ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

  ПРАВО ГРАЖДАН НА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Пушкарева Т.В., помощник судьи Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики

Право на занятие экономической деятельностью в сочетании с правом частной собственности (статья 4 Конституции Приднестровской Молдавской Республики) выступают как правовая база рыночной экономики, исключающей монополию государства на организацию хозяйственной жизни [1].

Статья 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности [2]. Как указал Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Постановлении от 6 апреля 2004 года № 03 – П / 04, термин «каждый» в контексте статьи 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики предполагает широкий круг субъектов, включая предпринимателей и юридических лиц. Данная статья провозглашает и юридически гарантирует свободу использования каждым своих способностей и имущества любым, не запрещенным законом способом, то есть свободу экономической (в том числе и предпринимательской) деятельности [3].

Конституция Приднестровской Молдавской Республики особо выделяет предпринимательскую деятельность, под которой понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке [4].

Вследствие роста значимости юридических факторов, обеспечивающих каждому члену общества реализацию его важнейших социально экономических прав и свобод, появилась потребность граждан в защите их трудовых прав и права на ведение законной предпринимательской деятельности в Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики.

Право граждан на занятие предпринимательской деятельностью было предметом рассмотрения Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики в связи с рассмотрением дела о проверке конституционности части четвертой статьи 43 Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Козленкова Д.С.

В своей жалобе заявитель утверждал, что оспариваемая норма, согласно которой в качестве защитников при производстве по уголовным делам допускаются адвокаты коллегии адвокатов или иные лица, имеющие в соответствии с законом право на участие в уголовном судопроизводстве, противоречит статьям 35, 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так как лишает индивидуальных предпринимателей, зарегистрированных в установленном законом порядке и получивших патент на оказание юридической помощи, права на участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника, чем нарушает его конституционные права на законную предпринимательскую деятельность и труд.

Анализируя нормы статей 35, 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики указал, что статья 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики гарантирует право каждого на использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности. Эта конституционная норма характеризует экономическую деятельность индивида как проявление его личной свободы в сфере предпринимательства. В основу статьи 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики во взаимосвязи со статьей 35 Конституции Приднестровской Молдавской Республики положен принцип диспозитивности, характеризующий самостоятельность, свободу субъектов в распоряжении своими правами и гарантирующий право свободного труда, под которым понимается распоряжение по своему усмотрению способностями к труду, выбор рода деятельности и профессии.

В основу своего решения Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики положил также такие общепризнанные нормы международного права, как Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которые являются составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики (пункт 2 статьи 10 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). В этих международно-правовых документах речь идет о праве обвиняемого самостоятельно выбирать защитника, а не о праве каждого быть защитником. Отсюда следует, что круг лиц, из которых может выбираться защитник, должен быть четко определен. Следовательно, только законодатель, в интересах правосудия в целом, вправе предусмотреть возможность допуска в качестве защитников профессиональных юристов, не являющихся членами коллегии адвокатов, при условии обеспечения каждому субъекту защиты права на получение квалифицированной юридической помощи.

Учитывая изложенное, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики пришел к выводу, что положения части четвертой статьи 43 Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики не противоречат вышеназванным статьям Конституции Приднестровской Молдавской Республики, поскольку не нарушают право граждан по собственному усмотрению распорядиться своими способностями к труду, выбрать любую профессию и род деятельности, в том числе адвокатскую деятельность в коллегии адвокатов, либо деятельность по оказанию платных юридических услуг и, следовательно, не нарушают права граждан на законную предпринимательскую деятельность и труд [5].

Право граждан на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности, было также предметом рассмотрения Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики в деле по жалобе гражданки Захарчук О.А., в которой она просила рассмотреть вопрос о соответствии статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О малой приватизации», в результате применения которого было нарушено ее конституционное право, установленное статьей 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

В решении по данному делу Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики указал, что такие основные права, как право собственности, право на свободную предпринимательскую деятельность необходимо интерпретировать с позиций как конституционного, так и частного права, то есть с учетом логико-правовых связей этих прав с нормами как конституционного, так и гражданского (частного) права. Определенная степень единства основных экономических прав и гражданских прав, как прав частных, означает, что ограничиваются возможности законодателя по изменению гражданских прав, смежных с конституционными.

Ограничение прав, закрепленных и гарантированных Конституцией, нуждается в особом конституционном обосновании. Возможность ограничения прав и свобод при определенных условиях предусмотрена такими международно-правовыми документами как Всеобщая декларация прав человека (п. 2 ст. 29), Международный пакт о гражданских и политических правах (п. 3 ст. 12, п. 3 ст. 19), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11). Статья 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики также допускает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина при определенных условиях. Так права и свободы могут быть ограничены в интересах государственной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц – и только в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, ограничения права собственности и свободы экономической (в том числе предпринимательской) деятельности правомерны лишь в том случае, если они основываются на конституционном принципе, преследуют законный общественный интерес и не являются чрезмерными. Поскольку право собственности и свобода экономической деятельности находятся под защитой основного Закона, законодатель не может на свое усмотрение произвольно ограничивать эти права. Значение статьи 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в том, что она закрепляет гарантии защиты конституционных прав и свобод от нарушения со стороны всех ветвей государственной власти, устанавливает для законодателя пределы допустимых ограничений прав и свобод человека и гражданина. Законодатель не вправе издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, закрепленные как в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так и в международных правовых нормах, являющихся составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики [6].

Основываясь на вышеизложенной правовой позиции, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики пришел к выводу, что норма пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О малой приватизации» необоснованно ограничивает конституционное право Тираспольского городского Совета народных депутатов, как собственника, на распоряжение своим имуществом, то есть не соответствует статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, и, как следствие, гражданка Захарчук О.А., являясь основным учредителем СООО «Мастер-Фото», не имеет возможности реализовать свое конституционное право, закрепленное в статье 36 Конституции Приднестровской Молдавской Республики в части свободного использования своего имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности.

Литература

1. Конституция Приднестровской Молдавской Республики. Краткий постатейный комментарий. – Тирасполь, 2000. – С. 52.

2. Конституция Приднестровской Молдавской Республики. – Тирасполь, 2006. – С. 70.

3. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 03 – П / 04 от 6 апреля 2004 года по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 14 сентября 1996 года № 354 «Об обеспечении инкассации денежной выручки» с изменениями и дополнениями, внесенными Указами Президента Приднестровской Молдавской Республики от 26 ноября 1999 года № 415, от 4 февраля 2000 года № 32, от 6 апреля 2000 года № 102, от 20 марта 2003 года № 128 по жалобе гражданина Давыдова Артема Александровича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 15 от 13 апреля 2004 года, ст. 2134 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 63.

4. Гражданский Кодекс Приднестровской Молдавской Республики. – Тирасполь, 2002. – С. 9.

5. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 01 – П / 06 от 7 февраля 2006 года по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 43 Уголовно-процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Козленкова Дмитрия Сергеевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 7 от 13 февраля 2006 года, ст. 997-999 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2/2006. – С. 4-6.

6. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 04 – П / 04 от 18 мая 2004 года по делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 1999 года № 181-З «О малой приватизации» с изменениями и дополнениями, внесенными Законами Приднестровской Молдавской Республики от11 мая 2000 года № 293-ЗИ, от 22 июня 2001 года № 22-ЗИ-III, от 24 июля 2001 года № 38-ЗИ-III, от 3 июля 2002 года № 145-ЗИД-III, от 19 декабря 2003 года № 374-ЗИ-III по жалобе гражданки Захарчук Ольги Алексеевны // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 21 (часть II) от 24 мая 2004 года, ст. 3023-3026 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 70-73.

Сборник «Правовые позиции»

Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики.

– Тирасполь, 2007.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|