ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

ПРАВО НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ

В ЭПОХУ ВЫСОКИХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ


Иваненко И.В., начальник отдела организационного обеспечения судебных

заседаний Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики


Уже сейчас есть рынок информации о вас. Проблема

в том, что вы сами на этом рынке не присутствуете…

Хэл Вариан (Hal R. Varian)


Наступление цифрового века - века повсеместной компьютеризации, информатизации и глобальных сетей не только предоставило нам новые возможности совершенствования цивилизации, но и поставило новые проблемы. Одной из таких острых проблем, является проблема защиты неприкосновенности частной жизни вообще и персональных данных в частности. Возникновение такой проблемы обусловлено тем, что повсеместное внедрение высоких информационных технологий значительно расширило доступ людей к информации. В результате этого более эффективно осуществляется право индивида на информационное самоопределение. В то же время – доступ физических лиц к базам персональных данных создает риск вторжения в сферу частной жизни и нарушения права на ее неприкосновенность.

Юриспруденция не относит понятие «частная жизнь» к юридическим категориям и соответственно не наделяет его юридическим содержанием, правовое регулирование лишь устанавливает пределы ее неприкосновенности (приватности) и пределы допустимого вмешательства.

Процесс признания права на неприкосновенность частной жизни берет свое начало с принятия Всеобщей Декларации прав человека (статья 12), которая определила некоторые ориентиры, ставшие законодательной основой приватности частной жизни. Потребность в обеспечении неприкосновенности сферы частной жизни также нашла отражение в Международном пакте о гражданских и политических правах, статья 17 которого гласит: «Никто не должен подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или его корреспонденции, или незаконным посягательствам на его честь или репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства...»

На национальном уровне статья 24 Конституции Приднестровской Молдавской Республики закрепляет самостоятельную конструкцию. Часть первая указанной статьи объединяет право на защиту доброго имени, защиту от посягательств на честь и достоинство человека, неприкосновенность частной жизни, право на личную и семейную тайну. Часть вторая предусматривает право на тайну почтовой связи, телефонных переговоров, неприкосновенность жилища и только применительно к данным правам статья Конституции говорит о возможности их ограничения, в случаях предусмотренных законом.

Сегодня право на неприкосновенность частной жизни, является одним из фундаментальных прав человека, соблюдение которого объективно необходимо для поддержания социального равновесия. Каждый человек (индивидум) имеет право контролировать распространение своей информации и информации о себе. Никто никогда не вправе посягать на Прайвеси (privacy) - информационный суверенитет личности. Перечисленные положения, несмотря на их очевидность, далеко не однозначны при их реализации на практике.

Создание компьютерных систем персональных данных сегодня можно определить как глобальную угрозу неприкосновенности частной жизни каждого человека. Современные компьютерные технологии позволяют мгновенно обмениваться информацией, сопоставлять и сводить воедино персональные данные, накапливаемые в разных информационных системах, так что любой более или менее ориентируемый в электронных технологиях человек, имеющий доступ к нужной базе данных, может проследить за жизнью любого незнакомого лица.

Вместе с тем, жить в обществе и быть свободным от его требований невозможно. Своего рода социальный контроль является неотъемлемым элементом жизни общества, он ограничивает человека в его стремлении защитить свою частную жизнь определенными рамками. Можно наблюдать, что чем совершеннее становится цивилизация, тем настоятельнее, детальнее и прогрессивнее становится контроль. Именно для осуществления социального контроля используется огромный арсенал научно-технических достижений. Телефонное и электронное подслушивание, визуальное наблюдение, сбор, накопление и сопоставление огромного количества персональных данных – все эти современные средства социального контроля сужают личную безопасную зону человека до минимума. Разнообразные электронные устройства, оптические приборы ночного видения, минивидеокамеры, скрытые телеобъективы позволяют контролировать и запечатлевать каждый шаг человека, его мимику, жесты, слова, конфиденциальные действия. Все эти средства обладают целым рядом преимуществ: они небольшие по объему, компактные, просты в эксплуатации и имеются в свободной продаже. Поэтому ими могут воспользоваться не только специализированные, компетентные органы, но и любые заинтересованные в этом частные лица или организации.

Конституционное регулирование данной сферы общественных отношений устанавливает определенные ограничения в части сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни.

Так, Конституция Российской Федерации в статье 24 прямо запрещает «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия».

Конституция Приднестровской Молдавской Республики (статья 27) в рамках права на свободу мысли, слова и убеждений предоставляет каждому право любым законным способом искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя, любо составляющих государственную тайну. Таким образом, Конституция Приднестровской Молдавской Республики не устанавливает прямого запрета на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни человека. Однако статья 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 17 мая 2004 года № 412-З-III «Об информации, информатизации и защите информации», конкретизируя положения Конституции, устанавливает, что «не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, иначе как на основании судебного решения». При этом в законодательстве Приднестровской Молдавской Республики нигде не содержится точной информации о том, какие сведения могут составлять «личную или семейную тайну», что является «персональными данными», а также какая информация считается «информацией о частной жизни». Фактически, в законодательстве даже не содержится четкого определения понятий «информация» и «данные». Вышеуказанный закон определяет информацию как «сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления», то есть признает понятия «информация» и «сведения» тождественными. Тот же закон определяет «персональные данные», как «сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность». Данное определение представляется недостаточно точным, так как получается, что речь идет исключительно об идентификации ранее неизвестного лица, в то время как информация может собираться и об уже известном лице.

Кроме того, в законодательстве очень расплывчато определяется круг и полномочия должностных лиц на сбор персональных данных, и вообще не определен механизм доступа граждан к собранной на них информации. Хотя закон предоставляет гражданам право на доступ к документированной информации о них, на уточнение этой информации в целях обеспечения ее полноты и достоверности, право знать, кто и в каких целях использует или использовал эту информацию. Однако на практике складывается ситуация, когда невозможно даже проверить, является ли эта информация истинной или ложной.

Поэтому можно заключить, что на сегодняшний день в большинстве стран на постсоветском пространстве, включая Приднестровскую Молдавскую Республику, сложилась монополия государства на сбор и распространение персональной информации. В таких условиях традиционные способы защиты неприкосновенности частной жизни становятся недостаточными, ввиду того, что они ориентированны, главным образом, на отношения между частными субъектами. Государство из данной цепочки взаимоотношений практически исключено.

В юридической литературе давно высказывается мнение о недостаточности прямого действия норм Конституции. Конституция должна дополняться прямым законодательным регулированием – специальными законами – четкими, детально разработанными, содержащими гарантии от несанкционированного вмешательства в частную жизнь со стороны, как частных структур, так и государства. В каждом законе должно быть строго регламентировано, сбора какой информации он требует, и какие из собранных данных должны получить статус «секретных», либо ограниченного доступных.

Процесс принятия законов, призванных защитить частную жизнь, начался в начале 70-х годов ХХ века. Сегодня в мире из двухсот самостоятельных независимых государств, только около сорока имеют законы о защите персональных данных и соответственно частной жизни, еще столько же государств находятся на стадии разработки соответствующего законодательства.

На сегодняшний день ни одно государство мира не в состоянии обеспечить эффективную охрану огромного объема информации о частной жизни своих граждан. Международный опыт показывает парадоксальный результат - чем больше государство пытается защитить интересы граждан в части сбора, хранения и распространения их персональной информации, тем больше ему приходится вмешиваться в частную и общественную жизнь граждан для обеспечения надлежащего контроля. Данное обстоятельство сегодня отмечают большинство ученых и исследователей.

Нельзя отрицать того факта, что для государства информация о своих гражданах является важной, прежде всего, она необходима для эффективной работы правоохранительной и налоговой системы. Для того чтобы государство функционировало, ему необходимо располагать какой-то информацией о своих гражданах. Поэтому на каком-то этапе государству неизбежно придется заставить своих граждан предоставить ему часть своей личной информации. Например, наличие видеокамер в общественных местах приводит к разглашению частной информации в целях усиления личной безопасности граждан. Существование разного рода баз данных, в том числе баз государственных органов, таких как ГАИ, ОВИРы и БТИ, содержащие специализированную информацию о гражданах являются важным элементом контроля, осуществляемого государством. Люди повседневно пользуются персонализированными дисконтными карточками, к номерам которых привязана вся информация о совершаемых покупках. Проблема заключается в том, что граждане не имеют права выбора - раскрывать им эту информацию или нет. Это уже решено за них.

Таким образом, обязательный сбор информации создает потенциальную угрозу использования властью полученной информации для дискриминации одних граждан по отношению к другим. Поэтому, юристы предлагают закрепить принцип минимального сбора информации, когда государство может собирать только тот минимум информации, который, безусловно, необходим для исполнения государственных функций. Например, государству необходима информация о доходах граждан, их собственности для надлежащего функционирования системы налогообложения. Однако государству нет необходимости знать, например, религиозные убеждения или сексуальную ориентацию граждан.

Зарубежный опыт показывает, что, несмотря на постоянное ужесточение законов, регламентирующих сбор, хранение и распространение личных данных, становится очевидным, что запретительными мерами проблему не решить. Во-первых, исполнение такого законодательства крайне сложно проконтролировать. Во-вторых, современные технические средства превращают операции с данными в бизнес, приносящий постоянный и немалый доход.

В государствах Евросоюза имеющиеся законы отличаются обилием правовых пробелов, нечеткостью формулировок и другими недостатками, существенно снижающими их эффективность. В результате чего подавляющее большинство граждан и юридических лиц собирают информацию каждый день, не имея при этом никакого желания отчитываться о своей деятельности перед регулирующими, контрольными органами.

В мае 2004 года политический журнал «Reason», издающийся в Лос-Анжелесе (США), опубликовал на обложках имена подписчиков и сделанные с воздуха снимки их домов, поместив под фотографиями подпись: «Они знают, где вы!». Автор статьи под названием «Нация, внесенная в базу данных», напоминает, что сегодня любая персональная информация доступна всем желающим. При этом он утверждает, что раскрытие такой информации выгодно – так как ее свободный оборот ведет к более эффективному функционированию рынков. По сведениям редактора журнала Reason, после публикации персональных данных от подписки отказался один процент старых подписчиков, а число новых выросло втрое. Эта история отражает современную ситуацию практически любого законодательства в области охраны прав человека. Хранить в тайне информацию при нынешнем развитии информационных технологий, средств наблюдения и передачи данных технически невозможно.

Можно заключить, что вскоре проблема охраны персональных данных приобретет огромную общественную актуальность в международном масштабе. Сегодня же в государствах, где право на неприкосновенность личной жизни закреплено непосредственно в Конституции, решения органов конституционного контроля по делам о защите неприкосновенности частной жизни немногочисленны. При этом данные исследователей показывают, что нарушения в этой сфере носят массовый, даже глобальный характер.

На международной научно-практической конференции «Конституционный контроль на рубеже веков: актуальные проблемы и перспективы развития», состоявшейся в мае 2004 года в городе Тирасполе, особое внимание участников, привлек доклад кандидата юридических наук, доцента Национального университета внутренних дел (Украина) Серегина В.А. на тему «Органы конституционного контроля на страже прайвеси: опыт стран СНГ и дальнего зарубежья».

В своем докладе он отмечал, что незначительное количество обращений в органы конституционной юрисдикции за защитой прайвеси в настоящее время обусловлено вовсе не благополучием в данной сфере, а целым рядом иных факторов, среди которых выделяет следующие: 1) относительная «новизна» данного права в системе конституционных прав и свобод личности; 2) неразработанность самого понятия прайвеси, отсутствие четкой научной концепции, определяющей его содержание, формы проявления и защиты; 3) отсутствие надлежащей нормативной базы.

Серегин приводит пример, дела, рассмотренного Конституционным судом Украины об официальном толковании статей 3, 23, 31, 47, 48 Закона Украины «Об информации» и статьи 12 Закона Украины «О прокуратуре» (так называемое, «дело К.Г. Устименко»). Суть дела заключается в том, что заявитель по ходатайству администрации своего предприятия был поставлен на консультативный психиатрический учет, о чем узнал только спустя три года. Посчитав, что это ограничивало возможности его трудоустройства и нанесло ему моральный и материальный ущерб, он обратился к главврачу психо-неврологического диспансера с требованием предоставления информации о том, кем, когда и на каких основаниях он был поставлен на учет и снят с учета, кому выдавались справки о его пребывании на таком учете, являются ли законными действия психиатров по ограничению его трудоустройства, и кто несет ответственность за причиненный ему ущерб. Главврач в предоставлении такой информации отказал, ссылаясь на врачебную тайну. Прокуратура (имевшая свидетельства о состоянии здоровья заявителя), также отказала в информации, ссылаясь на соответствующие положения Закона Украины «О прокуратуре».

В резолютивной части своего решения по данному делу, вынесенного 30 октября 1997 года, Конституционный Суд Украины указал, что статью 23 Закона Украины «Об информации» следует понимать следующим образом: запрещается не только сбор, но и хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о лице без его предварительного согласия, кроме случаев, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния, прав и свобод человека.

Подводя итоги рассматриваемой проблемы, можно заключить, что сегодня государство, монополизировав сбор и распространение информации, фактически исключается из правового поля, им же установленного. Сама жизнь вынудила государство гарантировать защиту в области, где оно либо не может технически ее обеспечить, либо не может определить сам предмет защиты.

Литература

1. Конституция Приднестровской Молдавской Республики: Официальное издание (с изменениями, внесенными Конституционным законом №310-КЗИД от 30 июня 2000 года). – Тирасполь, 2000.

2. Конституция Российской Федерации: Официальный текст (с изменениями от 9 января 1996 г., 10 февраля 1996 г. и 9 июня 2001 г.) / Оформление А.А. Громов.

3. Закон Приднестровской Молдавской Республики от 17 мая 2004 года № 412-З-III «Об информации, информатизации и защите информации» (САЗ 04-21).

4. Федеральный закон РФ от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации».

5. Права человека: Сборник универсальных и международных документов., М., 1990.

6. Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни., М. 2001.

7. Серегин В.А. Органы конституционного контроля на страже прайвеси: опыт стран СНГ и дальнего зарубежья. Сборник докладов Международной научно-практической конференции, Тирасполь, 2004 г.

8. Смолькова И.В. Тайна: понятие, виды, правовая защита. Юридический терминологический словарь – комментарий, М., 1998 г.

9. Гарфинкель С. Все под контролем: Кто и как следит за тобой / Пер. с английского, Екатеринбург, 2004 г.

10. Хендрикс А. Ваше право на неприкосновенность частной жизни: Пособие по защите законных прав в информационном обществе / Пер. с английского, М., 2001 г.

11. Юрченко И.А. Нарушение неприкосновенности частной жизни. МГЮА.

12. Рішення Конституційного Суду України від 30 жовтня 1997 р. № 5-зп по справі № 18/203-97 (справа К.Г. Устименка) // Конституційний Суд України: Рішення. Висновки. 1997-2001. – К.: Юрінком Інтер, 2001.


Сборник материалов научно-практической

конференции «Проблемы и перспективы

социально-экономического развития

Приднестровья в контексте формирования

институтов гражданского общества». –

Тирасполь, 2006.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|