ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

  ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Карамануца В.И., судья-секретарь Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики

В зависимости от содержания правовые позиции принято подразделять на позиции материальные (или материального характера) и процессуальные (или процессуального характера). В конституционном правосудии под материальной правовой позицией понимается позиция, которая выносится в результате интерпретации Конституционным судом Конституции и любого предмета конституционного контроля, непосредственным образом связанная с итоговым выводом суда по существу рассматриваемого дела. Процессуальные правовые позиции, в свою очередь, не объединяются с выводами Конституционного суда о конституционности или неконституционности объектов контроля. Они определяют движение дел в конституционном судебном процессе, порядок деятельности Конституционного суда, касаются иных процедур конституционного судопроизводства [1].

Анализ положений статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики [2] и корреспондирующих ему норм Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» [3] позволяет выявить ряд критериев допустимости обращений в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в форме запроса, ходатайства или жалобы. Согласно статьям 49 и 50 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» решение о принятии либо отказе в принятии обращения к рассмотрению принимается на заседании Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики.

При рассмотрении поступающих обращений на заседании Конституционный суд принимает решение о принятии обращения к производству либо решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению, так называемое «отказное» определение. В «отказных» определениях такого рода содержатся процессуальные правовые позиции Конституционного суда, означающие толкование не только норм Конституции, а и норм Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» и о недопустимости рассматриваемых обращений [4].

Классификация процессуальных правовых позиций обуславливается положениями Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» и логикой конституционного судопроизводства. В зависимости от предметной направленности можно выделить правовые позиции по общим вопросам конституционного судопроизводства, правовые позиции по вопросам подведомственности дел Конституционному суду Приднестровской Молдавской Республики; правовые позиции по вопросам допустимости обращений в Конституционный суд; правовые позиции по вопросам толкования судом собственных решений [5].

1. Допустимость обращений в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики анализируется судом по результатам их предварительного рассмотрения Секретариатом Конституционного суда. Решение о принятии обращения к рассмотрению либо об отказе в принятии его к рассмотрению Конституционный суд принимает в заседании.

Критерии допустимости обращений различаются в зависимости от вида дела, по которому данное обращение представлено. Так правом обращаться в суд по самой многочисленной категории дел, рассматриваемой в Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики, – дел о конституционности законов, нормативных актов по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан имеют право граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица (статья 102 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики»). Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если, во-первых, закон затрагивает конституционные права и свободы граждан; во-вторых, он применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон (статья 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики»).

Гражданка Иванова З.Д. обратилась в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на неправомерные действия должностных лиц Тираспольского бюро технической инвентаризации и Слободзейской нотариальной конторы.

По мнению заявителя, были нарушены ее конституционные права, предусмотренные статьями 2, 16, 20, 37, 42, 49, 53, 85 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, поэтому она просит защитить ее гражданское право на наследуемую часть дома, расположенного в селе Суклея Слободзейского района, и привлечь к ответственности виновных лиц в соответствии со статьей 53 Конституции Приднестровской Молдавской Республики за причиненный вред.

Секретариат Конституционного суда в пределах своих полномочий на основании части первой статьи 47 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» уведомил Иванову З.Д. о том, что ее жалоба не соответствует требованиям указанного Конституционного закона. Однако заявитель настояла на принятии Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики решения по поставленному вопросу.

В своей правовой позиции по данному вопросу Конституционный суд указал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и подпунктом в) части первой статьи 9 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики рассматривает жалобы граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения закона, нормативного акта.

Рассмотрение указанных в представленном обращении вопросов, в том числе разрешение по существу конкретного дела и исполнение требований о привлечении к ответственности виновных лиц за причиненный вред, не входит в перечень полномочий Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики. Данные вопросы отнесены к компетенции судов общей юрисдикции.

В соответствии со статьей 10 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» к полномочиям Конституционного суда не относятся вопросы, отнесенные к компетенции судов общей юрисдикции, и на основании подпункта а) части первой статьи 47 названного Конституционного закона данное обращение явно не подведомственно Конституционному суду Приднестровской Молдавской Республики

Кроме того, Конституционный суд, ссылаясь на требования статей 102 и 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» указал, что в представленном обращении и приложенных к нему материалах отсутствует ссылка на конкретный закон, примененный Слободзейским районным судом или иным органом в отношении требований Ивановой З.Д. Выданные на домовладение техпаспорт, свидетельство о праве на наследство не являются таким основанием, как ошибочно считает Иванова З.Д.

Конституционный суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ивановой З.Д., как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» и ввиду неподведомственности поставленных в ней вопросов Конституционному суду Приднестровской Молдавской Республики [6].

В Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение конституционных прав, закрепленных в статье 35 Конституции Приднестровской Молдавской Республики обратилась гражданка Мещерякова Л.А. Заявитель, считая, что в результате применения судом пункта 3 статьи 218 Гражданского процессуального кодекса Молдавской Советской Социалистической Республики и статьи 224 Кодекса законов о труде Молдавской Советской Социалистической Республики при рассмотрении исковых заявлений о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула были нарушены ее трудовые права, закрепленные в пунктах а), б), г), д), е) статьи 2, статьях 359, 360; в пунктах 6), 7) статьи 374, статье 376 Трудового кодекса Приднестровской Молдавской Республики, гарантируемые статьей 35 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, просила Конституционный суд проверить правильность применения судом указанных законодательных норм.

Секретариат Конституционного суда в пределах своих полномочий на основании статьи 47 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» уведомил гражданку Мещерякову Л.А. о несоответствии ее жалобы требованиям названного Закона. Однако в своей очередной жалобе заявитель настояла на принятии Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики решения по вопросу принятия жалобы к рассмотрению.

Конституционный суд, рассматривая данный вопрос, выработал правовую позицию, согласно которой проверка правильности применения судами законодательных актов при рассмотрении дела по существу не входит в перечень полномочий Конституционного суда, установленных в статье 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и статье 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики».

Кроме того, в соответствии со статьей 10 Конституционного закона о Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики к полномочиям Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики не относятся вопросы, отнесенные к компетенции судов общей юрисдикции.

Конституционный суд указал, что выводы Секретариата Конституционного суда о неподведомственности обращения Конституционному суду Приднестровской Молдавской Республики являются обоснованными, и определил отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мещеряковой Л. А., как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» и ввиду неподведомственности поставленных в ней вопросов Конституционному суду Приднестровской Молдавской Республики [7].

Гражданин Хтема А.В. обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение его конституционного права на судебную защиту и о проверке конституционности правоприменительной практики, осуществляемой Тираспольским городским судом при рассмотрении дел по жалобам на действия должностных лиц. В связи с тем, что жалоба была ему возвращена Секретариатом Конституционного суда ввиду несоответствия обращения требованиям Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», гражданин Хтема А.В. в соответствии с частью второй статьи 47 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» обратился в Конституционный суд с ходатайством о рассмотрении вопроса в судебном заседании.

Как считает заявитель, правоприменительная практика, осуществляемая Тираспольским городским судом при рассмотрении дел по жалобам на действия административных органов или должностных лиц в части соблюдения сроков, установленных законом для рассмотрения жалоб указанной категории, нарушает его конституционное право на судебную защиту, предусмотренное статьей 46 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, право обжалования в суд незаконных решений и действий государственных органов, должностных лиц, общественных объединений и противоречит пункту 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которым каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Определении об отказе в принятии к рассмотрению жалобы отметил, что рассмотрение жалоб граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения закона, нормативного акта, соответствует полномочиям Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, которые предусмотрены пунктом 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и пунктом в) части первой статьи 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». Однако в правовом обосновании своей позиции гражданин Хтема А.В. не указывает, в результате применения норм какого закона, нормативного акта было нарушено его конституционное право на судебную защиту, предусмотренное статьей 46 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Заявитель утверждает, что данное право было нарушено в результате осуществления правоприменительной практики Тираспольским городским судом. При этом под правоприменительной практикой заявителем понимается деятельность Тираспольского городского суда по рассмотрению дел по жалобам на действия административных органов или должностных лиц с нарушением установленного законом десятидневного срока.

Ссылаясь на пункт е) части первой статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 мая 2002 года № 123-З-III «Об актах законодательства Приднестровской Молдавской Республики», Конституционный суд подчеркнул, что применение права (правоприменительная деятельность) – это осуществляемая в установленных действующим законодательством Приднестровской Молдавской Республики формах деятельность компетентных органов государственной власти и управления по реализации норм права и вынесению индивидуальных правовых актов, обязательных для лица или лиц, которым они адресованы. В соответствии с правовой позицией Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики в контексте данного определения правоприменительной деятельности несоблюдение сроков при рассмотрении указанной категории жалоб Тираспольским городским судом нельзя рассматривать как правоприменительную деятельность. Применение права как особая форма реализации отличается от таких форм реализации, как соблюдение, исполнение и использование. Рассмотрение дел с нарушением срока, предусмотренного законом, требует установления конкретных обстоятельств, позволяющих установить причины несоблюдения сроков Тираспольским городским судом. В соответствии с частью третьей статьи 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Таким образом, Конституционный суд пришел к выводу, что данная деятельность не охватывается полномочиями Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, установленными статьей 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, статьей 9 Конституционного закона о Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики и, следовательно, не может рассматриваться как подведомственная Конституционному суду Приднестровской Молдавской Республики [8].

2. Формируя процессуальную правовую позицию, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики толкует не только нормы Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». Она вырабатывается и посредством легального толкования статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепляющей общие положения о конституционном судопроизводстве и устанавливающей компетенцию Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики.

В практике Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики есть примеры аргументирования им процессуальной правовой позиции не только нормами Конституционного закона о Конституционном суде, но и положениями Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Так гражданин Давыдов А.А. обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение его конституционных прав, возникшее в результате применения Управлением налоговой милиции Министерства доходов Приднестровской Молдавской Республики по городу Бендеры Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» в действующей редакции.

Следует отметить, что особенности производства в Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики по жалобам граждан на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина оговорены в главе 13 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». В статье 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» определены критерии допустимости жалобы. Согласно названной статьи жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод человека и гражданина допустима, если:

а) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

б) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем право.

Из вышеизложенного следует, что критерии допустимости жалоб установлены только для жалоб на нарушение законом конституционных прав и свобод человека и гражданина и ничего не говорится о допустимости жалоб на нарушение нормативным актом конституционных прав и свобод человека и гражданина. Аналогично этой статье нет упоминаний о нормативных актах также и в остальных статьях главы 13 названного Конституционного закона: статья 104 «Последствия принятия жалоб к рассмотрению», статья 105 «Пределы проверки», статья 106 «Итоговое решение по делу».

Таким образом, с одной стороны, Конституционный суд уполномочен рассматривать жалобы граждан на нарушения прав и свобод человека и гражданина, возникшие в результате применения нормативного акта (пункт 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), а граждане, чьи конституционные права и свободы нарушены нормативным актом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, обладают правом на обращение в Конституционный суд с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина (пункт 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, статья 102 Конституционного закона о Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики). А с другой стороны – допустимость жалобы (статья 103), также как и последствия принятия жалобы к рассмотрению (статья 104), пределы проверки (статья 105) и итоговое решение по делу (статья 106), определены только для жалоб на нарушение законом конституционных прав и свобод человека и гражданина.

К тому же следует отметить, что по смыслу статьи 50 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», если обращение в соответствии с требованиями названного Конституционного закона не является допустимым, то Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению.

Свою правовую позицию по данному вопросу Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики высказал в Определении от 25 декабря 2003 года по делу № 11-46/03 [9]. Конституционный суд подчеркнул, что, определяя допустимость данной жалобы, Конституционный суд исходит из верховенства норм Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепляющих права граждан на обращение в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина не только законом, но и нормативным актом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.

3. По смыслу Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» конституционной жалобой может быть оспорен нормативный акт, который не отменен и не утратил силу до начала рассмотрения дела Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики. Если же нормативный акт отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела Конституционным судом, это является основанием для прекращения производства по делу.

Так Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с запросом о проверке конституционности пункта 3 Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2005 года № 294 «О возложении обязанностей при осуществлении на границе государственного контроля в области обеспечения радиационной безопасности» и Приложения к Указу Президента Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2005 года № 294 «О возложении обязанностей при осуществлении на границе государственного контроля в области обеспечения радиационной безопасности».

Конституционный суд установил, что 10 апреля 2006 года, в результате вступления в силу Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 7 апреля 2006 года № 160 «Об упорядочении ряда правовых актов Президента Приднестровской Молдавской Республики», был отменен сбор, установленный пунктом 3 Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2005 года № 294 «О возложении обязанностей при осуществлении на границе государственного контроля в области обеспечения радиационной безопасности», за осуществление на границе государственного радиологического контроля товаров и транспортных средств, перемещаемых через государственную границу Приднестровской Молдавской Республики, конституционность которого просил проверить заявитель. Поскольку пункт 3 Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2005 года № 294 «О возложении обязанностей при осуществлении на границе государственного контроля в области обеспечения радиационной безопасности» фактически утратил силу с 10 апреля 2006 года, а заявитель обратился в Конституционный суд 5 мая 2006 года, то есть после утраты оспариваемой нормой юридической силы, Конституционный суд пришел к выводу, что запрос не отвечает критерию допустимости и не может быть принят к рассмотрению. Данная правовая позиция Конституционного суда основывается на нормах Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», по смыслу которого рассмотрению в заседании Конституционного суда подлежат лишь те обращения, в которых оспаривается конституционность нормативного правового акта, сохраняющего свою силу к моменту обращения заявителя в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики. В случае, если до начала производства в Конституционном суде нормативный правовой акт отменен или утратил силу, Конституционный суд отказывает в принятии обращения к рассмотрению [10].

Следует отметить, что статья 50 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» допускает возможность обжалования утративших юридическую силу актов, но только лишь в том случае, если действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан.

Так гражданин Григоренко В.П. обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой, в которой оспаривалась конституционность статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР, на основании которой решением Тираспольского городского суда от 12 июня 2003 года он был признан утратившим право на жилую площадь в городе Тирасполе. Поскольку правоотношения по данному иску возникли до введения в действие Жилищного кодекса Приднестровской Молдавской Республики, суд, рассматривающий данное дело по первой инстанции, при вынесении решения руководствовался статьей 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР.

Конституционный суд, разрешая данное дело, указал, что в соответствии с требованиями части второй статьи 50 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» суд вправе прекратить производство в отношении акта, который к началу или в период рассмотрения дела утратил силу или был отменен. В то же время Конституционный суд подчеркнул, что данная норма не содержит императивного требования, а значит, Конституционный суд может продолжить рассмотрение дела и вынести решение о конституционности оспариваемого, но уже не действующего акта. Согласно правовой позиции Конституционного суда, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики не может прекратить производство по делу тогда, когда отмененным или утратившим силу оспариваемым актом были нарушены конституционные права и свободы граждан. Данное требование связано с необходимостью устранения нарушенных прав и свобод. Конституционные права и свободы человека и гражданина должны быть восстановлены [11].

Данная правовая позиция была подтверждена Конституционным судом при рассмотрении вопроса о принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федотенко И.В. о проверке конституционности части первой статьи 8 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О статусе народных депутатов местных Советов народных депутатов Приднестровской Молдавской Республики» и части четвертой статьи 33 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республике» [12].

По итогам выборов, состоявшихся 27 марта 2005 года, заявитель был избран депутатом Тираспольского городского Совета народных депутатов. Полномочия депутата Федотенко И.В. были прекращены 29 июня 2006 года в связи с назначением его на должность начальника муниципального учреждения «УЖКХ» города Тирасполя, то есть на должность, занятие которой по закону несовместимо с выполнением полномочий народного депутата местного Совета. Решение Тираспольского городского Совета народных депутатов о досрочном прекращении полномочий депутата Федотенко И.В. основано на оспариваемых нормах, в соответствии с которыми депутаты местных Советов народных депутатов не могут быть работниками государственной администрации. Полномочия народного депутата местного Совета народных депутатов прекращаются досрочно по решению соответствующего местного Совета, принимаемому в связи с избранием или назначением депутата на должность, занятие которой по закону несовместимо с выполнением полномочий народного депутата местного Совета.

В деле заявителя были применены нормы, которые к началу рассмотрения дела в Конституционном суде отменены Законом Приднестровской Молдавской Республики от 22 ноября 2006 года № 121-ЗД-IV «О внесении изменений в Закон Приднестровской Молдавской Республики «Об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республике», Закон Приднестровской Молдавской Республики «О статусе народных депутатов местных Советов народных депутатов Приднестровской Молдавской Республики». Конституционный суд в Определении о принятии жалобы к рассмотрению указал, что по смыслу Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд в процессе конституционного судопроизводства проверяет конституционность действующего закона, нормативного акта. Однако в целях защиты конституционных прав и свобод граждан и в соответствии с частью второй статьи 50 названного Закона Конституционный суд может проверить конституционность закона, нормативного акта, отмененного или утратившего силу к началу или в период рассмотрения дела.

4. Конституционный закон «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» различает понятия «повод» и «основания» рассмотрения дела и регламентирует как поводы, так и основания применительно к различным категориям дел. Поводом к рассмотрению дела в Конституционном суде является поступившее к нему обращение в форме запроса, ходатайства или жалобы, как гласит часть первая статьи 43 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». Причем обращение должно отвечать установленным в названом законе требованиям.

Так Президент Приднестровской Молдавской Республики обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с запросом о проверке конституционности правоприменительной практики толкования законов Приднестровской Молдавской Республики, осуществляемой Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционный суд пришел к выводу, что представленный запрос не может быть рассмотрен в Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики. Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики полномочен рассматривать конституционность правоприменительной практики либо конституционность правовых актов, принимаемых Верховным Советом, в том числе актов толкования законов Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Данный вывод основан на правовой позиции Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, согласно которой правоприменительная деятельность, как деятельность государственных органов, связанная с реализацией норм права и выраженная посредством вынесения индивидуально-правовых актов, отличается от толкования, как деятельности государственных органов по выработке рекомендаций и пояснений, направленных на раскрытие подлинного смысла и содержания отдельных норм закона или закона в целом, посредством принятия актов толкования, являющихся правовыми актами, не содержащими норм права, действующими в единстве с теми нормативными актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы, и в указанном случае – принимаемых в форме постановлений Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики.

Отказывая в принятии к рассмотрению данного запроса Конституционный суд также указал, что согласно пункту ж) части второй статьи 44 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» обращение должно содержать конкретные, указанные в Конституционном законе «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» основания к рассмотрению обращения Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики. Заявитель, указывая основание к рассмотрению дела в Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики, в запросе ссылается на часть вторую статьи 43 и статью 118 названного Конституционного закона и в качестве основания называет обнаружившуюся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Приднестровской Молдавской Республики правоприменительная практика Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики по изданию правовых актов толкования законов Приднестровской Молдавской Республики. Однако часть вторая статьи 43 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» не содержит такого основания к рассмотрению дела в Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики, а норма статьи 118 указывает лишь на основания допустимости запроса о даче заключения о конституционности правоприменительной практики. При этом словосочетание «правоприменительная практика» в контексте данной статьи предполагает правоприменительную практику как практику применения (реализацию) права, то есть правоприменительную деятельность, а не правоприменительную практику как деятельность по изданию правовых актов толкования законов Приднестровской Молдавской Республики [13].

В отношении запроса о толковании Конституции Конституционный закон «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» не устанавливает каких-либо особых требований. В этом случае применяются общие требования к обращению, изложенные в статье 44 названного Закона. Основанием к рассмотрению дела о толковании Конституции может стать обнаружившаяся неопределенность в понимании ее положений. Применительно к делам о толковании Конституции Конституционный закон «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» не устанавливает специальных условий или критериев допустимости запроса, как это сделано в отношении других категорий дел. Тем не менее, отсутствие законодательного регулирования допустимости запроса о толковании Конституции создало предпосылки для активизации роли Конституционного суда в решении этого вопроса. В сущности, Конституционный суд встал на позиции реального интерпретатора положений закона, регламентирующего его статус и порядок деятельности. Он стал вырабатывать правовые ограничения для рассмотрения различных категорий дел, в том числе дел о толковании Конституции, которые служат основанием для отказа в принятии дел к рассмотрению. Следовательно, можно отметить, что Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, учитывая смысл закона и предназначение института толкования, возложил на себя право дополнять законодательные условия допустимости обращений интерпретационными правилами, сформулированными в так называемых «отказных определениях».

Ярким примером может служить Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики по запросу Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики о толковании статьи 56 Конституции Приднестровской Молдавской Республики». В запросе заявитель утверждал, что обнаружилась неопределенность в понимании конкретного содержания каждой из функций государства (пункты а) – р) статьи 56 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), а также иных вопросов, предусмотренных пунктом с) данной статьи, что необходимо для методологического регулирования законотворческой функции Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики, так как в соответствии с пунктом 2 статьи 73 Конституции Приднестровской Молдавской Республики для реализации этих функций Президент Приднестровской Молдавской Республики принимает решение об образовании министерств, ведомств и иных органов государственного управления, руководители которых в соответствии с пунктом 1 данной статьи ведут дела подведомственной им сферы управления в рамках, определяемых законом, а в соответствии с пунктом 3 данной статьи Президент Приднестровской Молдавской Республики определяет вопросы, отнесенные к ведению министерств, ведомств и иных органов государственного управления в установленном порядке, в связи с чем Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики полагает, что большинство вопросов ведения должны быть закреплены в отраслевых законах.

В соответствии с правовой позицией Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики основанием к рассмотрению дела о толковании Конституции Приднестровской Молдавской Республики может стать обнаружившаяся неопределенность в понимании ее положений. Цель толкования Конституции Приднестровской Молдавской Республики, осуществляемого в соответствии с ее статьей 87 (часть 4) Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики, заключается в том, чтобы, устранив неопределенность в понимании конституционных положений, обеспечить надлежащее их применение, соблюдение, исполнение и использование. Из запроса Конституционный суд установил, что у заявителя нет неясности в том, что в статье 56 Конституции Приднестровской Молдавской Республики перечисляются в общем виде сферы управления общественными отношениями, которые относятся к ведению государства, то есть осуществляются через создаваемые в установленном Конституцией и законодательством Приднестровской Молдавской Республики порядке органами государственной власти и управления, а также государственными должностными лицами. Материалы запроса свидетельствуют о том, что у заявителя нет неопределенности в понимании положений Конституции Приднестровской Молдавской Республики, определяющих компетенцию Президента Приднестровской Молдавской Республики (статья 73), поскольку, как указано в запросе, толкование необходимо лишь для методологического регулирования законотворческой функции Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики.

Изучив материалы запроса, Конституционный суд констатировал отсутствие у заявителя неопределенности в понимании конституционных положений, наличие которой, согласно части второй статьи 43 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», служит необходимым основанием к рассмотрению дела и вынесению по нему итогового решения в форме постановления. Таким образом, запрос не был принят к рассмотрению ввиду его несоответствия критерию допустимости [14].

5. Правовые позиции материально-правового характера Конституционного суда могут содержаться и в «отказных» определениях. Такого рода решения Конституционного суда получили в обиходе название «отказных» определений с «позитивным» содержанием [15]. Конституционный суд, отказывая формально в принятии обращения к рассмотрению в публичном заседании, тем не менее, решает конституционно-правовую проблему по существу с вытекающими последствиями. Конституционный закон «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» содержит определенные правовые основания для принятия таких решений. Суть в том, что у определений немало общих свойств с постановлениями, на них распространяется целый ряд единых для всех решений требований.

Как и постановления, определения, во-первых, принимаются в заседании Конституционного суда (часть первая статьи 78 Конституционного закона), в том числе и определения с положительным содержанием (часть первая статьи 49 Конституционного закона). Во-вторых, принимаются в ходе осуществления конституционного судопроизводства (часть седьмая статьи 78 Конституционного закона). В-третьих, на них распространяется общий для всех решений порядок принятия (часть первая, вторая и пятая статьи 78 Конституционного закона). В-четвертых, они должны основываться на материалах, исследованных Конституционным судом (части первая статьи 80 Конституционного закона). В-пятых, при их принятии оценивается как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов (часть вторая статьи 80 Конституционного закона). В-шестых, определения с положительным содержанием всегда излагаются в виде отдельного документа, поэтому на них распространяются требования Конституционного закона к содержанию решений Конституционного суда, в частности подпункты з) и и) части первой статьи 81, согласно которым должны быть указаны нормы Конституции, которыми руководствовался Конституционный суд при принятии решения, доводы в пользу его принятия, а при необходимости также доводы, опровергающие утверждения сторон. В-седьмых, определение, как и постановление, окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами (части первая и вторая статьи 85 Конституционного закона). В-восьмых, неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению определения, как и иного решения Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, влечет ответственность, установленную действующим законодательством Приднестровской Молдавской Республики.

Определения с положительным содержанием, изложенные в них правовые позиции, являются важным средством обеспечения исполнения постановлений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики. Начало практики принятия «отказных» определений с «позитивным» содержанием было положено Определением Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 06 – О / 05 от 4 октября 2005 года [16].

На гражданина Хтема А.В. инспекторами административной практики отдела Государственной автоинспекции Тираспольского управления внутренних дел были наложены административные взыскания в виде штрафа за нарушение части второй статьи 120 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях.

Заявитель, считая, что данные полномочия по наложению штрафа нарушают конституционное право собственности, предусмотренное частью третьей статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой о проверке конституционности пункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях в части полномочий органов внутренних дел налагать административные взыскания в виде штрафа за нарушение требований части второй статьи 120 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях.

Конституционный суд установил, что вопрос о соответствии Конституции Приднестровской Молдавской Республики оспариваемых положений уже был разрешен Конституционным судом в Постановлении от 28 июня 2005 года по делу о проверке конституционности подпункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Хтема А.В [17].

В названном Постановлении Конституционный суд признал не соответствующим Конституции Приднестровской Молдавской Республики, ее статьям 18 (часть первая), 37 (части вторая и третья) подпункт 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях в части наложения административных взысканий в виде штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного частью второй статьи 121 данного Кодекса.

В соответствии с частью первой статьи 85 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» решение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики является окончательным, обжалованию не подлежит и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Часть третья названной статьи устанавливает, что акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Решения судов и иных органов, основанных на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленном законом порядке.

Конституционный суд указал, что согласно части второй статьи 93 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Конституционный суд пришел к выводу, что, поскольку в силу предписаний пункта в) части первой статьи 50 и части первой статьи 85 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд не вправе повторно осуществлять проверку конституционности подпункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, данная жалоба не может быть принята к рассмотрению.

Таким образом, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики отказывает в принятии обращений к рассмотрению, если конституционно-правовая проблема уже разрешена Конституционным судом в аналогичном деле, и им сформулирована соответствующая правовая позиция. Законодатели и правоприменители самостоятельно, по своей инициативе должны изменять содержание нормативных актов, предпринимать необходимые правовые действия в соответствии с требованиями прямого действия положений Конституции Приднестровской Молдавской Республики и правовых позиций Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики.

6. Один из критериев допустимости конституционной жалобы является требование о применении обжалуемого закона, нормативного акта. Оспариваемый закон, нормативный акт должен быть применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон или нормативный акт. При этом не имеет значения, каково содержание решений, принятых по делу судом, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями. Более того, правоприменение не обязательно должно быть связано с судебным порядком рассмотрения дела. Законодатель не связывает возможность конституционной оценки закона, нормативно акта с обязательным его применением в суде, поэтому критерий допустимости конституционной жалобы в этой части связан с применением или реальной возможностью применения закона, нормативного акта любым правоприменительным органом.

По смыслу пункта 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а также статей 102 и 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» конкретным делом является то дело, в котором судом или иным правоприменительным органом в установленной юрисдикционной и иной процедуре разрешается затрагивающий права и свободы заявителя вопрос на основе норм соответствующего закона, устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства. Из взаимосвязанных положений Конституции и Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд вывел правовую позицию, согласно которой проверка конституционности закона, нормативного акта по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан не может быть осуществлена, если закон не применен в конкретном деле или если надлежащим образом не установлено, что он подлежит применению.

Так гражданин Кольца А.П. обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение конституционного права собственности, возникшее в результате применения абзаца первого пункта а) части второй статьи 218 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях.

Как следует из материалов жалобы, 15 декабря 2005 года сотрудником Государственного учреждения «Управление государственного экологического контроля» Министерства природных ресурсов и экологического контроля Приднестровской Молдавской Республики на гражданина Кольца А.П. был составлен протокол о совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 48 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях. Санкция указанной статьи предусматривает наложение штрафа на граждан в размере от 100 до 300 РУ МЗП и на должностных лиц от 300 до 600 РУ МЗП.

В жалобе гражданин Кольца указывает, что начальником Государственного учреждения «Управление государственного экологического контроля» в соответствии с предоставленными ему полномочиями, предусмотренными абзацем первым пункта а) части второй статьи 218 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, 19 декабря 2005 года рассмотрен протокол и на основании статей 22, 23 и 26 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях вынесено Постановление о наложении на заявителя взыскания в виде штрафа.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Определении об отказе в принятии к рассмотрению жалобы отметил, что Конституционный суд в соответствии с пунктом 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и пунктом в) части первой статьи 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» рассматривает жалобы граждан на нарушения прав и свобод человека и гражданина, возникшие в результате применения закона, нормативного акта. Однако правом на обращение в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, согласно статье 102 Конституционного закона о Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики, обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом или нормативным актом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. При этом в соответствии с частью второй указанной статьи к жалобе прилагается копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона в конкретном деле.

Согласно статье 103 Конституционного закона о Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики жалоба на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина допустима, если: а) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан; б) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или в ином органе, применяющем закон.

В своей правовой позиции Конституционный суд указал, что заявитель, ссылаясь на то, что начальник Государственного учреждения «Управление государственного экологического контроля», в соответствии с предоставленными ему полномочиями, предусмотренными абзацем первым пункта а) части второй статьи 218 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, рассмотрел протокол и принял постановление о наложении на него взыскания в виде штрафа, не приложил к жалобе документы, свидетельствующие о применении в отношении него положений указанной нормы. Приложенные к жалобе копии документов указывают на применение в отношении заявителя статьи 48 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях. Таким образом, рассматриваемая жалоба не может рассматриваться Конституционным судом как отвечающая критерию допустимости, предусмотренному статьей 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики».

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики мотивировал свое решение тем, что согласно пункту б) части первой статьи 50 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» суд принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если обращение в соответствии с требованиями данного Конституционного закона не является допустимым [18].

Другой заявитель – гражданка Шаронова Н.Б. – в соответствии с пунктом 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской республики и подпунктом в) части первой статьи 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» обратилась в Конституционный суд с жалобой о проверке конституционности части первой статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях.

Как указано в жалобе, 24 февраля 2006 года сотрудник милиции Бендерского Управления внутренних дел составил на гражданку Шаронову Н.Б. протокол о совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 159 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях «Незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами».

Начальник Управления внутренних дел города Бендеры, в соответствии с полномочиями, предоставленными частью первой статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, рассмотрел протокол и на основании статей 22, 23 и 26 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях вынес постановление о наложении на гражданку Шаронову Н.Б. взыскания в виде штрафа в размере 150 рублей.

Заявитель считает, что часть первая статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, наделяя административный орган правом налагать взыскания в виде штрафа, приводит к лишению ее части денежных средств, а значит – и имущества, чем нарушаются ее конституционные права, предусмотренные частями второй и третьей статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Определении об отказе к принятию жалобы к рассмотрению указал, что заявитель, ссылаясь на то, что начальник Управления внутренних дел города Бендеры, в соответствии с предоставленными ему полномочиями, предусмотренными частью первой статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, рассмотрел протокол и вынес постановление о наложении на него взыскания в виде штрафа, не приложил к жалобе документы, свидетельствующие о применении в отношении него положений указанной нормы. Приложенные к жалобе копии документов указывают на применение в отношении заявителя статьи 159 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях. Таким образом, Конституционный суд пришел к выводу, что данная жалоба не отвечает критерию допустимости, предусмотренному статьями 102, 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», и в соответствии с подпунктом б) части первой статьи 50 названного Конституционного закона принял решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению, как не отвечающего критерию допустимости [19].

В другом случае постановлением заместителя начальника налоговой инспекции по городу Бендеры от 4 апреля 2006 года гражданка Ротарь Т.Н. была привлечена к административной ответственности и подвергнута штрафу за незаконное занятие предпринимательской деятельностью, в связи с чем она обратилась в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой. Гражданка Ротарь Т.Н. оспорила конституционность отдельных положений статьи 231-2 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, наделяющих налоговые органы полномочиями рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания в виде штрафа.

В Определении № 08 – О / 06 от 22 июня 2006 года Конституционный суд подтвердил, что рассмотрение жалоб граждан на нарушения прав и свобод человека и гражданина, возникшие в результате применения закона, нормативного акта, соответствует полномочиям Конституционного суда, которые предусмотрены пунктом 3 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и подпунктом в) части первой статьи 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». В соответствии со статьями 102, 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд по жалобам граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, нормативного акта, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, нормативный акт. К жалобе гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод прилагается копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона, нормативного акта при разрешении конкретного дела.

Конституционный суд указал, что гражданка Ротарь Т.Н. в подтверждение применения в ее деле оспариваемых положений статьи 231-2 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики предоставила в Конституционный суд копию постановления от 4 апреля 2006 года о наложении на нее административного взыскания в виде штрафа. Между тем из копии постановления следует, что к административной ответственности Ротарь Т.Н. была привлечена по основаниям, предусмотренным статьей 162 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, за незаконное занятие предпринимательской деятельностью. При этом копия постановления от 4 апреля 2006 года не содержит ссылки на часть первую (пункт 1, подпункт «б») статьи 231-2 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях», конституционность которой непосредственно оспаривается. Из иных документов, представленных заявительницей, также не следует, что оспариваемые положения статьи 231-2 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях были применены в ее конкретном деле.

С учетом изложенного Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики пришел к выводу, что жалоба гражданки Ротарь Т.Н. не соответствует критерию допустимости, закрепленному в статьях 102, 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» [20].

Гражданин Петросян Э.Ж. обратился в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой, в которой он оспорил конституционность схемы и состава избирательных округов (участков) по выборам в местные органы власти на территории Тираспольского городского Совета народных депутатов, утвержденных решением 36-й сессии 22-ого созыва Тираспольского городского Совета народных депутатов № 1 от 25 января 2005 года «Об образовании избирательных округов по выборам в местные органы власти», в части включения в состав избирательных округов войсковых частей без указания их количества, номеров и адресов. Как следует из обращения, гражданин Петросян Э.Ж. обратился в Тираспольский городской суд с жалобой о признании выборов по избирательному округу № 1 недействительными на том основании, что в голосовании принимали участие военнослужащие войсковых частей, не включенных в состав избирательного округа № 1. Решением Тираспольского городского суда от 5 апреля 2005 года в удовлетворении жалобы о признании выборов недействительными было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Приднестровской Молдавской Республики оставила данное решение без изменения, а кассационную жалобу Петросяна Э.Ж. без удовлетворения.

Как полагает заявитель, при рассмотрении дела Тираспольским городским судом были применены оспариваемые схема и состав избирательных округов (участков) по выборам в местные органы власти на территории Тираспольского городского Совета народных депутатов. По мнению заявителя, в результате применения судом оспариваемых схемы и состава избирательных округов по выборам в местные органы власти были нарушены его конституционные права, предусмотренные статьями 29 и 31 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а именно: конституционное право на получение информации и конституционное право быть избранным в государственные органы. Заявитель утверждает, что отсутствие сведений о конкретных границах избирательного округа не позволило ему провести предвыборную агитацию в установленные сроки и порядке среди всех избирателей, включенных в состав округа, а также позволило проголосовать избирателям, не включенным в состав избирательного округа № 1. Тем самым было нарушено его конституционное право быть избранным конкретными избирателями в границах территориального обособленного округа. Кроме того, отсутствие в оспариваемом нормативном акте сведений о конкретных границах и составе избирательного округа нарушило его конституционное право на получение информации.

Конституционный суд, ссылаясь на статьи 102 и 103 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», в своей правовой позиции по данному вопросу указал, что Конституционный суд по жалобам граждан проверяет конституционность закона, нормативного акта, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон, нормативный акт. Из этого следует, что проверка конституционности закона, нормативного акта по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод не может быть осуществлена, если закон, нормативный акт не применены в конкретном деле или надлежащим образом не установлено, что они подлежат применению. Обращаясь в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод, гражданин должен предоставить копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения оспариваемого закона, нормативного акта в его деле.

Гражданин Петросян Э.Ж., в подтверждение применения в его деле оспариваемых схемы и состава избирательных округов сослался на решение Тираспольского городского суда от 5 апреля 2005 года, копию которого предоставил в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики. Между тем ни из этого решения, ни из других документов, предоставленных заявителем, не следует, что оспариваемый нормативный акт был к нему применен.

Кроме того, Конституционный суд отметил, что согласно части третьей статьи 9 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Заявитель утверждает, что оспариваемый нормативный акт нарушает его конституционное право на информацию и конституционное право быть избранным в государственные органы. Однако установление конкретных нарушений таких прав входит в компетенцию судов общей юрисдикции. Тираспольский городской суд эти вопросы рассмотрел в предусмотренном для них порядке гражданского судопроизводства и вынес решение от 5 апреля 2005 года. При рассмотрении дела и вынесении решения Тираспольский городской суд применил нормы Избирательного кодекса Приднестровской Молдавской Республики, а также нормы процессуального права. Оспариваемые схема и состав избирательных округов при рассмотрении дела судом не применялись. Ссылка в судебном решении на оспариваемый нормативный акт обусловлена лишь необходимостью оценки доводов Э.Ж. Петросяна. Кассационная инстанция признала законным и обоснованным вывод суда об отсутствии существенных нарушений избирательного законодательства при проведении выборов 27 марта 2005 года в избирательном округе № 1.

Таким образом, Конституционный суд пришел к выводу, что, поскольку оспариваемый нормативный акт не был применен в конкретном деле, жалоба гражданина Петросяна Э.Ж. не отвечает критерию допустимости, и в соответствии с подпунктом б) части первой статьи 50 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» отказал в принятии обращения к рассмотрению [21].

7. В силу статьи 89 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» решение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики может быть официально разъяснено только самим Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики на заседании, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, других органов и лиц, которым оно направлено.

Пленум Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики, наделенный правом на обращение с ходатайством об официальном разъяснении решения Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, обратился в Конституционный суд с ходатайством о разъяснении пункта 2 резолютивной части Постановления Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 [22] в части возможности принесения Прокурором протеста и истребования дел в Арбитражном суде Приднестровской Молдавской Республики .

В ходатайстве указывалось, что Постановлением Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 признаны не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики, ее статье 6 положения статей 35 (пункт 2), 36, 38, 39, 40, 42 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики», касающиеся участия Прокурора в рассмотрении дел судами, а норма статьи 36 названного выше Закона, регулирующая участие Прокурора в судебном рассмотрении в соответствии с процессуальным законодательством, утратила силу. При этом Арбитражный процессуальный кодекс Приднестровской Молдавской Республики содержит нормы (статьи 33, 156, 157, 159, 160, 161), касающиеся участия в деле Прокурора, возможности принесения им протеста в порядке надзора, а также истребования дел.

Конституционный суд при разрешении данного вопроса исходил из того, что официальное разъяснение решения Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики дается самим Конституционным судом в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением (статья 89 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики»).

Однако, как указал Конституционный суд, ответ на поставленный Пленумом Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики вопрос содержится в самом Постановлении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, которым статьи 35 (пункт 2), 36, 38, 39, 40, 42 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» признаны не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республике, ее статье 6. С момента провозглашения Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики Постановления от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 указанные статьи Закона Приднестровской Молдавской Республики «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» утратили силу, а значит, и полномочия Прокурора, предусмотренные статьями 35 (пункт 2), 36, 38, 39, 40, 42 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики», касающиеся участия Прокурора в рассмотрении дел судами, им утрачены. Следовательно, сделал вывод Конституционный суд, вопрос, поставленный Пленумом Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики, не требует официального разъяснения пункта 2 Постановления Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05.

Конституционный суд отметил также, что нормы Арбитражного процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики, указанные в ходатайстве Пленума Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики и касающиеся участия в деле Прокурора, возможности принесения им протеста в порядке надзора, а также истребования дел (статьи 33, 156, 157, 159, 160, 161 Арбитражного процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики), не являлись предметом исследования в Конституционном суде и, следовательно, также не могут быть предметом официального разъяснения Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики. Конституционный суд подчеркнул, что в целях установления конституционности отдельных полномочий Прокурора, предусмотренных указанными статьями Арбитражного процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики, Пленум Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики в соответствии с пунктом 4 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики вправе обратиться с соответствующим запросом в Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности данных положений Арбитражного процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики.

Исходя из изложенного, поскольку поставленные в ходатайстве Пленума Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики вопросы нашли разрешение в Постановлении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05, Конституционный суд определил оставить ходатайство без удовлетворения [23].

Подводя итог вышеизложенному, следует сказать, что правовые позиции Конституционного суда процессуального характера являются самостоятельным видом правовой позиции суда. Они имеют ту же юридическую природу, что и материальные правовые позиции, отличаясь от последних по содержанию.

Данный вид правовых позиций, в отличие от материальных, имеет иную сферу воздействия – они призваны конкретизировать вопросы подведомственности, допустимости дел к рассмотрению в судебном заседании и иные процедурные моменты конституционного судопроизводства. Несмотря на сугубо процессуальную направленность, нельзя нивелировать их значение, считать вторичными.

Литература

1. Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации: теоретические основы и практика реализации судами России. – М.: Формула права, 2006. – С. 57-58.

2. Конституция Приднестровской Молдавской Республики: Офиц. изд. – Тирасполь: издательство «Литера», 2000. – 160 с.

3. Конституционный закон Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики». Норм. издание. – Тирасполь, 2002.

4. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.): очерки теории и практики. – М.: «Городец-издат», 2001. – С. 114.

5. Кряжкова О.Н. Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации: теоретические основы и практика реализации судами России. – М.: Формула права, 2006. – С. 90.

6. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 25 марта 2003 года № 06 – О / 03 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ивановой З.Д. на нарушения ее конституционных прав, закрепленных в статьях 2, 16, 20, 37, 42, 49, 53, 85 Конституции Приднестровской Молдавской Республики» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2003. – С. 65.

7. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 24 февраля 2004 года № 01 – О / 04 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мещеряковой Л.А. на нарушение ее конституционных прав, закрепленных в статье 35 Конституции Приднестровской Молдавской Республики» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 86.

8. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 3 ноября 2005 года № 08 – О / 05 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хтема А.В. о проверке конституционности правоприменительной практики, осуществляемой Тираспольским городским судом при рассмотрении дел по жалобам на действия административных органов или должностных лиц» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2006. – С. 40.

9. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 25 декабря 2003 года «О принятии к рассмотрению жалобы гражданина Давыдова А.А. о проверке конституционности пунктов 3 и 4 Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» с изменениями и дополнениями, внесенными Указами Президента Приднестровской Молдавской Республики от 26 ноября 1999 года № 415, от 4 февраля 2000 года № 32, от 6 апреля 2000 года № 102, от 20 марта 2003 года № 128 по делу № 11-46/03» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004.

10. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 6 июля 2006 года № 09 – О / 06 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности пункта 3 Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2005 года № 294 «О возложении обязанностей при осуществлении на границе государственного контроля в области обеспечения радиационной безопасности» и Приложения к Указу Президента Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2005 года № 294 «О возложении обязанностей при осуществлении на границе государственного контроля в области обеспечения радиационной безопасности» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2007.

11. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 02 – П / 05 от 22 марта 2005 года по делу «О проверке конституционности статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР по жалобе гражданина Григоренко Валерия Петровича» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 13 от 28 марта 2005 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 18.

12. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 14 декабря 2006 года «О принятии к рассмотрению жалобы гражданина Федотенко Игоря Викторовича о проверке конституционности части первой статьи 8 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О статусе народных депутатов местных Советов народных депутатов Приднестровской Молдавской Республики» и части четвертой статьи 33 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республики по делу № 57-151/06» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2005.

13. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 5 октября 2004 года № 04 – О / 04 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Президента Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности правоприменительной практики толкования Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики законов Приднестровской Молдавской Республики» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 35.

14. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 17 февраля 2005 года № 02 – О / 05 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики о толковании статьи 56 Конституции Приднестровской Молдавской Республики» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 39.

15. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991-2001 гг.): очерки теории и практики. – М.: «Городец-издат», 2001. – С. 114.

16. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 4 октября 2005 года № 06 – О / 05 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хтема А.В. о проверке конституционности подпункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2006. – С. 34.

17. Постановлении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 28 июня 2005 года № 04 – П / 05 по делу «О проверке конституционности подпункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Хтема А.В.» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 27 от 4 июля 2005 года // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2006. – С. 3.

18. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 1 июня 2006 года № 04 – О / 06 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кольца А.П. о проверке конституционности абзаца первого пункта а) части второй статьи 218 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2007.

19. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2006 года № 07 – О / 06 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Шароновой Н.Б. о проверке конституционности части первой статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2007.

20. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2006 года № 08 – О / 06 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ротарь Т.Н. о проверке конституционности отдельных положений статьи 231-2 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2007.

21. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 октября 2005 года № 06 – О / 05 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петросяна Э.Ж. о проверке конституционности схемы и состава избирательных округов по выборам в местные органы власти на территории Тираспольского городского Совета народных депутатов, утвержденных решением 36-й сессии 22 созыва Тираспольского городского Совета народных депутатов № 1 от 25 января 2005 года «Об образовании избирательных округов по выборам в местные органы власти» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2006. – С. 37.

22. Постановления Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 по делу «О проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-КЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-III, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-III, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-III, 05 ноября 2004 года № 490-ЗИД-III» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 18 от 2 мая 2005 года // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 24.

23. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 2005 года № 05 – О / 05 «По ходатайству Пленума Арбитражного суда Приднестровской Молдавской Республики об официальном разъяснении пункта 2 Постановления Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2006. – С. 31.

Сборник «Правовые позиции»

Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики.

– Тирасполь, 2007.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|