ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ

Ляхова М.И., судья Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики


Понятие «конституционный строй» в научной литературе определяется по-разному: одни конституционалисты считают, что это – порядок, при котором соблюдаются права и свободы человека и гражданина, а государство действует в соответствии с конституцией. Другие, что это – логическое построение, отражающее объективированные в нормах конституционного права устройство государства и общества, а также положение человека в системе отношений: государство – общество – личность.
Конституционный строй есть сложное и многофункциональное политико-юридическое понятие, он образует стержень национальной правовой системы.
Установление конституционного строя начинается с определения принципов организации государства в его соотношении с личностью и гражданским обществом. Эти принципы как раз и составляют содержание вводных (первых) разделов (глав) большинства конституций европейских государств. Эти разделы (главы) содержат основополагающие характеристики государства и общества, условно их можно назвать общей частью конституции относительно остальных разделов (глав), которые в этом случае выполняют роль ее особенной части, в некоторой степени раздел (главу) первый можно называть конституцией в Конституции.
В конституциях зарубежных стран обычно не используется термин «основы конституционного строя», так названы первые главы в конституциях лишь нескольких европейских государств (Армения, Российская Федерация, Республика Беларусь, Приднестровская Молдавская Республика). Такой специальной главы нет в конституциях Дании, Ирландии, Исландии, ФРГ. В конституциях других Европейских стран встречаются главы под названиями: «Основы государственного строя» (Швеция, Финляндия); «Основные принципы» (Албания, Италия, Молдова, Португалия), «Общие положения» (Австрия, Азербайджан, Венгрия, Швейцария, Грузия, Казахстан, Республика Кипр, Латвия, Словения, Украина, Эстония); «Общие принципы» (Турция, Румыния); «О суверенитете» (Франция, Княжество Андорра); «Основные положения» (Греция, Македония, Югославия, Чехия, Словакия); «Основные начала» (Болгария); «Вводный раздел» (Испания); или носят название государства (Литва, Мальта, Босния и Герцеговина).
Независимо от того, содержатся или не содержатся в основном законе специальные разделы (главы) об основах конституционного строя и как они названы, нормы-принципы, относящиеся к понятию основ конституционного строя, присутствуют в разных главах конституции, в специальных законах или признаются судебной практикой во всех цивилизованных странах.
По своей юридической силе статус норм, составляющих основы конституционного строя, выше статуса других норм основного закона, и поэтому многие конституции устанавливают возможность внесения в них изменений только посредством проведения референдума (Конституция Литвы (ст. 148), Конституция Эстонии (ст. 162), Конституция Приднестровья (ст. 102). Конституция Российской Федерации предусматривает пересмотр 1 главы только в порядке общего пересмотра конституции (ст. 135). Иерархичность этих норм прямо отмечена в конституциях Приднестровской Молдавской Республики и Российской Федерации, которые указывают, что никакие другие положения конституции не могут противоречить основам конституционного строя (часть вторая статьи 15 Конституции Приднестровья и часть вторая статьи 16 Конституции России).
Разделы (главы) об основах конституционного строя европейских конституций обычно начинаются с норм, определяющих политическую основу государства: Италия – демократическая республика, основывающаяся на труде. Суверенитет принадлежит народу (ст. 1); Литовское государство является независимой демократической республикой (ст. 1); Приднестровская Молдавская Республика – суверенное, независимое, демократическое, правовое государство (ст. 1), Чешская Республика является суверенным, единым и демократическим правовым государством (ст. 1).
Суверенным признается государство, власть которого обладает верховенством на всей территории внутри страны и независимостью в сфере международного общения.
Под независимым государством следует понимать государство, созданное народом для обеспечения свободы своего духовного, культурного, экономического и политического развития от противоправных посягательств любого иного государства или группы государств.
Демократическим признается государство, устройство и деятельность которого соответствуют свободно выраженной воле народа, а также реально обеспечивают соблюдение основных прав человека и гражданина.
Фундамент демократии – свободно выраженная воля народа самостоятельно определять политическую, экономическую социальную и культурную жизнь в стране, а также свое политическое участие в деятельности государства. Как отмечается в главе первой Конституции Финляндии «Целью демократии является обеспечение каждому права участвовать в общественной деятельности и развитии среды обитания» (§ 2).
Важнейшим признаком демократического государства является безусловная выборность его высших органов и должностных лиц.
Демократия хороша в обществе социального благополучия. Социальное государство впервые в конституционной практике европейских стран провозглашено в Основном законе ФРГ: «Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным федеративным государством» (ст. 20), «Конституционное устройство в землях должно соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства» (ст. 28). В соответствии с данной нормой принцип социального государства отражен: в ст. 23 Конституции Земли Баден-Вюртемберг, в ст. 2 Конституции Земли Бранденбург, в ст. 2 Конституции Земли Нижняя Саксония и в др. В настоящее время о социальной государственности заявлено в конституционных актах Армении (ст. 1), Белоруссии (ст. 1), Испании (ст. 1), Казахстана (ст. 1), Франции (ст. 1), Турции (ст. 2) и др. Отдельные Основные законы содержат указание на некоторые характерные штрихи социального государства. В ст. 7 Конституции России установлено «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».
Социальное государство призвано обеспечивать своих граждан работой, поддерживать прожиточный минимум, справедливо распределять государственные доходы, содействовать развитию малого и среднего бизнеса, соблюдать интересы наемного труда, обеспечивать развитие и сохранение культуры народа, предпринимать меры для сохранения физического здоровья людей, а также многое другое, составляющее естественное и неотъемлемое условие для самосохранения народа.
Такой подход к пониманию государством своего социального предназначения отражен в ряде статей Конституции Королевства Нидерландов: «Государственные органы должны заботиться об обеспечении средств к существованию и справедливом распределении богатства» (часть 1 ст. 20); «Государственные органы должны заботиться о сохранении населения, защите и улучшении окружающей среды» (ст. 21); «1. Государственные органы обязаны предпринимать меры по защите здоровья населения. 2. Государственные органы должны заботиться об обеспечении населению достаточного жизненного уровня. 3. Государственные органы должны содействовать социальному и культурному развитию общества и развитию сферы досуга и отдыха» (ст. 22).
Правовое государство – синоним государства справедливости. Поэтому правовым признается государство, которое во всей своей деятельности связано и ограничено правом и конституцией страны, а главной своей заботой признает обеспечение прав человека. Такое государство находится под правом, подчинено ему, и, соответственно, должно быть лишено возможности выходить за его пределы. Правовое государство созидается на двух столпах: народном суверенитете и естественных правах человека. Классическое определение сути правового государства содержится в абз. 3 ст. 20 Основного закона ФРГ: «Законодательство связано конституционным строем, исполнительная власть и правосудие – законом и правом».
Многие традиционные монархии на пути приобретения качества правового государства намного обогнали иные республики. Примером может служить Княжество Монако, в конституции которого установлено: «Принцип правления – наследственная и конституционная монархия. Княжество является правовым государством, приверженным уважению фундаментальных прав и свобод» (ст. 2). К числу правовых можно отнести также такие монархические страны, как Бельгия, Великобритания, Дания, Испания, Люксембург, Лихтенштейн, Нидерланды, Норвегия, Швеция.
Основополагающий конституционный принцип – принцип справедливости. Отличительно ярко этот принцип отражен в части первой ст. 1 Конституции Испании: «Испания конституируется в социальное и демократическое правовое государство, которое провозглашает высшими ценностями своего правопорядка свободу, справедливость, равенство и политический плюрализм».
Суверенитет народа – один из столпов, на котором зиждется правовое государство. Государство получает свой суверенитет из рук народа, а потому только народ делает власть государства законной. Народный суверенитет является основой государственной власти. Народ – важнейший субъект конституционного права. Поэтому современный уровень развития конституционализма позволяет говорить не только о правах, обязанностях и ответственности отдельных людей, граждан и государства в целом, но и о правах, обязанностях и ответственности народа, и, прежде всего, – его солидарной ответственности за свой конституционный выбор.
Будучи источником государственной власти, народ должен отвечать за то, каким образом и в чьи конкретно руки он передает свои властные полномочия.
Основополагающее значение для сохранения за народом статуса единственного источника власти имеет и то, как и кого, он выбирает в высшие институты государства. В равной степени и то, насколько он способен защищать и поддерживать тех, кто самозабвенно выражает его интересы.
Естественное право народа на признание его первичным, единственным, ни от кого не зависящим носителем и источником всей государственной власти на территории соответствующей страны в конституционном праве получило наименование принципа народного суверенитета. Так в преамбуле Конституции Литовской Республики установлено: «Литовский народ… воплощая естественное право человека и Народа свободно жить и творить на земле своих отцов и предков – в независимом литовском государстве… принимает и провозглашает настоящую Конституцию».
Суверенитет народа – основанное на естественном праве полновластие народа, выражающееся в его полномочии принимать, изменять и отменять свою конституцию, учреждать и упразднять свое государство, избирать и смещать его должностных лиц, а также свободно осуществлять и защищать свои естественные права и свободы в интересах общественного благосостояния.
Суверенитетом не может обладать никто, кроме самого народа. Суверенитет един, неделим и неотчуждаем, он является неотъемлемым качеством народа, от которого и происходит всяческая власть. Государство вправе претендовать лишь на его осуществление, но никак не на обладание им. Именно поэтому статьи конституций о суверенитете народа должны предшествовать статьям о суверенитете государства. Вся власть в государстве (законодательная, исполнительная, и судебная), а также их должностные лица абсолютно все свои полномочия в той или иной форме в конечном итоге должны приобретать, удерживать и терять в соответствии с волей народа. Практически все конституции европейских стран содержат соответствующие положения. Ст. 33 Конституции Бельгии гласит: «Все власти исходят от нации»; ст. 1 Конституции Греции устанавливает: «Вся власть исходит от народа, существует для народа и нации и осуществляется путем, определяемым Конституцией»; в ст. 1 Конституции Испании установлено: «Носителем национального суверенитета является испанский народ, источник государственной власти»; часть вторая ст. 1 Конституции Приднестровья устанавливает «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Приднестровской Молдавской Республике является народ»; ст. 20 Основного закона ФРГ провозглашает: «Вся государственная власть исходит от народа»; ст. 1 Конституции Эстония гласит «…носителем верховной власти является народ».
Именно в принципе суверенитета основана так называемая первоначальная учредительная власть народа.
Многие конституции не допускают ни ущемления, ни ограничения, ни присвоения суверенитета народа. Устанавливают, что любые действия, связанные с захватом власти или присвоением властных полномочий, влекут за собой преследования по закону. Конституции Азербайджанской Республики (ст. 6), Республики Молдова (ст. 2), Приднестровской Молдавской Республики (ст. 1) объявляют присвоение, захват (узурпацию) власти «тягчайшим преступлением против народа». По Конституции Литовской Республики противодействие насильственному посягательству на независимость, территориальную целостность или конституционный строй признано правом как народа, так и каждого гражданина Литвы (ст. 3). Основной Закон Федеративной Республики Германия устанавливает право всех немцев оказывать сопротивление всякому, кто попытается устранить конституционный строй, если иные средства не могут быть использованы (ст. 20).
В отличие от народного, государственный суверенитет может подлежать ограничениям. Принцип ограничения государственного суверенитета нашел свое отражение в статье 24 Основного закона ФРГ: «Федерация может законодательным путем передавать свои суверенные права межгосударственным учреждениям». В части второй ст. 9 Конституции Австрии, в которой указано: «На основании закона или государственного договора, одобряемого согласно ст. 50 абзацу 1, отдельные суверенные права Федерации могут быть переданы межгосударственным учреждениям и их органам, а деятельность органов иностранных государств внутри страны, как и деятельность австрийских органов за границей, может быть урегулирована в рамках международного права».
Под конституцией (от лат. constitutio – установление) понимается основной закон государства, имеющий высшую юридическую силу.
Высшая юридическая сила Конституции – правовое состояние, при котором все нормативные акты должны приниматься на основе и в соответствии с основным законом страны. Чтобы не произошло растворения конституционных положений в море конституционного права, законодатель придает определенным нормам конституции или всей конституции статус прямого и непосредственного действия, что позволяет заинтересованному субъекту требовать защиты своих прав в судебном порядке, ссылаясь только на конституционную формулировку. Даже в тех странах, где об этом не упоминается в тексте конституции, прямое действие давно признается судебной практикой. В Приднестровской Молдавской Республике о прямом действии Конституции говорится в статье 2. Все нормативно-правовые акты, принятые в Приднестровской Молдавской Республике как до, так и после вступления в силу настоящей Конституции, являются действующими в части, не противоречащей Основному Закону.
Прямое действие конституции особо важно для защиты прав и свобод граждан. В ст. 6 Конституции Литовской Республики указано: «Конституция является целостным и непосредственно применяемым актом. Каждый может защитить свои права, основываясь на нормы Конституции». Представляет интерес категоричность, с которой Конституция Молдовы объявляет недействительными противоречащие основному закону нормативные акты, так в ст. 7 Конституции установлено: «Ни один закон или правовой акт, противоречащий положениям Конституции, не имеет юридической силы». Ст. 5 Конституции Болгарии гласит: «Конституция высший закон, и другие законы не могут ей противоречить. Предписания Конституции имеют непосредственное действие». Ст. 3 Конституции Португалии определяет: «Государство подчиняется Конституции и опирается на демократическую законность. Юридическая сила законов и других актов государства, автономных областей, местных органов власти и иных других публично-властных учреждений зависит от их соответствия Конституции».
Конституционалисты отмечают, что «история показывает, что государство возникает одновременно с обретением территории, потому что наличие границ позволяет устанавливать пределы, в которых осуществляется государственная власть».
Территория государства – это часть земного шара, принадлежащая определенному народу и являющаяся основой его суверенитета и благосостояния. Интересно и удачно об этом сказано в конституционных актах некоторых государств: «Территория Республики Беларусь является естественным условием существования и пространственным пределом самоопределения народа, основой его благосостояния и суверенитета Республики Беларусь» (ст. 9 Конституции Беларуси) или «Принадлежащая народу территория состоит из всего острова Ирландия, прилегающих к нему островов и территориального моря» (ст. 2 Конституции Ирландии). Некоторым разнообразием по этому вопросу отличается Конституция Турции, которая гласит: «Турецкое государство, его территория и нация – единое неделимое целое» (ст. 3). Часть первая ст. 14 Конституции Приднестровья перечисляет, какие города и населенные пункты входят в состав республики, часть вторая этой же статьи устанавливает, что границы и территория Приднестровской Молдавской Республики определяются законом.
В теории конституционного права важнейшая роль отводится понятию «формы государства», которая состоит из трех элементов: формы правления, формы государственного устройства и политического (государственного) режима. Форма государственного устройства – один из основных параметров, по которым познается и оценивается государство. По своему устройству государства подразделяются на федеративные и унитарные.
Под унитарными понимается единое государство, внутри которого нет иных государственных образований, а его составные части в виде административно- территориальных единиц (например, сел, поселков, городов и областей) наделены правами местного самоуправления. К числу унитарных относятся Великобритания, Италия, Испания, Нидерланды, Португалия, Польша, Франция, Финляндия, Швеция и ряд других государств. Их основными признаками являются единая конституция и правовая система, единая система высших органов государственной власти (парламент, глава государства, правительство), единое гражданство, единая судебная система. Территория унитарного государства подразделяется на части, не обладающие какой-либо политической самостоятельностью.
Вместе с тем в унитарных государствах допускается территориальная, или как ее еще называют административная автономия. Административной автономией обычно наделяются отдельные части территории единого государства, которые обладают национальными, этническими или историческими особенностями. Например, на территории Дании правами автономии пользуются Фарерские острова и Гренландия (часть Y Конституции). В Италии – Сицилия, Сардиния, Трентино-Альто Адидже, Фриули-Венеция-Джулия и Валле д'Аоста (ст. 116 Конституции). В Финляндии таким статусом наделены Аландские острова (§ 120 Конституции). В Украине автономией пользуется Республика Крым (раздел Х Конституции).
В Конституции Португальской Республики содержится положение: «Государство является унитарным и уважает в своей организации принципы автономии местных органов власти и демократической децентрализации государственного управления» (часть первая ст. 6).
Различаются два типа унитарных государств: децентрализованные и централизованные. К числу первых относятся те государства, в которых региональные органы образуются независимо от центра и потому отношения между ними строятся на началах децентрализации (Великобритания, Испания, Италия, Польша). Конституция Польши устанавливает: «Территориальное устройство Республики Польша обеспечивает децентрализацию публичной власти» (часть первая ст. 15).
Ко второму типу относятся государства, в которых контроль центра за региональными органами осуществляется путем назначения их руководителей- губернаторов, префектов, глав администраций и т.д. (Нидерланды, Казахстан, Франция).
Федерация представляет собой союз государственных образований (субъектов федерации), каждое из которых обладает значительной юридической и определенной политической самостоятельностью, а также равным правовым статусом по отношению друг к другу.
Составляющие федерацию государственные образования – субъекты федерации имеют разное название, например: земли (Австрия, ФРГ), республики (Россия), кантоны (Швейцария), но при этом они все являются субъектами федерации и имеют свое собственное административно-территориальное устройство.
Монархия – такая форма правления, при которой главой государства является лицо, статус которого, как правило, является пожизненным и передается в порядке престолонаследования, исключением является выборная пожизненная теократическая монархия Ватикана. Престолонаследование во всех без исключения наследственных монархиях основано на династическом начале. Конституции монархических государств содержат, как правило, достаточно подробные и юридически специальные правоположения (или даже целые разделы), посвященные определению династии и принципов престолонаследования.
Современные монархии можно разделить на абсолютные и конституционные. К абсолютной монархии относится – Ватикан.
Конституционная монархия подразделяется на дуалистическую и парламентарную.
Парламентарные монархии существуют в таких европейских странах, как Бельгия, Великобритания, Швеция, Дания, Испания, Норвегия, Люксембург, и некоторых других.
Все европейские монархии конституционно представлены как единоличные. Исключение представляет Андорра, где функцией главы государства наделяются двое соправителей (ст. 43), выражающих двойной суверенитет в отношении Андорры со стороны Франции и епископа Урхельского, но и здесь доминирование парламентских институтов допускает временное нефункционирование одного из соправителей при признании правомочности действий второго.
Республика – форма правления, которая характеризуется выборностью и сменяемостью высших органов (институтов) государства: парламента, главы государства и правительства. Республика – весьма распространенная в мире форма правления, а при прочих равных условиях и наиболее демократичная. Современная теория конституционного права выделяет три разновидности республиканской формы правления: парламентарную, президентскую и полупрезидентскую.
Многие страны Европейского Союза предпочитают либо классическую парламентарную республику, либо парламентарную монархию.
Парламентарными республиками являются Австрия, Албания, Венгрия, Греция, Италия Ирландия, Латвия, Мальта, Молдова (которая из полупрезидентской трансформировалась в парламентарную), ФРГ, Швейцария, Эстония и некоторые другие.
Полупрезидентскими (смешанными) республиками являются Азербайджан, Армения, Беларусь, Болгария, Литва, Польша, Португалия, Румыния, Россия, Словения, Украина, Франция, Финляндия, Хорватия и некоторые другие.
На роль народа в избрании наиболее предпочтительной для него формы правления как раз и обращает внимание ст. 1 Конституции Ирландии: «Ирландский народ настоящим утверждает неотъемлемое, неотчуждаемое и суверенное право избирать собственную форму правления, определять свои отношения с другими народами и развивать свою политическую, экономическую и культурную жизнь в соответствии с его собственными склонностями и традициями».
Гражданство – конституционно правовая категория, свойственная государству с республиканской формой правления. Для монархических государств характерно понятие «подданство», которое, по сути, равнозначно гражданству. Вместе с тем необходимо отметить, что в некоторых монархиях наметилась тенденция вытеснения понятия подданства термином «гражданство».
Суть гражданства заключается в том, что народ, проявляя свою суверенную волю, обязывает учрежденное им государство осуществлять эффективную защиту права каждого гражданина как в пределах страны, так и за ее рубежом.
Институт гражданства основан, прежде всего, на принципе взаимной справедливости в отношениях между государством и человеком.
В государствах с унитарной формой правления существует единое гражданство, в то время как во многих федеративных государствах лицо считается гражданином союза и одновременно субъекта федерации.
Конституции некоторых стран допускают для своих граждан право иметь двойное гражданство. Достаточно гибкую форму решения данного вопроса предлагает Конституция Испании: «Государство может заключать договоры о двойном гражданстве с иберо-американскими странами, имевшими или имеющими особые связи с Испанией. В этих странах, даже если они не признают за своими гражданами такого права на взаимной основе, испанцы могут натурализоваться без потери испанского гражданства» (часть третья ст. 11). Некоторые республики бывшего СССР пошли по пути признания двойного гражданства в случаях, предусмотренных международными соглашениями. Такая позиция нашла свое отражение в ст. 18 Конституции Молдовы: «Граждане Республики Молдова не могут быть гражданами других государств, за исключением случаев, предусмотренных международными соглашениями, одной из сторон которых является Республика Молдова». Конституция Приднестровья предусматривает двойное гражданство, ст. 3 Конституции указывает, что «Гражданин Приднестровской Молдавской Республики может иметь гражданство другого государства – двойное гражданство».
Большинство государств не допускают лишения гражданства: «Гражданин Республики ни при каких условиях не может быть лишен гражданства, права изменить свое гражданство, а также не может быть изгнан за пределы Казахстана» (часть вторая ст. 10 Конституции Казахстана), «Гражданин Республики Македония не может быть лишен гражданства и выслан из страны или выдан другому государству» (ст. 4 Конституции Македонии), «Не может быть лишен румынского гражданства тот, кто приобрел его по рождению» (часть вторая ст. 5 Конституции Румынии), «Никто не может быть лишен гражданства против его воли» (часть вторая ст. 12 Конституции Чехии).
Конституция Греции предусматривает возможность лишения греческого гражданства: «Лишение греческого гражданства допускается только в случае добровольного приобретения иного гражданства или поступления на службу, противоречащую национальным интересам, в зарубежной стране в соответствии со специально предусмотренными законом условиями и процедурой» (часть третья ст. 4). Конституция Молдовы законодательно предусматривает возможность лишения гражданства «Никто не может быть произвольно лишен гражданства или права изменить его» (часть вторая ст. 17).
Господствующей формой собственности, согласно конституциям классических буржуазных государств Европы, является частная собственность. Частная собственность в этих государствах неприкосновенна. Никто не может быть лишен своей собственности, кроме тех случаев, когда того требует общественная необходимость. При этом изъятие собственности допускается только в порядке, установленном законом, при условии полной компенсации собственности.
Конституции классических буржуазных государств Европы также содержат и предписания, ограничивающие право частной собственности или допускающие возможность его ограничения.
В конституциях постсоциалистических государств Восточной Европы содержатся предписания, определяющие их экономический строй. В них имеются статьи, касающиеся видов собственности. Так в Конституции Болгарии говорится, что собственность является частной и публичной. Частная собственность объявляется неприкосновенной (ст. 17). Согласно Конституции Венгрии экономика тоже является рыночной – общественная и частная собственность пользуются равными правами и одинаковой защитой (§ 9). Согласно Конституции Польши основой экономического строя этого государства является социальное рыночное хозяйство, опирающееся на свободу хозяйственной деятельности, частную собственность, а также на солидарность, диалог и сотрудничество социальных партнеров (ст. 20). Польская республика охраняет собственность и право наследования (ст. 21 Конституции). Рыночная экономика провозглашается конституциями Албании (ст. 11), Македонии (ст. 20), Румынии (ст. 41).
В конституциях государств, образовавшихся после распада СССР, также содержатся предписания, определяющие их экономический строй. Согласно части первой ст. 46 Конституции Литовской Республики хозяйство Литвы основывается на праве частной собственности, на личной свободе хозяйственной деятельности и личной инициативе. Конституцией Приднестровской Молдавской Республики «признаются государственная, частная и иные формы собственности. Все формы собственности в равной степени защищаются государством» (ст. 4). Конституцией Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности, а также право частной собственности охраняется законом (ст. 8).
Аналогичные по смыслу предписания содержатся в конституциях Азербайджана (ст. 13), Армении (ст. 8), Белоруссии (ст. 13), Казахстана (ст. 6), Молдовы (ст. 9).
Ныне установленный экономический строй постсоциалистических государств – это реставрация института частной собственности.
Следует отметить, что в конституциях большинства этих государств, содержатся предписания, существенно ограничивающие право частной собственности. Согласно Конституции Словакии минеральные ресурсы, подземные воды, природные лечебные источники и водные потоки являются собственностью Словацкой Республики. В соответствии с Конституциями Республики Беларусь, Приднестровской Молдавской Республики земля, недра, воды, леса, воздушное пространство, а также иные природные ресурсы являются объектами исключительной собственности государства (ст. 13 Конституции Белоруссии, ст. 5 Конституции Приднестровья).
Следовательно, можно сделать вывод о том, что большинство конституций государств Европы устанавливает новую экономическую структуру общества, которая основывается на идее о том, что демократическое развитие современного капиталистического общества может быть обеспечено лишь при условии признания разных форм собственности, а также существенном ограничении права частной собственности. Эти конституции отвергают старую, отжившую свой век концепцию о безраздельном господстве в обществе частной собственности. Конституции ряда государств Европы ограничивают право частной собственности с точки зрения объекта собственности. В этих странах в частной собственности не могут находиться, как правило, недра, воды, растительный и животный мир, а значит, запрещается право частной собственности как полное, абсолютное право.
Принцип разделения властей является составляющей любой современной конституции, его упоминание есть в ст. 10 Конституции Азербайджана, ст. 5 Конституции Армения, ст. 6 Конституции Беларуси, ст. 5 Конституции Грузии, ст. 3 Конституции Казахстана, ст. 6 Конституции Молдовы, ст. 10 Конституции России, ст. 6 Конституции Приднестровья, ст. 4 Конституции Эстонии. Вместе с тем практика его соблюдения в некоторых странах оставляет желать намного лучшего. В Европе сохранилось государство, в котором по определению невозможно провозглашения принципа разделения властей. Ст. 1 Основного закона Государства – город Ватикан от 7 июня 1929 года гласит: «Верховный глава Церкви, суверен Государства-Города Ватикан, обладает полной законодательной, исполнительной и судебной власти».
Государственная власть по самой своей сути едина и неделима, поскольку принадлежит исключительно народу – суверену. Разделению, разграничению подлежат лишь властные полномочия – законодательные, исполнительные и судебные, которые, несмотря на определенную самостоятельность и независимость, являются интегральными частями единой по своему происхождению государственной власти народа. Конституция Норвегии гласит: «Граждане осуществляют законодательную власть посредством Стортинга, состоящего из двух отделений – Лагтинга и Одельстинга» (§ 49).
Международная конституционная теория и практика делает особый упор на то, что наряду с разделением властей должен быть предусмотрен механизм их уравновешивания и сбалансирования в интересах народа. Ст. 6 Конституции Республики Беларусь гласит: «Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга», в части четвертой статьи 3 Конституции Республики Казахстан содержание этого принципа развернуто более подробно: «Государственная власть в Республике одна, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов»; статья 4 Конституции Эстонской Республики это положение подает иначе: «Деятельность Государственного Собрания, Президента Республики, Правительства Республики и судов осуществляется по принципу разделения и сбалансирования властей».
Принцип разделения властей предполагает такую организацию взаимозависимости, взаимного контроля сдерживания и постоянного «противовеса» в отношении трех ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной), которая нейтрализует потенциальные узурпаторские поползновения любой из них.
Право на местное самоуправление – важнейшая составная часть системы естественного права. Закрепление этого института в первом разделе конституций свидетельствует о признании его в качестве одной из важнейших основ конституционного строя.
Под местным самоуправлением понимается система создаваемых гражданами органов, самостоятельно и с привлечением населения решающих вопросы местного значения. Местное самоуправление – составная часть демократии. Европейская хартия местного самоуправления 1985 г. устанавливает, что оно должно быть закреплено в законодательстве или даже в конституции каждой страны.
Ст. 7 Конституции Приднестровской Молдавской республики гласит: «В Приднестровской Молдавской Республике признается и гарантируется местное самоуправление, состоящее из Советов народных депутатов и органов территориального общественного самоуправления, которые непосредственно или через избираемые ими органы самостоятельно решают социальные, экономические политические и культурные вопросы местного значения, исходя из общегосударственных интересов населения административно-территориальных единиц». Ст. 8 Конституции Чехии гарантируется самоуправление территориальных самоуправляющих единиц. В ст. 7 Конституции Украины отмечено, что в Украине признается и гарантируется местное самоуправление.
Понятие «светское государство» отражает отношение государства к религии. В светском государстве не признается соответствующим конституции наличие какой-либо церковной власти над органами государственной власти и иными властными органами.
С давних времен существовали государства, в которых одна из религий провозглашалась господствующей, государственной. Такие государства существуют и сейчас: в Англии господствующая религия – англиканская, в Дании, Исландии, Норвегии, Швеции – евангелическо-лютеранская, в Ирландии и Португалии – католическая, в Греции – восточно-православная. Есть государства, где нет официальной государственной религии и узаконено равенство всех религий (Италия, ФРГ). Ст. 4 Основного Закона ФРГ гласит: «Свобода вероисповедания, совести и свобода религиозных убеждений и мировоззрения ненарушимы. Беспрепятственное отправление религиозных обрядов гарантируется». Конституция одного из субъектов Германии – Земли Баден-Вюртемберг также гласит, что церкви и признанные религиозные общины свободны от государственных вмешательств (ст. 4).
Для светского государства наиболее прогрессивной формой его взаимоотношений с церковью является отделение церкви от государства. Конституции Приднестровской Молдавской Республики и Российской Федерации определяют Приднестровскую Молдавскую Республику и Российскую Федерацию как светские государства, в которых никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 9 Конституции Приднестровья, ст. 14 Конституции России).
Приоритет международного права по отношению к внутригосударственному в области прав человека является общепризнанным принципом международного общества. Государство, обладающее суверенным правом принимать свои законы, соглашается с тем, что эти законы не должны противоречить праву мирового сообщества.
Право не исчерпывается законом, не сводится к нему. Оно существует и помимо закона. Более того, закон, даже конституционный, может оказаться неправовым, противоправным: такое случается, когда закон нарушает общепризнанные нормы права.
Принцип верховенства права является важнейшим в конституциях многих стран Европы: «Общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права» (часть первая статьи 9 Конституции Австрия); «Правовая система Венгерской Республики принимает общепринятые положения международного права. А также обеспечивает согласованность принятых требований международного права и права внутреннего» (Глава 1 Конституции Венгрии); «Греция, следуя общепризнанным нормам международного права, стремится к укреплению мира, справедливости, а также к развитию дружественных отношений между народами и государствами» (часть вторая ст. 2 Конституции Греции); «Нормы и принципы общего или обычного международного права являются составной частью португальского права» (часть первая ст. 8 Конституции Португалии); «Общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Приднестровской Молдавской Республики являются основой отношений с другими государствами и составной частью правовой системы» (часть вторая ст. 10 Конституции Приднестровья); «Общие нормы международного права являются составной частью права Федерации. Они имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории» (ст. 25 Основного Закона ФРГ); «Государственная власть осуществляется только на основе Конституции и согласующихся с ней законов. Общепризнанные принципы и нормы международного права являются неотъемлемой частью правовой системы Эстонии» (часть первая ст. 3 Конституции Эстонии).
Но необходимо отметить, что ряд стран пошли по пути признания верховенства закона. В ст. 6 Конституции Армении указано: «В Республике Армения гарантируется верховенство закона»; в ст. 4 Конституции Албании так же указано: «Закон составляет основу и ограничивает деятельность государства».
Государственный язык – это язык, на котором думает и общается большинство народа страны, в силу чего государство на нем издает законы, ведет делопроизводство и осуществляет судопроизводство в интересах всех своих граждан.
Официальный язык – это язык межнационального общения, применяемый на территории соответствующей страны наряду и наравне с государственным.
Некоторые конституции используют термин национальный язык, под которым, по сути, понимается государственный язык. Ст. 4 Конституции Швейцарии гласит «национальными языками являются немецкий, французский, итальянский и ретороманский».
В некоторых странах понятия «государственный» и «официальный» язык полностью совпадают. Например, Конституция Княжества Лихтенштейн гласит: «Немецкий язык является государственным и официальным» (ст. 6); в Конституции Княжества Монако: «Французский язык является официальным и государственным языком» (ст. 8).
Некоторые конституции эти понятия различают. Ст. 7 Конституции Республики Казахстан: «1. В Республике Казахстан государственным является казахский язык. 2. В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским, официально употребляется русский».
Ст. 30 Конституции Бельгии: «Употребление принятых в Бельгии языков носит необязательный характер; оно может регулироваться лишь законом и только в отношении актов органов государственной власти и для судопроизводства»; ст. 29 Конституции Люксембурга: «Закон определяет порядок употребления языков в административном и судебном производствах».
Заметной гибкостью отличается конституционный подход к языковым проблемам, найденный в Словении и Хорватии: «официальный язык в Словении – словенский. На территориях общин, где проживает итальянское или венгерское национальное сообщество, официальным языком также является, соответственно, итальянский или венгерский» (ст. 11 Конституции Словении).
«В Республике Хорватия официальным является хорватский язык и латинский алфавит. В отдельных административно-территориальных единицах наряду с хорватским языком и латинским алфавитом может быть введен в официальное использование другой язык, а также кириллический или иной алфавит на условиях, предписанных законом» (ст. 12 Конституции Хорватии). В Приднестровской Молдавской Республике статус официального языка на равных началах придается молдавскому, русскому и украинскому языкам (ст. 12 Конституции).
В Конституции Финляндии установлено: «Национальными языками Финляндии являются финский и шведский» (§ 17 главы 2).
Наличие одного государственного языка – характерная особенность государств, которые традиционно именуются государствами-нациями, где, как правило, господствует принцип: одна нация – один государственный язык: Австрия, Армения, Азербайджан, Венгрия, Германия, Дания, Литва, Италия, Норвегия, Португалия, Франция.
Государственные символы – это установленные конституцией или специальным законом особые, как правило, исторически сложившиеся внешние официально-отличительные знаки конкретного государства, олицетворяющие его национальный суверенитет, самобытность и иногда несущие определенный идеологический смысл. Государству принадлежит монопольное право на установление своих символов (атрибутов). К ним обычно относятся государственный флаг, герб, гимн, цвета, штандарт главы государства, государственная печать. Символы, как правило, определяются основными законами государства, а их подробное описание и правовой режим использования регламентируются специальными законами или иными актами общенационального значения. Например, ст. 13 Конституции Приднестровской Молдавской Республики гласит: «Приднестровская Молдавская Республика имеет государственный флаг, герб и гимн, которые являются символами республики и утверждаются законом». Ст. 14 Конституции Чешской Республики устанавливает: «Государственными символами Чешской Республики являются большой и малый государственный герб, государственные цвета, государственный флаг, штандарт Президента Республики, государственная печать и государственный гимн». Символы государства могут быть предопределены его историческим развитием. В ст. 2 Конституции Княжества Андорра отмечено: «Национальный гимн, знамя и герб Андорры те, которые даны ей историей».

Сборник научно-практических статей
«Сравнительно-правовой анализ конституций
европейских государств»; – Тирасполь, 2006




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|