ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

  Право собственности

Колесникова О.Л., помощник судьи Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики

Степень защищенности права собственности в государстве – показатель его цивилизованности [1]. В Приднестровской Молдавской Республике, как демократическом правовом государстве, принцип признания и защиты равным образом государственной, частной и иных форм собственности провозглашен в статье 4 Конституции Приднестровской Молдавской Республики [2]. В строго юридическом смысле указанная конституционная норма закрепляет, во-первых, два типа собственности: частную (индивидуальную, коллективную) и публичную (государственную, муниципальную); во-вторых, устанавливает общий правовой режим для всех, законно существующих форм собственности, их равную правовую защиту государством. Следует отметить, что указанный перечень примерный, не является исчерпывающим и не исключает признание и государственную защиту иных форм собственности.

Закрепление на конституционном уровне принципа равного, общего правового режима для всех законно существующих форм собственности, является свидетельством не только их значимости, но и дает возможность обеспечить их равноценную защиту государством, в том числе и посредством конституционного правосудия. Такая защита в Приднестровской Молдавской Республики осуществляется Конституционным судом как в процедуре абстрактного нормоконтроля, так и при рассмотрении конкретных жалоб граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения закона, нормативного акта, а также по запросам судов в случае обнаружения неконституционности закона в ходе разрешения конкретных дел (статья 9 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики») [3].

Несмотря на то, что Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики был сформирован только в июне 2002 года, его судебная практика по разрешению дел, касающихся вопросов права собственности уже достаточно обширна. Обобщение данной практики и анализ вынесенных Судом решений уже сегодня позволяют выделить ряд принципиальных правовых позиций в сфере защиты как публичной, так частной собственности, выявить пробелы, а также дефекты действующего законодательства.

I. Публичная собственность.

1. Государственная собственность.

В 2003 году в Конституционный суд обратился Президент Приднестровской Молдавской Республики с запросом о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики, согласно которому Верховный Совет единолично принял решение о передаче государственного предприятия «Рыбхоз Днестр» из государственной собственности в муниципальную. По мнению заявителя, указанный подзаконный акт был принят с превышением конституционных полномочий в части распоряжения государственной собственностью.

Говоря о конституционной защите такой формы собственности, как публичная, следует отметить её самостоятельную конституционную ценность, так как она характеризует не только отношения господства, присвоения и распределения общественного блага в целях удовлетворения публичных интересов, но и является важнейшим общественным благом, общественной ценностью. Институтом управления публичной собственностью является публичное образование, соответствующий орган публичной власти. В Приднестровской Молдавской Республике в соответствии с Гражданским кодексом, закрепляющим основные положения статуса публичной собственности, правомочия владения, пользования и распоряжения (право управления), за исключением отчуждения, государственной собственностью по праву принадлежат исполнительным органам государственной власти в соответствии с их компетенцией, а правомочия распоряжения (в части отчуждения) государственной собственностью по праву принадлежат представительному и законодательному органу государственной власти (пункт 3 статьи 230). При этом порядок передачи государственной собственности в муниципальную и обратно должен регулироваться законом (пункт 5 статьи 230 Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики) [4]. Учитывая, что соответствующий закон не был принят, Конституционный суд исходил, прежде всего, из принципа разделения властей и конституционных полномочий Президента и Верховного Совета, так как именно разделение полномочий призвано воспрепятствовать одностороннему подходу какого-либо одного органа власти и обеспечить взвешенное решение с учетом мнений всех ветвей власти.

Рассматривая дело, Конституционный суд отметил, что Президент, как глава государства и исполнительной власти в республике, обеспечивая эффективное выполнение основных функций государства, в том числе по формированию и сохранению благоприятной среды обитания; сохранению и рациональному использованию природных ресурсов, образовал Министерство природных ресурсов и экологического контроля, которое самостоятельно, а также через подведомственное ему Государственное предприятие «Рыбхоз «Днестр» реализовало часть соответствующих государственных функций. Изменение же формы собственности при передаче данного предприятия из государственной в муниципальную, с одной стороны, приводит к невозможности эффективного выполнения функций государства соответствующим исполнительным органом власти, с другой, влечет неспособность органов местного самоуправления самостоятельно распоряжаться указанным имуществом по его прямому назначению по причине отсутствия у них конституционных полномочий по реализации функций государства, так как органы местного самоуправления согласно статье 7 Конституции Приднестровской Молдавской Республики вправе самостоятельно решать только вопросы местного значения [5].

Проанализировав оспариваемый акт в части превышения конституционных полномочий по распоряжению государственной собственностью, Конституционный суд признал его не соответствующим Конституции и сформировал следующие правовые позиции:

- «Органы государственной власти и управления не вправе вторгаться в компетенцию друг друга, создавая соответствующим государственным органам либо государственным должностным лицам препятствия для реализации ими функций государства, как и не вправе самостоятельно распоряжаться (в части отчуждения) государственной собственностью без согласования государственных органов либо государственных должностных лиц, использующих данную собственность для реализации функций государства»;

-«Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики, как представительный и единственный законодательный орган государственной власти вправе принимать решения об изменении формы собственности государственного имущества только по инициативе либо с согласия Президента Приднестровской Молдавской Республики, как главы государства и исполнительной власти, ответственного за эффективную реализацию функций государства»[6].

2. Муниципальная собственность.

По всеобщему признанию самым заметным явлением коренной перестройки основ экономической жизни современного гражданского общества была и остается приватизация. Сегодня изменения в формах и структуре собственности, вызванные к жизни этим процессом, затронули интересы всех без исключения слоев общества. Одной из разновидностей (форм) приватизации является приватизация муниципальной собственности, которая в правовой науке обычно рассматривается в контексте приватизации государственной собственности. Между тем при всей своей однотипности она имеет свои особенности, предопределяемые не только масштабами, но и своеобразием субъекта права собственности – муниципального образования, особенностями организации местного самоуправления, которые должны учитываться как законодателем, так и правоприменителем.

В 2004 году в Конституционный суд обратилась гражданка Захарчук О.А. с жалобой на нарушение её конституционных прав и свобод, возникших в результате применения пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О малой приватизации». По мнению заявителя, оспариваемая норма, предусматривающая, что до окончания срока договора аренды объект малой приватизации без согласия арендатора или без расторжения договора с ним, приватизации не подлежит, не соответствует статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепляющей право собственника по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. По существу, гражданка Захарчук О.А., как лицо, заинтересованное в приватизации, обратилась в защиту собственника имущества – муниципального образования, нарушение прав которого как следствие повлекло нарушение прав гражданки Захарчук.

Рассматривая дело, изначально Конституционный суд определил теоретические основы ограничения права собственности и, исходя из положений Конституции Приднестровской Молдавской Республики и общепризнанных принципов и норм международного права, выработал следующую правовую позицию: «…ограничения права собственности и свободы экономической деятельности правомерны лишь в том случае, если они основываются на конституционном принципе, преследуют законный общественный интерес и не являются чрезмерными… Значение статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в том, что она закрепляет гарантии защиты конституционных прав и свобод человека от нарушения со стороны всех ветвей государственной власти, устанавливает для законодателя пределы допустимых ограничений прав и свобод человека и гражданина. Законодатель не вправе издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, закрепленные как в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так и в международных правовых нормах, являющихся составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики» [7]. Конституционный суд также указал, что необоснованное ограничение права собственника на распоряжение своим имуществом, как следствие, влечет невозможность реализации иными лицами других конституционных прав, в данном случае – права на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности.

Действительно, поскольку права собственности находятся под защитой Основного Закона государства, то как сама возможность ограничений, так и их характер должны определяться не произвольно, а только на основании закона и в строго определенных Конституцией Приднестровской Молдавской Республики целях, а именно: в интересах государственной безопасности общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (статья 18). Указанные ограничения не должны толковаться расширительно и приводить к умалению гражданских, политических и иных прав, гарантированных Конституцией.

Проанализировав оспариваемую норму, Конституционный суд признал, что она действительно ограничивает собственников объектов малой приватизации, переданных в аренду в праве собственности, что выражается в лишении их права распоряжаться принадлежащим им имуществом без согласия арендатора, и высказал следующую правовую позицию: «…такие основные права, как право собственности, право на свободную предпринимательскую деятельность необходимо интерпретировать с позиций как конституционного, так и частного права, то есть с учетом логико-правовых связей этих прав с нормами как конституционного, так и гражданского (частного) права. Определенная степень единства основных экономических прав и гражданских прав, как прав частных, означает, что ограничиваются возможности законодателя по изменению гражданских прав, смежных с конституционными» [8]. Кроме того, Конституционный суд отметил, что, закрепляя в законе право на приватизацию, то есть право собственника передать муниципальное имущество в собственность частных лиц или организаций, «государство обязано обеспечить возможность его реализации, гарантируя при передаче определенного имущества в собственность субъектов частного права соблюдение принципов и норм, предусмотренных Конституцией Приднестровской Молдавской Республики» [9].

3. Частная собственность.

Особое значение в сфере обеспечения экономических прав имеет защита конституционного права собственности физических и юридических лиц, эффективная реализация которого закладывает материальную основу для решения экономических и социальных проблем как для каждого конкретного гражданина, так и для общества в целом. Судебная практика Конституционного суда, сложившаяся на сегодняшний день, показывает, что почти треть дел, рассмотренных по жалобам граждан, связана именно с нарушением права собственности, что свидетельствует как о множестве проблем в данной области и ее повышенной конфликтности, так и о росте самосознания и правовой грамотности самих граждан – собственников имущества.

При рассмотрении данной категории дел Конституционному суду изначально необходимо было определиться с перечнем субъектов права на обращение в Конституционный суд с жалобой на нарушение конституционного права собственности и, прежде всего, входят ли в него юридические лица, поскольку, во-первых, Конституция Приднестровской Молдавской Республики напрямую не содержит положений, касающихся правового статуса юридических лиц, определяющих объем их конституционных прав и обязанностей, а также предусматривающих конституционно-правовые механизмы их защиты, во-вторых, статья 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики предусматривает, что Конституционный суд рассматривает только жалобы граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения закона, нормативного акта. Прецедентным в решении данного вопроса стало Определение Конституционного суда от 7 октября 2003 года № 07 – О / 03 по жалобе Общества с ограниченной ответственностью «Флора» на нарушения конституционных прав, закрепленных в статьях 36, 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. В данном определении Конституционный суд указал, что субъектами обращения в Конституционный суд в форме жалобы на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина являются только граждане, но при этом высказал следующую правовую позицию: «Учитывая, что жалоба исходит от юридического лица, а не от гражданина (граждан), Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики не исключает права на обращение по данному вопросу учредителей (участников) общества с ограниченной ответственностью «Флора» как граждан» [10].

Таким образом, в соответствии с нормами Конституции Приднестровской Молдавской Республики и Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», а также согласно правовой позиции Конституционного суда с жалобой на нарушение права собственности вправе обращаться граждане (если нарушение прав возникло в результате применения закона, нормативного акта), суды (с запросом о проверке соответствия закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле), а также учредители (участники) юридических лиц как граждане, если в результате применения к данному юридическому лицу закона, нормативного акта были нарушены конституционные права учредителя (участника).

В части обращения в Конституционный суд учредителей юридических лиц с жалобой на нарушение права собственности прецедентным явилось решение по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» по жалобе гражданина Давыдова А.А. Данное дело было одним из первых, рассмотренных судом в защиту права частной собственности и представляет интерес, прежде всего, тем, что гражданин Давыдов А.А. обратился в Конституционный суд с жалобой на нарушение его права собственности не как физического лица, а как учредителя и единственного участника общества с ограниченной ответственностью «Флора». Согласно материалам дела на ООО «Флора» были наложены штрафные санкции за несоблюдение финансовой дисциплины. Однако, по мнению заявителя, при обнаружении признаков правонарушения в виде неинкассации наличных денежных средств должны применяться нормы Кодекса МССР об административной ответственности, а не оспариваемый Указ, то есть к административной ответственности должно привлекаться должностное, а не юридическое лицо. Применение же норм оспариваемого Указа нарушило право собственности ООО «Флора» и, следовательно, гражданина Давыдова А.А., являющегося его учредителем.

Рассматривая дело, Конституционный суд, прежде всего, выработал общий подход в определении имущественных прав учредителя по отношению к собственности созданного им юридического лица, то есть определил имущественные права гражданина Давыдова А.А. в отношении собственности ООО «Флора». В своем решении Конституционный суд указал, что «гражданин Давыдов А.А., являясь единственным участникам ООО «Флора», доля которого в уставном капитале согласно пункту 1.7. Устава ООО «Флора» составляет 100%, является собственником чистых активов, то есть денежного и неденежного имущества ООО «Флора», за исключением сумм по обязательствам общества (например, целевого финансирования и поступлений; арендных обязательств; долгосрочных и краткосрочных обязательств банкам и иным юридическим и физическим лицам и т. п.)» [11].

Проанализировав оспариваемый Указ, Конституционный суд признал, что его положения необоснованно наделяют Приднестровский Республиканский Банк и налоговые инспекции правом самостоятельно, без решения судебных органов взыскивать штрафные санкции с предприятий, учреждений и организаций, что приводит к лишению хозяйствующего субъекта части денежных средств, а значит, части его имущества. Вместе с тем статья 37 (части вторая и третья) Конституции Приднестровской Молдавской Республики прямо указывает, что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда, и только собственник по своему усмотрению вправе распорядиться принадлежащим ему имуществом.

Принимая решение по делу, Конституционный суд сформулировал ряд принципиальных позиций, а именно:

- при нарушении права собственности юридического лица с конституционной жалобой может обратиться его учредитель (участник), так как в данном случае имеет место нарушение прав последнего;

- взыскание штрафных санкций приводит к лишению собственника его имущества, которое может осуществляться только на основании решения суда.

Безусловно Постановление Конституционного суда от 6 апреля 2004 года № 03 – П / 04, вынесенное по жалобе гражданина Давыдова А.А., стало прецедентным, а сформулированные в нем правовые позиции в дальнейшем были развиты и дополнены при проверке конституционности норм, регламентирующих вопросы права собственности.

Обобщая судебную практику Конституционного суда по рассмотрению жалоб граждан на нарушение конституционного права собственности, следует отметить, что наиболее часто конституционно-правовая неопределенность возникает в процессе применения нормативных актов, регулирующих вопросы конфискации, штрафов и налогов, так как меры такого характера непосредственно связаны с ограничением права собственности. Рассматривая данную категорию дел, Конституционный суд выявил ряд недостатков таможенного и административного законодательства, имеющих прямую связь с защитой права собственности физических и юридических лиц в их соотношении с публичными интересами.

а) Штрафы.

Правовые позиции, высказанные Конституционным судом по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» нашли свое развитие в решении по делу о проверке конституционности подпункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Хтема А.В.

По мнению заявителя, обжалуемая норма, предоставляющая право сотрудникам органов внутренних дел самостоятельно рассматривать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания в виде штрафа, не соответствует части третьей статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, устанавливающей, что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда.

Рассматривая дело, Конституционный суд признал оспариваемую норму не соответствующей статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и на основе интерпретации конституционных норм выработал следующие правовые позиции:

- «…недопустимо без решения судебных органов наложение штрафных санкции на предприятия, учреждения и организации, что в равной степени можно отнести и к гражданам, поскольку это приводит к лишению участников правоотношений части денежных средств, а значит, части их имущества», так как только независимые, компетентные государственные органы, каковыми являются суды, наделенные в соответствии с Конституцией полномочиями по осуществлению правосудия, могут установить как сам факт совершения правонарушения, так и степень вины лица его совершившего;

- «…наложение административных взысканий в виде штрафа от имени органов внутренних дел, органов государственных инспекций и других органов (должностных лиц), уполномоченных на то актами законодательства Приднестровской Молдавской Республики, возможно только в случае признания нарушителем своей вины и его согласия оплатить штраф добровольно в установленном порядке» [12].

Таким образом, исходя из смысла правовых позиций Конституционного суда, внесудебный порядок взыскания штрафа, представляющего собой одну из форм денежного отчуждения частной собственности, недопустим без согласия как физического, так и юридического лица и является неконституционным. Такое взыскание возможно только при отсутствии соответствующих возражений.

Аналогичные выводы были выражены в Постановлении Конституционного суда от 25 апреля 2006 года № 07 – П / 06 по делу о проверке конституционности подпункта 1) части первой статьи 455, части первой статьи 147, части второй статьи 468 во взаимосвязи с подпунктом 2) части первой статьи 325 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики.

По мнению заявителей, оспариваемые нормы, предоставляющие право таможенным органам и их должностным лицам при рассмотрении дела о нарушении таможенных правил выносить постановление о наложении взыскания в виде штрафа без решения суда, нарушают их конституционное право собственности.

Рассматривая жалобу, Конституционный суд отметил, что «оспариваемые нормы наделяют таможенные органы и их должностных лиц правом самостоятельно, без решения судебных органов применять санкции в виде наложения штрафов и взыскивать их в принудительном порядке, что приводит к лишению имущества как граждан, так и хозяйствующих субъектов. Наложение штрафа и последующий бесспорный порядок его взыскания (списания) означает прекращение права собственности» [13].

Принимая решение по данному делу, Конституционный суд дал оценку правомерности бесспорного взыскания с юридических лиц штрафов, которое приводит к лишению собственников части их имущества на основании вынесенных во внесудебной процедуре решений, и высказал следующие правовые позиции:

- «…из положения статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики о судебных гарантиях права собственности следует недопустимость взыскания штрафов по решению административного органа в упрощенной процедуре, не предусматривающей рассмотрение дела судом, то есть недопустимость лишения лица его имущества без судебного решения. Предписание статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики о возможности лишения имущества не иначе, как по решению суда, является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде штрафа»;

- «наложение административных взысканий в виде штрафа таможенными органами Приднестровской Молдавской Республики возможно только в случае признания нарушителем своей вины и его согласия оплатить штраф добровольно в установленном порядке» [14].

Подобный подход в вопросе, касающемся нарушения права собственности в результате применения штрафа, был использован Конституционным судом при вынесении решений по делам о проверке конституционности статьи 227 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Копанева В.Т.; части первой статьи 206 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе граждан Белинского О.В. и Вишневецкой С.Б.; подпункта 1) статьи 201, части первой статьи 202, частей первой и третей статьи 206 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Гудз О.Е. Принимая указанные решения, Конституционный суд не только подтвердил, но развил и дополнил, выработанные ранее правовые позиции.

Так в Постановлении от 20 июня 2006 года № 10 – П / 06 по делу о проверке конституционности части первой статьи 206 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе граждан Белинского О.В. и Вишневецкой С.Б. Конституционный суд расширил перечень государственных органов, которые с согласия физического либо юридического лица правомочны налагать административные взыскания в виде штрафа, то есть, не нарушая конституционного права собственности. В данном Постановлении Конституционный суд указал следующее: «Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики считает возможным наложение административных взысканий в виде штрафа от имени органов внутренних дел, органов государственных инспекций и других органов (должностных лиц), уполномоченных на то актами законодательства Приднестровской Молдавской Республики, только в случае признания нарушителем своей вины и его согласия оплатить штраф добровольно в установленном порядке» [15].

В Постановлении от 4 июля 2006 года № 11 – П / 06 Конституционный суд распространил на все органы государственной власти ранее сделанные выводы о том, что наложение административных взысканий в виде штрафа (то есть денежное отчуждение частной собственности) может применяться только судом, а именно указал, что «вывод Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики в ранее принятых решениях о том, что наложение административных взысканий в виде штрафа может применяться только судом, распространяется на все без исключения органы, в том числе и на административные комиссии при Государственных администрациях районов, городов» [16].

Таким образом, исходя из смысла правовых позиций Конституционного суда, основанное на нормативных предписаниях денежное отчуждение частной собственности в форме установления административных мер ответственности (санкций) допускается только на основании решения суда. Внесудебный порядок взыскания штрафов с юридических и физических лиц без их согласия является неконституционным вне зависимости от того, каким органом исполнительной власти принимается решение о производстве взыскания и каким нормативным актом (или отдельными его положениями) такое право ему предоставлено.

б) Конфискация.

В соответствии со статьей 28 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях конфискация – это принудительное безвозмездное обращение предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, в собственность государства. При этом конфискован может быть лишь предмет, находящийся в личной собственности нарушителя, если иное не предусмотрено законодательными актами Приднестровской Молдавской Республики [17]. Как административное, так и таможенное законодательство Приднестровской Молдавской Республики наделяет исполнительные органы государственной власти полномочием применять конфискацию в качестве санкции за правонарушение, с правом лица, в отношении которого была применена указанная санкция, на последующую судебную проверку решения данного административного органа. Однако статья 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики предписывает, что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда, то есть выступает конституционной гарантией права собственности для всех субъектов, которым конфискуемое имущество принадлежит на законных основаниях. Следовательно, конфискация имущества может назначаться только на основании решения суда. Возможность же обжалования в суд постановления административного органа о конфискации имущества не может являться достаточной с точки зрения обеспечения судебных гарантий права собственности, предусмотренных Конституцией, иначе данные конституционные предписания не имели бы самостоятельного значения, так как последующая судебная проверка решений административных органов о конфискации обеспечивается в силу конституционных предписаний [18]. Только судебная процедура принятия решения о конфискации имущества способна в максимальной степени гарантировать соблюдение вытекающих из статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики основных прав и свобод граждан.

Данное положение подтверждается правовой позицией Конституционного суда, выраженной в решении по делу о проверке конституционности статей 448, 449 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики в части наложения таможенными органами санкции в виде конфискации имущества, предусмотренной частью первой статьи 353 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Карамана В.П., являющегося учредителем Общества с ограниченной ответственностью «Приют странников».

По мнению заявителя, конфискация имущества общества с ограниченной ответственностью «Приют странников» по решению начальника Тираспольской таможни ущемляет его права собственника, поскольку в соответствии с частью третьей статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда.

Рассматривая дело, Конституционный суд пришел к выводу, что «предписание статьи 37 (часть третья) Конституции Приднестровской Молдавской Республики о лишении имущества не иначе, как по решению суда, является обязательным во всех случаях, в том числе и тогда, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфискации», а, следовательно, оспариваемые законоположения «в части, предоставляющей право таможенным органам Приднестровской Молдавской Республики и их должностным лицам рассматривать дела о нарушении таможенных правил, в качестве одного из видов наказания по которым предусмотрена конфискация товаров и транспортных средств, явившихся непосредственным объектом правонарушения, ограничивают конституционные гарантии права собственности и не соответствуют статье 37 (часть третья) Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Таможенные органы Приднестровской Молдавской Республики и их должностные лица, рассматривающие дела о нарушении таможенных правил, обязаны при наличии оснований для применения конфискации имущества обращаться в суд» [19].

Принимая данное решение, Конституционный суд, прежде всего, исходил из того, что «из конституционного положения о судебных гарантиях права собственности следует недопустимость конфискации по решению административного органа в упрощенной процедуре, не предусматривающей рассмотрение дела судом, то есть недопустимость лишения лица его имущества без судебного решения». В своем решении суд указал, что «конфискация имущества может назначаться только решением суда, вынесенным по делу об административном правонарушении, поскольку судебного решения по жалобе на постановление административного органа о конфискации имущества, примененной в качестве санкции за правонарушение, недостаточно с точки зрения обеспечения судебных гарантий права собственности. Именно судебная процедура позволяет в случае конфискации имущества в максимальной степени гарантировать соблюдение основных прав граждан и юридических лиц, обеспечить при рассмотрении дела состязательность и равноправие сторон, которые составляют основу правосудия (пункт 2 статьи 85 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Лишь в процедуре административного судопроизводства, осуществляемого в соответствии с пунктом 2 статьи 80 Конституции Приднестровской Молдавской Республики судебной властью, возможно всесторонне исследовать материалы дела, установить состав правонарушения и назначить справедливое и соразмерное тяжести правонарушения взыскание» [20].

Вывод о том, что конфискация имущества как мера ответственности за правонарушение может применяться только судом, был подтвержден в Постановлении Конституционного суда от 30 мая 2006 г. № 09 – П / 06 по делу о проверке конституционности статьи 227 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях, предусматривающей право органов государственной власти и управления, осуществляющих надзор за использованием и охраной животного мира, налагать административное взыскание в виде штрафа с конфискацией находящихся в собственности нарушителя ружей. По мнению заявителя – гражданина Копанева В.Т., в результате применения обжалуемой нормы были нарушены его конституционные права собственности.

В решении по данному делу Конституционный суд признал оспариваемые положения не соответствующими Конституции и подтвердил выработанные ранее правовые позиции как в отношении конфискации имущества, так и в отношении штрафов, указав, что «из конституционного положения о судебных гарантиях права собственности следует недопустимость применения штрафа и конфискации по решению административного органа в упрощенной процедуре, не предусматривающей рассмотрение дела судом, то есть недопустимость лишения лица его имущества без судебного решения» [21].

Наряду с конфискацией одним из видов взысканий, налагаемых за нарушение таможенных правил, является взыскание стоимости товаров и транспортных средств, которое, как и конфискация, связано с обращением имущества, находящегося в собственности лица, в собственность государства. Данные взыскания, прежде всего, сходны по степени обременения, возлагаемого на правонарушителя, так как при взыскании стоимости товаров и транспортных средств лицо претерпевает, по существу, такие же неблагоприятные имущественные последствия, как и при конфискации, только не в натуральной, а в денежной форме.

Если сущностные признаки и порядок применения таких санкций, как конфискация имущества и взыскание стоимости товаров и транспортных средств, являются принципиально едиными, то, следовательно, правовые позиции, ранее выраженные Конституционным судом относительно порядка наложения взыскания в виде конфискации имущества должны по общему правилу распространяться и на взыскание стоимости товаров и транспортных средств. В противном случае подвергаемые этим взысканиям лица при равной степени обременения имели бы различные гарантии защиты прав, что не согласуется с конституционными принципами правового государства [22].

Вывод суда о том, что взыскание стоимости товаров и транспортных средств, как и конфискация, может применяться только судом, был подтвержден Конституционным судом в Постановлении от 12 декабря 2006 года № 17 – П / 06 по делу о проверке конституционности подпункта 1) части первой статьи 455 во взаимосвязи со статьей 330 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Беспаленко А.Н.

В решении по данному делу Конституционный суд отметил, что «из конституционных положений о судебных гарантиях права собственности следует недопустимость взыскания стоимости товара, являющегося непосредственным объектом нарушения таможенных правил по решению административного органа в упрощенной процедуре, не предусматривающей рассмотрение дела судом, то есть недопустимость лишения лица его имущества без судебного решения» [23].

Рассматривая дело, Конституционный суд пришел к выводу, что «предписание статьи 37 (часть третья) Конституции Приднестровской Молдавской Республики о лишении имущества не иначе, как по решению суда, является обязательным во всех случаях, в том числе и тогда, когда встает вопрос о взыскании стоимости товара, являющегося непосредственным объектом нарушения таможенных правил, то есть принудительном изъятии денежной суммы, составляющей свободную (рыночную) цену таких товаров», и признал, что обжалуемые положения, наделяющие таможенные органы полномочиями самостоятельно, без решения судебных органов взыскивать стоимость товара, являющегося непосредственным объектом нарушения таможенных правил, приводят к лишению собственников части их имущества, нарушают права заявителя и противоречат конституционным нормам.

в) Налоги.

Как правовая категория налог представляет собой обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. То есть сущность налога состоит в отчуждении принадлежащих частным лицам на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств. В данном случае речь идет о законном изъятии государством в пользу общества определенной части валового внутреннего продукта в виде обязательного взноса. При этом часть собственности налогоплательщиков – физических лиц и организаций – в денежной форме переходит в собственность государства [24].

Следовательно, если исходить из того, что налог – основанная на нормативных предписаниях форма денежного отчуждения частной собственности в пользу государства, то правомерно возникает вопрос, должны ли распространяться на налоги правовые позиции Конституционного суда в отношении отчуждения частной собственности в форме установления административных мер ответственности (санкций)?

В рамках данной проблематики Конституционным судом рассматривались вопросы только в части полномочия налоговых органов по бесспорному взысканию недоимок по налогам и другим обязательным платежам, предусмотренным законодательством, с юридических лиц во внесудебном порядке; установление запрета на возврат из бюджета либо зачет в счет предстоящих платежей разницы сумм уплаченного и исчисленного подоходных налогов.

Вопрос о том, как совмещается полномочие налоговых органов производить в бесспорном порядке взыскание недоимок по налогам с судебными гарантиями по изъятию собственности был раскрыт Конституционным судом при рассмотрении жалобы гражданина Жуева В.Г. о проверке конституционности части первой пункта 3 статьи 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об основах налоговой системы в Приднестровской Молдавской Республике».

По мнению гражданина Жуева В.Г., полномочия налоговых органов по бесспорному взысканию недоимок по налогам и другим обязательным платежам, предусмотренным законодательством, с юридических лиц во внесудебном порядке, установленные оспариваемыми нормами, нарушают его конституционное право собственности, закрепленное статьей 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Рассматривая жалобу, Конституционный суд, прежде всего, определился в правомочиях налогоплательщика распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну и высказал следующую правовую позицию: «налог – необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в статье 52 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства. Взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, – оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности» [25].

В решении по данному делу Конституционный суд отметил, что «согласно статье 4 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в Приднестровской Молдавской Республике признаются и защищаются в равной степени государственная, частная и иные формы собственности. К юридическим лицам, независимо от формы собственности (государственной или частной), как следует из обжалуемого положения, применяется один и тот же – бесспорный – порядок взыскания налоговых платежей, а в случае несогласия налогоплательщика – один и тот же порядок защиты, а именно обращение в вышестоящие налоговые органы и (или) в суд для рассмотрения спора по существу. Следовательно, юридическим лицам гарантирована судебная защита их права собственности. Различие в способах приведения в действие механизма этой защиты применительно к юридическим лицам (последующий судебный контроль) и к физическим лицам (предварительный судебный контроль) в данном случае обусловлено не формой собственности, а особенностями юридического лица как субъекта налогового обязательства. Причем различия касаются одной и той же формы собственности, а именно частной, поскольку ее субъектами могут быть как физические лица, так и юридические» [26].

Конституционный суд также пояснил, что «конституционное право человека и гражданина, закрепленное в статье 37 (части вторая и третья) Конституции Приднестровской Молдавской Республики, распространяется на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применено», а «как следует из материалов дела, Общество с ограниченной ответственностью «Партнер», единственным учредителем и единственным участником которого является заявитель, – это организация, к которой применяются правила, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями… Юридическое лицо, в отличие от гражданина – физического лица, имеет обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам именно этим имуществом. Гражданин же (в случае, если он является индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица) использует свое имущество не только для занятия предпринимательской деятельностью, но и в качестве собственно личного имущества, необходимого для осуществления неотчуждаемых прав и свобод. Имущество гражданина в этом случае юридически не разграничено» [27].

Несколько иной подход был использован Конституционным судом при рассмотрении вопроса об установления запрета на возврат из бюджета либо зачет в счет предстоящих платежей разницы сумм уплаченного и исчисленного подоходных налогов. Этот вопрос рассматривался судом в связи с жалобой гражданина Козленкова Д.С. о проверке конституционности Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 февраля 2005 года № 536-ЗД-III «О внесении дополнения в Закон Приднестровской Молдавской Республики от 28 декабря 2001 года № 87-З-III «О подоходном налоге с физических лиц», устанавливающего, что в случае, если уплаченная в течение налогового периода индивидуальным предпринимателем сумма подоходного налога в виде части стоимости патента превышает сумму подоходного налога, исчисленную в соответствии с данным Законом, по итогам декларирования совокупного годового дохода разница возврату из бюджета либо зачету в счет предстоящих платежей не подлежит.

По мнению заявителя, изъятие денежных средств в форме запрета на возврат указанных в оспариваемом Законе сумм есть ни что иное, как изъятие собственности не на основании решения суда, что нарушает гарантированное каждому право собственности, предусмотренное статьей 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Рассматривая жалобу, Конституционный суд пришел к выводу, что установленный оспариваемым законом запрет «является умалением права собственности граждан – индивидуальных предпринимателей по сравнению с другими категориями граждан – налогоплательщиков, у которых, в соответствии со статьей 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 4 апреля 1995 года «Об основах налоговой системы в Приднестровской Молдавской Республике», сохраняется право на возврат излишне уплаченных налоговых платежей», и сформулировал следующие правовые позиции:

- «установление запрета на возврат из бюджета либо зачет в счет предстоящих платежей разницы сумм уплаченного и исчисленного подоходных налогов, предусмотренных в оспариваемом Законе, препятствует реализации гражданами – индивидуальными предпринимателями своих конституционных прав, что противоречит требованиям статьи 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а также нарушает конституционно-правовой принцип равенства перед законом, закрепленный в статье 17 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, и вытекающие из него правила равного и справедливого налогообложения»;

- «запрет на возврат излишне уплаченных сумм подоходного налога в виде авансовых платежей по итогам декларирования доходов за 2004 год есть ни что иное, как изъятие собственности не на основании решения суда, как это предусмотрено статьей 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики» [28].

Таким образом, анализируя вышеуказанные решения можно сделать вывод, что правовые позиции Конституционного суда по вопросам отчуждения частной собственности в форме установления административных мер ответственности (санкций) распространяются, в том числе, и на запрет на возврат излишне уплаченных сумм подоходного налога в виде авансовых платежей, так как данный запрет есть ни что иное, как изъятие собственности не на основании решения суда. Что касается бесспорного взыскания недоимок по налогам и другим обязательным платежам, то позиция Конституционного суда состоит в следующем:

- налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну;

- взыскание налога не может расцениваться как произвольное лишение собственника его имущества, так как оно представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности.

Обобщая судебную практику Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики сложившуюся на сегодняшний день в сфере защиты права собственности, можно сказать, что Конституционный суд, исходя из положений Конституции Приднестровской Молдавской Республики и основ общепризнанных принципов и норм международного права, сформулировал ряд важнейших критериев, которым должно соответствовать законодательство Приднестровской Молдавской Республики и которые уже сегодня дают представления о конституционных основах защиты права собственности, о возможностях осуществления ее посредством конституционного судопроизводства Конституционным судом. Представляется, что общий подход к решению правовой проблемы защиты конституционного права собственности может основываться на внесении изменений и дополнений в действующее законодательство на основании правовых позиций, сформулированных Конституционным судом.

Литература

1. Обзор деятельности арбитражных судов в СМИ по проблемам защиты прав собственности. http://www.garweb.ru/project/vas/news/smi/02/01/20020111/1610309.htm

2. Конституция Приднестровской Молдавской Республики.  Краткий постатейный комментарий: Норм. док. по отрасли права. – Тирасполь: ГУ «Юридическая литература», 2003.

3. Конституционный закон Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики»; Регламент Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики: Норм. Издание.- Тирасполь, 2002 год.

4. Гражданский кодекс Приднестровской Молдавской Республики: Норм. изд. – Тирасполь: ГУ «Юридическая литература», 2002. – С. 544.

6. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 8 июля 2003 года № 04 – П / 03 по делу о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики от 28 декабря 2001 года № 418 «О безвозмездной передаче государственного предприятия «Рыбхоз «Днестр» из государственной в муниципальную собственность» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 28 2003 года, ст. 1243 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 21.

6. См. там же.

7. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от18 мая 2004 года № 04 – П / 04 по делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 1999 года № 181-З «О малой приватизации» с изменениями и дополнениями, внесенными Законами Приднестровской Молдавской Республики от 11 мая 2000 года № 293-ЗИ, от 22 июня 2001 года № 22-ЗИ-III, от 24 июля 2001 года № 38-ЗИД-III, от 3 июля 2002 года № 145-ЗИД-III, от 19 декабря 2003 года № 374-ЗИ-III по делу № 13-49/03 по жалобе гражданки Захарчук Ольги Алексеевны // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 21 2004 года, ст. 883 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 69.

8. См. там же.

9. См. там же.

10. Определение Конституционного суда от 7 октября 2003 года № 07 – О / 03 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Флора» на нарушения конституционных прав, закрепленных в статьях 36, 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, в результате применения Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года  № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» с изменениями и дополнениями, внесенными Указами Президента Приднестровской Молдавской Республики от 26 ноября 1999 года № 415, от 4 февраля 2000 года № 32, от 6 апреля 2000 года № 102, от 20 марта 2003 года № 128 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 77.

11. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 6 апреля 2004  года № 03 – П / 04 по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» с изменениями и дополнениями, внесенными Указами Президента Приднестровской Молдавской Республики от 26 ноября 1999 года № 415, от 4 февраля 2000 года № 32, от 6 апреля 2000 года № 102, от 20 марта 2003 года № 128 по жалобе гражданина Давыдова Артема Александровича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 15 2004 года, ст. 636 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 62.

12. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 28 июня 2005 года № 04 – П / 05 по делу о проверке конституционности подпункта 4) части второй статьи 210 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина  Хтема Александра Васильевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 27 2005 года, ст. 106 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 1/2006. – С. 3.

13. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 25 апреля 2006 года № 07 – П / 06 по делу о проверке конституционности подпункта 1) части первой статьи 455, части первой статьи 147, части второй статьи 468 во взаимосвязи с подпунктом 2) части первой статьи 325 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобам граждан Фрунзы Анатолия Георгиевича, Силоча Александра Ивановича, Ушатова Владимира Васильевича, Терзийского Михаила Михайловича и Ильева Игоря Георгиевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 18 2006 года, ст. 648 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2/2006. – С. 35.

14. См. там же.

15. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 20 июня 2006 года № 10 – П / 06 по делу о проверке конституционности части первой статьи 206 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобам граждан Белинского Олега Васильевича, Вишневецкой Светланы Борисовны // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 26 2006 года, ст. 998.

16. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 4 июля 2006 года № 11 – П / 06 по делу о проверке конституционности подпункта 1) статьи 201, части первой статьи 202, частей первой и третьей статьи 206 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Гудза Олега Ефимовича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 28 2006 года, ст. 1085.

17. Кодекс об административных правонарушениях: Норм. изд. – Тирасполь: ГУ «Юридическая литература», 2002. – С. 176.

18. Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 2001 / Отв. ред. Т.Г. Морщакова. – М.: Юристъ, 2003. – 624 с. Стр. 415.

19. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 14 марта 2006 года № 05 – П / 06 по делу о проверке конституционности статей 448, 449 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики в части наложения таможенными органами санкции в виде конфискации имущества, предусмотренной частью первой статьи 353 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Карамана Василия Петровича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 12 2006 года, ст. 378 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2/2006. – С. 22.

20. См. там же.

21. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 30 мая 2006 года № 09 – П / 06 по делу о проверке конституционности статьи 227 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобе гражданина Копанева Владимира Тихоновича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 23 2006 года, ст. 835.

22. Конституционный Суд Российской Федерации. Постановления. Определения. 2001 / Отв. ред. Т.Г. Морщакова. – М.: Юристъ, 2003. – 624 с. Стр. 414.

23. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 12 декабря 2006 года № 17 – П / 06 по делу о проверке конституционности подпункта 1) части первой статьи 455 во взаимосвязи со статьей 330 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Беспаленко Александра Николаевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 51 2006 года, ст. 2123.

24. Демин А.В. Налог как правовая категория: понятие, признаки, сущность // «Налоговый вестник». – 2002. – № 3.

25. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 14 февраля 2006 года  № 02 – П / 06 по делу о проверке конституционности части первой пункта 3 статьи 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об основах налоговой системы в Приднестровской Молдавской Республике» по жалобе гражданина Жуева Владимира Григорьевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 8 2006 года, ст. 238 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2/2006. – С. 7.

26. См. там же.

27. См. там же.

28. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 21 февраля 2006 года № 03 – П / 06 по делу о проверке конституционности Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 февраля 2005 года N 536-ЗД-III «О внесении дополнения в Закон Приднестровской Молдавской Республики от 28 декабря 2001 года № 87-З-III «О подоходном налоге с физических лиц» по жалобе Козленкова Дмитрия Сергеевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 9 2006 года, ст. 262 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2/2006. – С. 12.    

Сборник «Правовые позиции»

Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики.

– Тирасполь, 2007.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|