связи с временным отсутствием нанимателя или членов его семьи, не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Перечень международных документов, содержащих общепризнанные принципы и нормы международного права, используемых в практике Конституционных судов достаточно широк. Используются не только общеобязательные источники, но и рекомендации, декларации, резолюции, некоторые положения, содержащиеся в документах международных организаций, международных конференций, в которых выражены тенденции мирового общественного прогресса. Например, Конституционный Суд Российской Федерации при вынесении решений ссылается также на конвенции и рекомендации Международной Организации Труда, хотя они и не являются самоисполняемыми, но, являясь составной частью правовой системы, они во многом определяют национальную политику государств. Со вступлением бывших социалистических государств в Совет Европы особо актуальной для Конституционных судов стала практика соблюдения документов Совета Европы и  практики Европейского суда по правам человека. Так, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 июня 2000 года и Конституционный Суд Украины в Решении от 10 апреля 2003 года в своих выводах непосредственно опирались на правовые позиции Европейского Суда по правам человека.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в своей практике последовательно, хотя и несколько осторожно обращается к общепризнанным принципам и нормам международного права в своей деятельности. Следует отметить, что граждане при обращении в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в обоснование своих притязаний достаточно часто оперируют положениями международного права, ссылаясь на такие международно-правовые акты, как Всеобщая декларация прав и свобод человека и гражданина, Международные пакты о правах человека и другие международные документы. К сожалению, судьи и другие правоприменители пока еще недостаточно применяют напрямую общепризнанные принципы и нормы  международного права, являющиеся составной частью правовой системы государства, хотя реализация и применение общепризнанных принципов и норм международного права может осуществляться и судебными органами наряду с деятельностью законодательной власти, которая имплементирует их в национальное законодательство. Принятие решений Конституционными судами со ссылками на общепризнанные принципы и нормы международного права является одним из способов реализации международных документов на территории государства. Органы правосудия, вынося решения на основании национального законодательства, вправе руководствоваться как самими нормами соответствующих международных документов о правах и свободах человека и гражданина, так и их международно-правовым пониманием.

Актуальность этого вопроса определяется и стремлением Приднестровской Молдавской Республики к вхождению в международное сообщество, интеграцией его во всемирную правовую систему, а, следовательно, необходимостью гармонизации международного и внутригосударственного права, и, в первую очередь в сфере соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Литература

1. Саидов А.Х. Международное право прав человека.  – М., 2002. С. 82.

2. Кофи Аннон, Генеральный секретарь ООН. Всеобщая декларация прав человека: 1948-1998.  – М., 1998. С. 26.

3. Лукашук И.И.  Международное право в судах государств.  – СПб., 1993. С. 13.

4. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 годы).  – М., 2001. С. 134.

5. Марочкин С.Ю. Юридические условия действия норм международного права в правовой системе Российской Федерации // Московский журнал международного права.

– 1998. – № 2. С. 53.

6. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 годы).  – М., 2001. С. 127.

7. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 годы).  – М., 2001. С. 134.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|