ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

ФИНАНСОВАЯ ОСНОВА И БЮДЖЕТНАЯ СИСТЕМА



Самотей Р.М., главный специалист отдела организационного обеспечения судебных заседаний Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики

Общие особенности финансово-бюджетных систем

Конституции всех, без исключения, государств Европы фиксируют вопросы бюджетных и финансовых систем, подчеркивая их первостепенную значимость, как важнейшего фактора развития экономики и социальной стабильности государства. Вполне закономерно, что любое государство сталкивается с присущими только ему объективными трудностями и задачами, решение которых индивидуально и возможно с применением только определенного набора «инструментов». Соответственно, государственный и местный бюджет, принципы бюджетного процесса и полномочия его субъектов, государственный кредит, специальные государственные фонды, государственное страхование как составные части финансово-бюджетной системы по-разному закреплены в конституциях европейских стран.
Большинство конституций государств Восточной и Юго-восточной Европы отличает относительное единообразие в части конституционного регулирования бюджетно-финансовых систем государства, за исключением некоторых специфических моментов. Например: Румыния декларирует как основу финансовой системы – лей (ст. 136 Конституции); в Польше установлено ограничение в возможности выпусков государственного займа на уровне не более 3/5 от стоимости годового валового внутреннего продукта (п. 5 ст. 216 Конституции), тогда как большинство стран допускают 3/4; в Грузии только Президент правомочен представлять Парламенту проект бюджета (cт. 93 Конституции), тогда как общепринято, что данное полномочие входит в компетенцию правительства. Во всех иных вопросах за разными формулировками скрывается коллективное единодушие в регулировании вопросов финансов и бюджета. Развитие стран бывшего социалистического лагеря ввиду становления и формирования рыночных механизмов требует постоянного оперативного государственного вмешательства в регулирование экономики на макроуровне. Однако это не всегда представляется возможным вследствие недостаточной гибкости и сложного механизма изменения конституций данных государств. Поэтому конституционное закрепление финансово-бюджетных основ в таких странах обычно носит декларативно-установочный характер. Так Конституция Словакии устанавливает: общие положения о Центральном (Национальном) Банке (ст. 56); основные принципы бюджетной системы; налоги, которые, в свою очередь, подразделяются на государственные и местные (ст. 59). За редким исключением каждая статья оговаривает, что установленные ею элементы финансово-бюджетной системы, как и механизм, их применения детализируются соответствующими законами. Аналогичной позиции придерживаются конституции Турции, Испании и ряда других государств Европы, несмотря на отсутствие социалистического прошлого. Такой подход можно признать правильным, так как конституция в силу своего декларативного характера не может учесть все юридические тонкости того или иного вопроса.
К особенностям государств Западной Европы можно отнести то обстоятельство, что их конституционализм, как правило, имеет глубокие традиции, вследствие длительного исторического развития демократических институтов. В этих странах сложились стабильные, предсказуемые, устоявшиеся экономические отношения, что автоматически обозначило их бюджетно-финансовые системы, как стабильные. Привлекает внимание конституционное регулирование вопросов бюджета и финансов Франции, где само политическое устройство государства исключает необходимость подробного конституционного регламентирования финансово-бюджетной системы. Во Франции сохранены существенные элементы парламентского правления. В частности, исполнительная власть может эффективно проводить свою политику, лишь опираясь на большинство своих сторонников в Национальном Собрании (ст. 8 Конституции). Президент (в отличие, например, от Конституции Приднестровской Молдавской Республики) вынужден формировать правительство из членов партии или блоков, победивших на выборах. Таким образом, интересы, мнения и методы Парламента и Правительства в области реализации финансово-бюджетных программ во многом идентичны.
Конституция Ирландии определяет финансовое законодательство как «установление, отмена, уменьшение, изменение или регулирование налога, установление оплаты долга или другого обременения государственных финансов или изменения или отмены такого обременения…» (ст. 22 Конституции).
Ряд государств постиндустриального периода значительное внимание уделяют конституционному регламентированию социальных аспектов жизни общества (Великобритания, Швейцария, Швеция и т.д.) посредством особенного построения финансово-бюджетных систем. Весьма своеобразной страной в этом отношении является Швейцария, особенности которой отражены и в ее конституционном документе. Вековой опыт бюджетного регулирования представляет слаженную и стабильную структуру одноименных отношений, детально закрепленных в Основном законе государства. В разделе 8 «Жилье, работа, социальная защищенность и здоровье» Конституционного закона закреплено распределение расходов (что среди конституций Европы большая редкость), изложены социальные гарантии, как, в качественном, так и в количественном аспекте. Конституция Королевства Швеция также закрепляет статьи расходов государства (дополнительное постановление 5.12.1 главы 5), что свидетельствует о высокой стабильности государства и устойчивости финансово-бюджетной системы. Анализ Конституции Швеции позволяет сделать вывод о том, что из 27 статей расходов абсолютное большинство носит ярко выраженную социальную направленность.
В Конституции Испании особое значение придается нормам о расширении социальной базы экономических программ правительства. В частности, предусматривается привлечение граждан к участию в системе государственного страхования, в предпринимательской деятельности, во владении собственностью на средства производства (ст. 129 Конституции).

Финансово-бюджетные системы в федеративных и унитарных государствах

Характерно, что в конституциях федеративных государств разделы, посвященные финансово-бюджетной системе более объемные и подробные. Они разграничивают предметы ведения между федерацией, субъектами федерации и местными органами самоуправления. В обязательном порядке закрепляется положение о том, что наименования налогов, распределение их долей в доход бюджетов различных уровней закрепляется федеральным законом, принимаемым высшим представительным органом федерации. Например, ст. 107 Основного Закона ФРГ гласит, что «подробности, касающиеся распределения, а также способ получения и размеры распределения местных доходов от налога на корпорации и налога на заработную плату должны быть установлены федеральным законом, нуждающимся в одобрении Бундесрата». Естественным и важным продолжением в регулировании финансовых вопросов федеративных государств выступают конституции их субъектов, отражающие, как правило, идентичные подходы в формировании своих доходов и расходов. Так, например, ст. 79 Конституции Земли Баден-Вюртемберг, как и ст. 110 (часть четвертая) Основного Закона ФРГ, устанавливает требование о том, что бюджет должен содержать только общие показатели государственных доходов и расходов и не включать какие-либо иные нормы. Конституции Земель Германии обычно устанавливают меры по ограничению излишних займов (например, ст. 103 Конституции Земли Бранденбурга), механизм их недопущения идентичен общефедеральному (ст. 105 Основного Закона ФРГ). Конституциями субъектов в дополнение общефедерального Конституционного Закона производится дальнейшая детализация и разграничения прав ведения между землей и общинами. Так, например, ст. 99 Конституции Земли Бранденбург закрепляет возможность общин и органов местного самоуправления самостоятельно определять источники доходов.

Финансово-бюджетное регулирование в конституциях унитарных государств обычно закрепляются декларативно со ссылкой на закон, призванный осуществлять дальнейшее детальное регулирование, но некоторые унитарные государства, ввиду объемности территорий, достаточно детально закрепляют нормы о местном самоуправлении и разграничении предметов ведения в области бюджетного регулирования на разных уровнях. Так, нормы раздела IV «Парламент» Конституции Республики Казахстан закрепляют компетенцию Парламента по установлению налогов, принятию республиканского бюджета, в ту же очередь, разграничены права ведения между центральными властями и на местах, в том числе и в области финансов. Можно предположить, что данная Конституция эффективно использует элементы системы сдержек и противовесов. Так, статья 86 закрепляет утверждение бюджета территории за Маслихатом (местным представительным органом). Управлением, в том числе в сфере финансов, непосредственно занимается местный исполнительный орган во главе с Акимом – представителем Президента и Правительства Республики. Проекты решений Маслихатов, предусматривающих сокращение местных бюджетных доходов или увеличение местных бюджетных расходов, могут быть внесены на рассмотрение лишь при наличии положительного заключения Акима.

Государственный бюджет – финансовая основа государства

Разработка главного инструмента распределения финансовых средств – государственного бюджета представляет собой сложнейший процесс, учитывающий множество факторов и обстоятельств. За основу принимаются прогнозы макроэкономических показателей, состояние денежно-кредитной системы, оценка налоговых и иных поступлений в бюджет, анализ исполнения бюджета предыдущего года, учет долговых обязательств государства, воздействие международных финансовых рынков и т.д. Поэтому бюджет по-разному закреплен в конституциях европейских стран. Достаточно подробно закрепляются нормы о порядке принятия государственного бюджета, государственных займах и кредитах, о контроле за расходованием государственных средств в Конституции Испании (ст. 134 – 136). Конституция Португалии (ст. 108 – 110) описывает бюджет как целостный документ, который содержит распределение доходов и расходов государства. Исландия, в свою очередь, особое внимание обращает на бюджетные расходы, которые должны быть представлены в соответствии с четко структурированной классификацией, исключающей «существование секретных дотаций и фондов» (ст. 41 Конституции), при этом доходы бюджета должны покрывать предусмотренные в нем расходы. В Конституции Франции нет специально выделенного раздела о бюджете или финансах. Нормы, регулирующие эти институты, закреплены в основном в статьях, посвященных Парламенту, и несколько в декларативной форме. Так, в разделе V Конституции Французской Республики «Об отношениях между Правительством и Парламентом» статьями 47, 47-1 предусмотрена возможность в случае не утверждения бюджета запрашивать Правительством у Парламента разрешение на взимание налогов и открытие кредитов, ссылаясь на одобренные статьи бюджета. Государства с высокостабильной и предсказуемой экономикой позволяют себе на конституционном уровне устанавливать такие изменяемые значения, как ставки налогов (Швейцария, Швеция). Так, Швейцария конституционно закрепляет и распределяет такие виды налогов, как сбор с автотранспорта, налог на потребление горючего и т. д. (глава 2 Переходных положений Союзной Конституции). Помимо этого, установлены проценты прямого налога, идущего в доход государства с физических и юридических лиц, налога на добавленную стоимость, «особые» акцизы (ст. ст. 128, 131 Конституции). Ввиду разных финансовых возможностей кантонов и горных областей, Союз закрепляет «финансовое выравнивание» (ст. 135 Конституции).

В некоторых конституциях даже предусмотрена ответственность высшего представительного органа за не утверждение государственного бюджета. Так в Эстонии при возникновении подобной ситуации «Президент Республики назначает внеочередные выборы в Государственное Собрание» (ст. 119 Конституции).
В президентских республиках, таких как, например, Приднестровская Молдавская Республика, законопроекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства, другие законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет государственного бюджета (за некоторым исключением), а также законы, увеличивающие расходы в середине бюджетного года, могут быть рассмотрены только при наличии заключения Президента (ст. 97 Конституции).

Конституционные принципы бюджетной системы

Для конституций европейских стран свойственно закрепление общих принципов бюджетной системы – императивных ориентиров формирования основного финансового документа государства. Большинство конституций закрепляют обязательность включения всех доходов и расходов государства в единый общегосударственный фонд денежных ресурсов - бюджет. Это — общий принцип, выполнение которого во всех странах строго контролируется. Кроме того, можно выделить такие принципы как сбалансированность бюджета (Польша, Финляндия, ФРГ, Швейцария); эффективности, экономичности и целесообразности использования бюджетных средств (Австрия); единство бюджета (Бельгия, Словения, ФРГ и т. д.); принцип ежегодности (Бельгия, Болгария, Дания, Испания, Италия, Румыния, Словения, Хорватия и т. д).

Сбалансированность бюджета – это одно из основных конституционных требований. Бюджетный дефицит подрывает устои экономики, предопределяя неизбежность общегосударственного кризиса. Осознание этой угрозы, собственно, и стало побудительной причиной для принятия особых мер по предотвращению бюджетных дефицитов. Основной закон ФРГ прямо указывает, что «бюджет должен быть сбалансирован по доходам и расходам» (часть первая ст. 110). Конституция Португалии обязывает законодателя предусматривать в бюджете «необходимые доходы для покрытия расходов» (часть четвертая ст. 108). В Приднестровской Молдавской Республике «для покрытия непредвиденного бюджетного дефицита и непредвиденных расходов государства в рамках государственного бюджета образуется резервный фонд, ответственность за расходование которого возлагается на исполнительный орган государственного управления, ведающий вопросами финансов» (ст. 96 Конституции). Конституция Финляндии гласит, что «содержащиеся в бюджете ассигнования должны покрываться доходами» (§ 84). В Конституции Польши установлен запрет на покрытие «бюджетного дефицита путем взятия обязательств перед центральным банком государства» (ст. 220). В Конституции Швейцарии закреплено требование к союзным органам обеспечивать «устойчивое равновесие между своими расходами и доходами» (ст. 126). В тех странах, где конституции таких мер не предусматривают, они, как правило, установлены законодательством.
Согласно Маастрихтскому соглашению страны-члены Европейского Союза обязались привести дефицит бюджета к величине, не превышающей 3 % от доходной его части, с целью поддержания экономической стабильности в объединенной Европе. Для таких стран, как Франция и Германия решение этой проблемы оказалось трудно выполнимой задачей. Швейцария же, не являясь страной-участницей Евросоюза, напрямую в переходных положениях Конституции допускала плановое поэтапное снижение дефицита бюджета с 6 % до 3 %.
Как правило, бюджет принимается сроком на один год (Бельгия, Дания, Испания, Италия и др.). Однако отдельные конституции отступают от принципа ежегодности и допускают при определенных условиях принятие бюджета на два года либо более длительный срок, в особенности в отношении долгосрочных бюджетных программ. Так, Основной закон ФРГ (ст. 1102) и Конституция Приднестровской Молдавской Республики (ст. 97) устанавливают, что бюджет может быть утвержден на несколько лет, раздельно на каждый год. Следует отметить, что в федеративных государствах конституции субъектов федерации придерживаются аналогичного подхода, например земли Германии (п. 2 ст. 79 Конституции Земли Баден-Вюртемберг; п. 3 ст. 101 Конституции Земли Бранденбург). Конституция Швеции предусматривает принятие бюджета на срок, превышающий один год, но только «в связи с особыми причинами» (§ 3 главы 9). Двухлетний срок бюджета допускается Конституцией Греции (часть шестая ст. 79). В случае не утверждения бюджета на текущий год ряд государств в конституционном порядке предусматривают возможность дальнейшего применения бюджета предыдущего года, например Испания ( пункт 4 ст. 134 Конституции Королевства Испании) и Румыния (ст. Конституции Румынии). В Эстонии данная ситуация решается иначе: разрешается ежемесячно делать расходы в пределах до одной двенадцатой части расходов предыдущего бюджетного года (ст. 118 Конституции). Аналогичный способ временного финансирования государственных расходов предусмотрен в Конституции Австрии – если Национальный совет (нижняя палата Федерального собрания) не примет бюджет на следующий финансовый год, то должен быть принят Закон о временном финансировании текущих платежей. В случае непринятия такого Закона расходы должны производиться в соответствии с теми показателями, которые действовали в предыдущий финансовый год (ст. 51 Конституции).
Общей тенденцией для конституций европейских государств является характеристика бюджета как целостного документа, который должен включать лишь самые общие показатели доходов и расходов. Таким образом, устанавливается конституционное ограничение на введение дополнительных норм, не свойственных природе бюджета. Цель такого ограничения – не допустить обременения бюджетов теми нормами, которые не имеют к нему отношения. Например, Основной закон ФРГ требует, чтобы закон о бюджете содержал только положения, относящиеся к доходам и расходам государства (часть четвертая ст. 110). Конституция Испании предусматривает, что закон о бюджете не может устанавливать новые налоги. Они могут быть установлены только «на основании специального закона о налогах» (часть седьмая ст. 134 Конституции). Италия конституционно устанавливает, что «законом об утверждении бюджета не могут быть установлены новые налоги или новые расходы» (ст. 81 Конституции).
Важно отметить то, что большинство конституций Европы устанавливают требование целевого расходования государственных средств и только на те программы или проекты, которые определены парламентами посредством бюджета. Так, Конституция Дании требует, чтобы никакие расходы не оплачивались, если они не предусмотрены законом о бюджете либо законом о дополнительных или временных ассигнованиях, принятых Фолькетингом (пункт второй части 46 Конституции). П. 1 ст. 97 Конституции Приднестровья гласит, что «все доходы и расходы государства должны включаться в бюджет». Конституция Швеции устанавливает, что «государственные средства не могут расходоваться иначе, чем это установил Риксдаг» (§ 2 главы 9).

Государственный контроль за исполнением бюджета

Особенностью ряда конституций государств Европы является стремление к усилению парламентского контроля за исполнением бюджета и расходованием государственных средств (Австрия, Бельгия, Греция, Испания, Италия, Франция). В большинстве европейских стран для повышения эффективности парламентского контроля создается специализированный коллегиальный орган, название которого в государствах Европы разное. Счетной палатой называются органы контроля в Австрии, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Греции, Португалии, Приднестровье, Франции. В ФРГ счетная палата контролирует не только управление в области бюджета, но и экономики в целом. Исполнение же земельных бюджетов контролируется органами идентичными Федеральной счетной палате, члены земельных счетных палат пользуются независимостью судей и назначаются ландтагами, а в некоторых землях, например, Нижней Саксонии, - правительством с согласия Ландтага (пункт 2 ст. 83 Конституции Нижней Саксонии). В Польше орган данного типа именуется Верховной контрольной палатой (ст. 202 Конституции), в Словении – Счетным судом (ст. 150 Конституции), в Финляндии – Государственным ревизионным управлением (§ 90 Конституции), в Словакии (раздел 2 Конституции) и Чехии – Верховным Контрольным Управлением (ст. 97 Конституции). Эти органы наделены широким объемом полномочий, что дает им возможность контроля за большинством органов государственной власти и учреждений. Похожие органы функционируют в Румынии, Молдове, Грузии и других государствах.

В конституциях некоторых государств аналогичные функции исполняются не органом парламента, а должностным лицом. Например, в Латвии (раздел 7 Конституции), Литве (глава 12 Конституции), Эстонии (глава 11 Конституции) – это Государственные контролеры. В Ирландии контролем заняты Контроллер и Генеральный аудитор (что, вероятно, обусловлено «скандинавским влиянием»), но в отличие от Швеции, они должны быть независимы от Парламента или Правительства. Конституция Ирландии обеспечивает независимость указанных должностных лиц запретом занимать иную оплачиваемую из государственного бюджета должность (ст. 33). Аналогичное положение содержится в Конституции Исландии, однако, там отсутствуют условия о возможности или невозможности трем платным контролерам принадлежать к какой-либо ветви государственной власти (ст. 43). В то же время, исходя из анализа иных статей Конституции Исландии, можно сделать вывод о том, что центр тяжести в сфере контроля отчетливо смещен в сторону Парламента. Аудиторы Фолькетинга в Дании «проверяют ежегодные отчеты о расходовании государственных средств, следят за тем, чтобы все бюджетные поступления попадали в государственную казну, а расходы производились только в соответствии с финансовым законом либо иным законом об ассигнованиях. Аудиторы имеют право доступа ко всем необходимым документам... Отчеты о расходовании государственных средств представляются на рассмотрение Фолькетинга наряду с отчетом аудиторов» (п. 2, 3 части 47 Конституции Королевства Дании).
Любопытно, что контролем за расходованием средств в Швеции занимается непосредственно Парламент (Риксдаг), через финансовую комиссию, на которую, кроме всего прочего, возлагается задача подготовки денежной, кредитной и валютной политики государства. В дополнение к основной системе контроля, финансовый контроль осуществляют Ревизоры. Налоговая комиссия Риксдага (§ 5 главы 4) уполномочена «подготавливать дела о государственных и коммунальных налогах». Конституцией (§ 7 главы 4) закреплена возможность распределения дел между двумя или несколькими комиссиями.
Таким образом, некоторые конституции европейского континента относят Счетные палаты к органам парламента, осуществляющим контроль за исполнением бюджета (Австрия, Венгрия и т.д.). В ряде стран Счетные палаты обладают статусом самостоятельного высшего органа финансового контроля (Болгария, Испания, Польша, ФРГ). В остальных странах счетные палаты наделены некоторыми функциями судебных органов. К этой группе относятся Счетные палаты Греции, Италии, Португалии, Франции, Счетный суд Словении. Однако характерной особенностью всех органов контроля за исполнением бюджета является их подотчетность парламенту.

Конституционное регулирование государственного долга

Предметом конституционной регламентации в европейских странах стали и вопросы долговых обязательств государства. Особое внимание конституций к этим вопросам обусловлено тем, что долговые обязательства государства при определенных обстоятельствах могут стать тяжким бременем для бюджета государства. К ним обычно прибегают в моменты дефицита бюджета (как по итогам финансового года, так и в середине, вследствие кратковременных бюджетно-кассовых недостач). В бюджете государственный заем отражается как долг в расходной его части, это закреплено в некоторых более подробных конституциях. Вследствие неправильной политики государственного займа возможно наращивание внутреннего долга в виде финансовой пирамиды с последующим ее обрушением. Все это крайне опасно для экономики государства. Поэтому многие государства на конституционном уровне закрепили механизмы по недопущению избыточных займов. Так, в Германии, Франции, Приднестровской Молдавской Республике и многих других странах предусмотрено обязательное согласование правительств с парламентами по вопросу эмиссий ценных бумаг государственного займа. Конституция Российской Федерации сформулировала определенные правила осуществления государственных заимствований (ст. ст. 75, 104, 106). Во-первых, предполагается регулирование заимствований федеральным законом, что должно обеспечить упорядочение процедуры получения займов. Во-вторых, установлено, что решения о проведении государственного заимствования принимаются в рамках правовой процедуры, аналогичной принятию бюджетно-налогового законодательства. В-третьих, подчеркивается добровольный характер займов. Последнее, по-видимому, является реакцией на практику принудительного размещения государственных займов, широко распространенную в отдельные периоды существования коммунистической власти (особенно с 30-х по начало 50-х годов прошлого века). Конституция Дании требует, чтобы ни один правительственный заем не был установлен иначе как законом (ст. 43). В Испании правительство имеет право выпускать государственные займы и брать кредиты только в соответствии с законом (часть первая ст. 135). В Приднестровской Молдавской Республике «в случае, если расходы на содержание государственных органов и на выполнение обязательств государства не покрываются поступлениями от налогов, сборов и других источников, исполнительный орган государственной власти, ведающий вопросами управления финансами, может реализовать в порядке кредитования необходимые для поддержки экономики средства в размере не свыше 1/4 части общей суммы бюджета истекшего года» (пункт 3 статьи 97). Конституция Финляндии требует, чтобы соглашения о государственном займе получили одобрение Парламента, который определяет в этом случае верхний предел не только займа, но и государственного долга. На основе закона и с согласия парламента предоставляются государственные поручительства и гарантии в Швеции (§ 64), кроме того, правительство без согласия Риксдага не имеет права заключать соглашения о займах или иным образом возлагать на государство экономические обязательства (§ 10 глава 9).

Следует обратить внимание на то, что в ряде конституций государств Европы используется понятие финансового законодательства. Так в ст. 34 Конституции Франции под финансовым законодательством понимаются «доходы и расходы государства с соблюдением условий и оговорок, предусматриваемых органическим законом». На практике такие конституционные предписания реализуются следующим образом. В финансово-бюджетную систему государства входят и финансы государственных предприятий (либо с долей государственного участия пропорционально доли). Общеизвестно, что в государстве имеет место слияние финансового капитала с промышленным и, как следствие, образование на этой основе финансово-промышленных групп. Оперативная же мощь таких уже потенциально сильных государственно-правовых надстроек увеличивается путем возможности применения, например, статьи 38 Конституции Франции. В ней правительству для выполнения своих программ дозволено просить Парламент о разрешении в течение ограниченного срока осуществлять проекты путем ордонансов (подзаконных нормативно-правовых актов). Такой специфический метод регулирования обычно относят к области законодательства, что ввиду отсутствия разногласий между ветвями власти из-за элементов парламентской республики очень эффективно. После истечения отведенного срока, ордонансы по вопросам, входящим в законодательную сферу, могут быть изменены только законом.

Конституционно-правовой статус центрального банка

Интересен вопрос отражения в Конституциях Европы роли и статуса центральных банков государств. Так, пункт 3 ст. 130 Конституции Молдовы предусматривает эмиссию денежных знаков по решению Парламента. В Приднестровской Молдавской Республике Верховный Совет устанавливает только пределы эмиссии (ст. 100 Конституции), а в остальном, если это определено законом, он действует самостоятельно. В настоящее время большая часть центральных банков Европы обладает независимым конституционно-правовым статусом. Они не входят в структуру органов государственной власти, вмешательство в их деятельность недопустимо. Например, пункт 7 ст. 227 Конституции Польши гласит, что «организация и принципы деятельности Польского Национального Банка, а также подробные принципы назначения и отзыва его органов определяются законом». В основном они наделены правом самостоятельно определять политику в денежно-кредитной сфере и принимать решения без консультаций с какими-либо иными государственными органами, то есть, самостоятельны в своей оперативной деятельности. В Словении «Центральный банк самостоятельно осуществляет свою деятельность и несет ответственность непосредственно перед Государственным собранием» (ст. 152 Конституции Словении). Такой статус центральных банков позволяет обеспечивать устойчивость национальных валют и стабильность цен, что, в свою очередь, придает мощный импульс для общего экономического роста. Идея независимости центральных банков была выдвинута в XIX веке, но конституционной реальностью она стала только во второй половине XX века. Все большее число стран предоставляет своим центральным банкам независимый статус, тем самым лишая политические ветви власти (правительство и парламент) права решать вопросы денежной эмиссии, кредитования, контроля за банковской сферой. В результате практически во всех этих странах укрепились позиции национальных валют, существенно снизился уровень инфляции.

Хотя конституциями стран-участниц Европейского Союза устанавливается, что их центральные банки имеют исключительную компетенцию по денежной эмиссии, следует отметить, что, эмиссию денег (соответственно, только в единой общеевропейской валюте – евро) центральные банки этих стран производят под общим руководством Центрального Европейского банка (ст. 88-2 Конституции Республики Франция). Уже сейчас известно, что прилагаются активные усилия по формированию единой европейской банковской системы, что, в свою очередь, может повлечь изменения конституций в области полномочий центральных банков.

Сборник научно-практических статей
«Сравнительно-правовой анализ конституций
европейских государств»; – Тирасполь, 2006




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|