ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

  ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ

Гарага В.И., заместитель Председателя Конституционного суда Приднестровской Молдавской

Республики, заслуженный юрист Приднестровской Молдавской Республики

Статья 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики гласит, что государственная власть в Приднестровской Молдавской Республики осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти в пределах своих полномочий самостоятельны [1].

Суть теории разделения властей в том, чтобы не допустить сосредоточения власти в руках одного лица или небольшой группы лиц, и тем самым предотвратить возможность её использования одними классами или группами людей во вред другим [2]. Также следует отметить, что в основе теории разделения властей лежит общедемократическая концепция, которая в той или иной степени может использоваться в странах с различным государственным устройством [3].

Приднестровская Молдавская Республика, образованная 2 сентября 1990 года не стала исключением в ряду постсоветских государств и в своей конституции, принятой на всенародном референдуме 24 декабря 1995 года провозгласила себя суверенным, независимым, демократическим, правовым государством (статья 1 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Проявляя последовательность, законодатель в статье 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепил вышеуказанный принцип разделения властей.

Поступательное развитие Приднестровской Молдавской Республики в направлении демократизации привело в 2000 году к внесению изменений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики, которыми, в частности, в систему судебных органов власти был введён Конституционный суд (статья 86) . В соответствии с ч. 2 пункта 1 статьи 86 Конституции Приднестровской Молдавской Республики на Конституционный суд, наряду с другими, возложена задача обеспечения соблюдения принципа разделения властей. В процессе своей практической деятельности Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики выработал на основе вышеуказанного положения Конституции Приднестровской Молдавской Республики правовую позицию по вопросу разделения властей и последовательно её придерживается.

Впервые Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики на практике обратился к проблеме разделения властей в постановлении по делу, по запросу Президента Приднестровской Молдавской Республики о толковании статьи 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики 3 июня 2003 года [4]. В данном запросе Президент Приднестровской Молдавской Республики просил дать толкование упомянутой статьи, в части определения положения прокуратуры Приднестровской Молдавской Республики в системе органов государственной власти и управления, поскольку усматривалась неопределенность в том, что прокуратура Приднестровской Молдавской Республики, выполняя государственные функции, входит в систему органов государственной власти и управления, однако не относится ни к одной из ветвей власти.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, давая толкование по указанному запросу, проанализировав конституционные положения и грамматические термины статьи 92 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, сделал вывод о том, что прокуратура Приднестровской Молдавской Республики «одновременно осуществляет и частично дублирует функции исполнительной и судебной ветвей власти, подотчётна законодательной ветви власти, что свидетельствует об объединении прокуратурой Приднестровской Молдавской Республики полномочий двух ветвей власти и подотчётности третьей ветви власти». Указав на противоречие такого положения основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики, Конституционный суд обратил внимание Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики как единственного законодательного органа и Президента Приднестровской Молдавской Республики, как главы государства и гаранта Конституции Приднестровской Молдавской Республики на необходимость законодательного определения места прокуратуры Приднестровской Молдавской Республики в системе органов государственной власти Приднестровской Молдавской Республики, в соответствии с положениями раздела 1 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и Постановления Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики.

Аналогичная правовая позиция и ссылка на указанное выше решение содержится в Постановлении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года №310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» по запросу Президента Приднестровской Молдавской Республики [5]. В данном запросе ставилось под сомнение соответствие Конституции Приднестровской Молдавской Республики внесённых в неё изменений и некоторых положений Закона Приднестровской Молдавской Республики «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики», поскольку они наделяли прокуратуру, не причисленную ни к одной из ветвей государственной власти, властными полномочиями и функциями органов различных ветвей государственной власти Приднестровской Молдавской Республики, а также определяли прокуратуру как орган, подотчётный, подконтрольный или ответственный перед органами различных ветвей власти.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, подтвердив ранее выработанную, при рассмотрении дела от 3 июня 2003 года, правовую позицию, признал недопустимым вмешательство органов государственной власти в компетенцию друг друга, либо соединение законодательных, исполнительных и судебных функций, как и недопустимым наделение прокуратуры Приднестровской Молдавской Республики, не являющейся органом государственной власти и управления, функциями и полномочиями государственного органа. В соответствии с изложенным Конституционный суд признал не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статьям 6, 15 положения статьи 1 (статьи 91, 92 главы 6 «Прокуратура» раздела III «Основы государственного управления») Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики». Одновременно суд признал не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статье 6 положения статей 1, 2, 3, 4, 5, (третий абзац пункта 1), 6 (пункты 1, 2, 4), 7, 12 (пункты 2, 6, 7), 13, 14 (пункты 2, 3, 4), 15 (пункт 4), 17 (пункт 1), 19 (пункт 3), 20, 21, 22, 23, 23-1, 24, 25 (пункт 3), 26, 28, 29, 30, 33, 34, 35 (пункт 2), 36, 38, 39, 40, 42, 45 (пункты 1, 3), 46 (пункт 1), 47, 48, 49, 50, 51, 52, 54, 60 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики».

Правовая позиция Конституционного суда по вопросу практического применения принципа разделения властей нашла свое отражение и в Постановлении от 1 июля 2003 года № 03 – П / 03 по делу в связи с запросом Президента Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности подпункта «в» статьи 1 и раздела «А» Приложения № 3 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 27 октября 1999 года № 207-3 «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики», Приложений № 3, 3-а к Закону Приднестровской Молдавской Республики от 8 января 2003 года № 223-З-III «О Республиканском бюджете на 2003 год», статей 1, 4 и Приложения № 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики», пункта 9 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 5 февраля 2003 года № 233-З-III «Об отдельных статьях (положениях) Закона Приднестровской Молдавской Республики «О Республиканском бюджете на 2003 год» [6]. Президент полагал, что указанные законоположения нарушают конституционный принцип разделения властей и конституционный принцип самостоятельности Президента Приднестровской Молдавской Республики, как главы исполнительной власти.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики признал не противоречащими Конституции Приднестровской Молдавской Республики положения подпункта «в» статьи 1 и раздела «А» Приложения № 3 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 27 октября 1999 года № 207-3 «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики» в редакции законов Приднестровской Молдавской Республики от 30 сентября 2000 года № 343 –3И, от 18 мая 2001 года № 18-ЗИД-III, от 10 июня 2002 года № 140-3И-III и указал, что данные положения устанавливающие организационную классификацию расходов бюджета являются группировкой расходов Республиканского бюджета и отражают распределение бюджетных средств по главным распорядителям средств Республиканского бюджета, что не противоречит принципам и требованиям, закрепленным статьями 56 и 73 (пункты 2, 3) Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так как статья 73 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает организационные принципы формирования органов государственного управления, а статья 56 Конституции Приднестровской Молдавской Республики определяет основные функции деятельности государства через создаваемые в установленном порядке органы государственной власти и управления.

В тоже время по данному делу им принято решение, в соответствии с которым нормы Приложений № 3, 3-а к Закону Приднестровской Молдавской Республики от 8 января 2003 года № 223-З-III «О Республиканском бюджете на 2003 год», статей 1, 4 и Приложения № 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики», пункта 9 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 5 февраля 2003 года № 233-З-III «Об отдельных статьях (положениях) Закона Приднестровской Молдавской Республики «О Республиканском бюджете на 2003 год» признаны не соответствующими Конституции, в том числе и статье 6.

При принятии указанного Постановления Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики исходил из позиции невмешательства органов государственной власти в компетенцию друг друга (статьи 6, 55 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), усматривая в действиях Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики несоблюдение принципа разделения властей, выразившееся в нарушении Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики процедуры внесения, рассмотрения и принятия проекта Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики».

Одновременно Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики считает, что Президент Приднестровской Молдавской Республики, как глава государства и исполнительной власти, наделен правом самостоятельно устанавливать размеры и приоритеты финансирования органов исполнительной власти, ежегодно представляя проект закона о республиканском бюджете в Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики. Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении проекта закона о республиканском бюджете в случае необоснованного, по его мнению, установления Президентом Приднестровской Молдавской Республики в соответствующем законопроекте размеров финансирования отдельным органам исполнительной власти вправе предложить главе государства и исполнительной власти пересмотреть размеры финансирования соответствующих органов исполнительной власти.

Органы государственной власти и управления Приднестровской Молдавской Республики действуют в установленном Конституцией Приднестровской Молдавской Республики порядке. Для случаев, когда этот порядок не детализирован в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а также в отношении полномочий, не перечисленных в её статьях, рамки полномочий и порядок деятельности определяются, исходя из принципа разделения властей, предусмотренного статьей 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Разделение полномочий по решению того или иного вопроса призвано воспрепятствовать одностороннему подходу какого-либо одного органа власти и обеспечить взвешенное решение с учетом мнений всех ветвей власти.

Кроме упомянутых постановлений, в которых принцип разделения властей занимает определяющее положение, Конституционный суд, при рассмотрении ряда дел, по которым были приняты соответствующие решения, также руководствовался теоретическими положениями указанного выше принципа.

8 июля 2003 года Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики вынес Постановление по делу о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики от 28 декабря 2001 года № 418 «О безвозмездной передаче государственного предприятия «Рыбхоз «Днестр» из государственной в муниципальную собственность» по обращению Президента Приднестровской Молдавской Республики [7], которым признал не соответствующим Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статьям 6, 55 (пункт 2) Постановление Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики от 28 декабря 2001 года № 418 «О безвозмездной передаче государственного предприятия «Рыбхоз «Днестр» из государственной в муниципальную собственность».

В своём постановлении Конституционный суд указал, что исходя из конституционных положений и в целях обеспечения соблюдения принципа разделения властей, он считает, что Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики, как представительный и единственный законодательный орган государственной власти вправе принимать решения об изменении формы собственности государственного имущества только по инициативе либо с согласия Президента Приднестровской Молдавской Республики, как главы государства и исполнительной власти, ответственного за эффективную реализацию функций государства. Изменение формы собственности при передаче Государственного предприятия «Рыбхоз «Днестр» из государственной в муниципальную приводит к невозможности эффективного выполнения функций государства соответствующим исполнительным органом власти, а также государственным должностным лицом, и одновременно влечет неспособность органов местного самоуправления самостоятельно распоряжаться указанным имуществом по его прямому назначению, по причине отсутствия у органов местного самоуправления конституционных полномочий по реализации функций государства. Органы местного самоуправления согласно статье 7 Конституции Приднестровской Молдавской Республики вправе самостоятельно решать только вопросы местного значения. И в данном случае основой для принятия решения явился принцип разделения властей.

При рассмотрении дела «О проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 12 сентября 2000 года № 401 «Об утверждении Положения, структуры и штатного расписания Министерства промышленности», по запросу Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики 20 января 2004 года Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, руководствуясь теми же положениями Конституции Приднестровской Молдавской Республики, что и при разрешении вышеуказанного дела, признал не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статье 96 (часть вторая пункта 1, пункт 2) положения подпункта б) пункта 1 Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 12 сентября 2000 года № 401 «Об утверждении Положения, структуры и штатного расписания Министерства промышленности» [8]. Поскольку оспариваемый подпункт б) пункта 1 вышеупомянутого Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики предусматривал, что необходимое дополнительное финансирование органов Министерства промышленности осуществляется из средств республиканского бюджета Конституционный суд в своём решении подчеркнул, что Конституция Приднестровской Молдавской Республики (часть вторая пункта 1 статьи 96) устанавливает, что право распоряжения государственными финансами принадлежит исключительно соответствующим органам исполнительной власти и только в соответствии с законодательным актом, принятым Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Никакие государственные средства не могут быть израсходованы и никакие государственные денежные обязательства не могут быть приняты иначе как в порядке и в пределах, установленных законом (пункт 2 статьи 96 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Следовательно, данные конституционные положения предусматривают возможность расходования государственных средств лишь на основании решения законодательного органа, а исполнительные органы государственной власти вправе распоряжаться финансовыми средствами только на основании закона, принятого Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Вмешательство органов государственной власти в компетенцию друг друга, либо соединение законодательных, исполнительных и судебных функций в лице одного органа государственной власти недопустимо (Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 3 июня 2003 года № 02 – П / 03 по делу о толковании статьи 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). А значит, дополнительное финансирование органов исполнительной власти возможно только на основании законодательного акта, принятого Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики.

В деле о проверке конституционности Закона Приднестровской Молдавской Республики от 26 декабря 2003 года № 376-ЗИД-111 «О внесении изменений и дополнений в часть первую Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики», по запросу Президента Приднестровской Молдавской Республики, постановление по которому было вынесено 28 сентября 2004 года, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики выявил несоответствие Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статьям 6, 55 (пункт 2), 56, 73 (пункт 3), 75 положения пункта 1 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 26 декабря 2003 года № 376-ЗИД-ΙΙΙ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики» [9]. Суд признал обоснованными доводы Президента Приднестровской Молдавской Республики, изложенные в запросе и указал, что пункт 1 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 26 декабря 2003 года № 376-ЗИД-ΙΙΙ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики», как следует из его содержания, наделяет государственные учреждения, полностью финансируемые из государственного бюджета, полномочиями по осуществлению управленческих функций государства. При этом Президенту Приднестровской Молдавской Республики, согласно указанному Закону, предоставляется только право определять порядок их наделения полномочиями. Таким образом, Президент Приднестровской Молдавской Республики, как глава государства и лицо, возглавляющее исполнительную власть в Республике (пункт 1 статьи 70 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), лишается права самостоятельно наделять государственные учреждения полномочиями по осуществлению управленческих функций государства, что недопустимо ограничивает его конституционные правомочия.

В соответствии с Конституцией Приднестровской Молдавской Республики Президент Приднестровской Молдавской Республики, как глава государства и глава исполнительной власти, принимает решения об образовании министерств, ведомств и иных органов государственного управления (пункт 2 статьи 73); определяет вопросы, отнесенные к ведению министерств, ведомств и иных органов государственного управления, а также самостоятельно определяет полномочия государственных должностных лиц исполнительной власти (пункт 3 статьи 73); осуществляет общее руководство исполнительными органами государственной власти и управления (пункт 2 статьи 71). По смыслу данных статей Конституции Приднестровской Молдавской Республики во взаимосвязи со статьями 6, 55 (пункт 2), 70 (пункт 2), 72, 74 (пункт 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики, в данном случае, когда предметом регулирования являются полномочия, относящиеся по существу к функциям Президента Приднестровской Молдавской Республики – главы государства и лица, возглавляющего исполнительную власть в Республике, – и к сфере функционирования исполнительной власти и её органов, законодательная власть, не вправе наделять государственные учреждения органов исполнительной власти полномочиями по осуществлению управленческих функций, ибо это повлечет рассогласование всей системы правовых норм в сфере государственного управления. В силу этого пункт 1 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 26 декабря 2003 года № 376-ЗИД-ΙΙΙ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики» не отвечает конституционным положениям и ограничивает права Президента Приднестровской Молдавской Республики по реализации управленческих функций государства, а потому должен рассматриваться как не соответствующий статьям 6, 55 (пункт 2), 73 (пункт 3) Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Проверяя конституционность норм статей 39, 40 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики, установленных Законом Приднестровской Молдавской Республики от 12 января 2004 года № 387-ЗИД-III «О внесении изменений и дополнений в Таможенный кодекс Приднестровской Молдавской Республики» по запросу Президента Приднестровской Молдавской Республики, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Постановлении от 7 декабря 2004 года констатировал, что внешнеэкономическая деятельность Приднестровской Молдавской Республики направлена на защиту суверенитета и экономических интересов государства и предполагает создание эффективного правового режима такой защиты [10]. Этот правовой режим обеспечивается, в первую очередь, пунктом 3 статьи 98 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. В соответствии с данной конституционной нормой исполнительная власть, в силу закона, наделена полномочиями, в частности, сокращать, запрещать ввоз, вывоз и транзит продуктов, товаров и имущества. Полномочиями в применении этих мер таможенно-тарифного регулирования исполнительная власть наделена в целях развития экономики государства. Наделение исполнительной власти указанными полномочиями направлено на своевременное устранение разницы между постоянно меняющимися ценами на мировом рынке и ценами на отечественную экспортную продукцию, на обеспечение внутреннего рынка товарами, вывоз которых может нанести ущерб интересам Приднестровской Молдавской Республики. Перечень обстоятельств и условий, при наступлении которых перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу Приднестровской Молдавской Республики может быть запрещено или ограничено, законодательно закреплен в статьях 39, 40 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики. В соответствии с изменениями и дополнениями, внесенными в статьи 39, 40 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики оспариваемым Законом, запрет и ограничение на вывоз из Приднестровской Молдавской Республики сельскохозяйственной продукции могут быть установлены лишь в случае введения чрезвычайного положения, а также в соответствии с международными товарными соглашениями.

В случае необходимости указанные меры таможенно-тарифного регулирования не могут быть оперативно применены исполнительной властью исходя из соображений, например, государственной безопасности, защиты экономической основы суверенитета государства, защиты внутреннего потребительского рынка, или в качестве ответной меры на дискриминационные акции других государств. Оспариваемый Закон ограничивает возможности исполнительной власти при наступлении условий и обстоятельств, предусмотренных статьями 39, 40 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики, своевременно принимать меры по обеспечению внутреннего рынка сельскохозяйственной продукцией, вывоз которой может нанести ущерб интересам Приднестровской Молдавской Республики

Необходимость регулирования внешней торговли, экономики республики, стабильности отечественного производства составляет конституционные полномочия исполнительной власти. Осуществление этих полномочий путем запрета и ограничения на вывоз сельскохозяйственной продукции не должно ограничиваться лишь случаями введения чрезвычайного положения или в соответствии с международными соглашениями. Таким образом, оспариваемый Закон противоречит пункту 3 статьи 98 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, поскольку необоснованно ограничивает конституционные полномочия исполнительной власти в сфере таможенной политики.

Учитывая изложенное, Президент Приднестровской Молдавской Республики, как глава государства и лицо, возглавляющее исполнительную власть в республике (пункт первый статьи 70 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), вправе в соответствии с пунктом третьим статьи 98 Конституции Приднестровской Молдавской Республики самостоятельно устанавливать ограничения на вывоз сельскохозяйственной продукции с целью регулирования внешнеэкономической деятельности, обеспечения стабильности отечественного производства и развития экономики государства. А значит, положения статей 39, 40 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики, установленные Законом Приднестровской Молдавской Республики от 12 января 2004 года № 387-ЗИД-III «О внесении изменений и дополнений в Таможенный кодекс Приднестровской Молдавской Республики», следует рассматривать как несоответствующие Конституции Приднестровской Молдавской Республики, её статьям 6, 55 (пункт второй) и 98 (пункт третий).

По запросу Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики о толковании части второй пункта 1 статьи 96, пункта 1 статьи 97 Конституции Приднестровской Молдавской Республики по делу от 18 января 2005 года Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики постановил, что в соответствии с положениями статьи 96 (часть вторая пункта 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики, согласно которым право распоряжения государственными финансами принадлежит исключительно соответствующим органам исполнительной власти и только в соответствии с актом законодательства, принятым Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики, во взаимосвязи со статьями 6, 55 (часть первая пункта 2), 75 (часть вторая) Конституции Приднестровской Молдавской Республики исполнительные органы государственной власти финансируются только из государственного бюджета, который утверждается законом [11].

Средства, поступающие исполнительным органам государственной власти от оказания ими платных услуг при выполнении государственных функций, являются неналоговыми платежами, относятся к доходам государства и должны включаться в государственный бюджет, как и расходы государства, в соответствии с требованиями статьи 97 (пункт 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Расходы государства – это расходы, связанные с выполнением государством государственных задач и функций, а значит – средства, используемые исполнительными органами государственной власти, в том числе и от оказания ими платных услуг, ввиду выполнения органами исполнительной власти государственных функций относятся к расходам государства, включаются в государственный бюджет и могут расходоваться только в соответствии с законом о бюджете.

Положив в основу указанного толкования принцип разделения властей в Приднестровской Молдавской Республики Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики вновь сослался на положения Конституции государства, согласно которых Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики, как представительный и единственный законодательный орган государственной власти в Приднестровской Молдавской Республике (пункт 1 статьи 59 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), принимает бюджет посредством принятия законодательного акта (подпункт б) пункта 2 статьи 62 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Президент Приднестровской Молдавской Республики, являясь главой государства и возглавляя исполнительную власть в республике (пункт 1 статьи 70 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), осуществляет общее руководство исполнительными органами государственной власти и управления (пункт 2 статьи 71 Конституции Приднестровской Молдавской Республики) и представляет Верховному Совету Приднестровской Молдавской Республики проект ежегодного государственного бюджета (пункт 3 статьи 98 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Исполнительные органы государственной власти, осуществляя распорядительные полномочия по оперативному управлению органами и учреждениями исполнительной государственной власти (пункт 2 статьи 55 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), в соответствии с требованиями статьи 96 (часть вторая пункта 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики вправе распоряжаться государственными финансами только в соответствии с законодательным актом, принятым Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Данным требованиям корреспондируют также положения статьи 75 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, согласно которым деятельность исполнительных органов государственной власти финансируется только из государственного бюджета, ибо государственный бюджет является центральным звеном финансовой системы, выступает основным финансовым планом страны и регулируется только законом о бюджете.

При рассмотрении дела о толковании пункта 3 статьи 74 и части третьей пункта 1 статьи 60 Конституции Приднестровской Молдавской Республики по запросу Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики, в Постановлении от 25 октября 2005 года Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики констатировал, что положения пункта 1 статьи 60 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливают, что депутат Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики не может состоять на государственной службе. Недопустимость совмещения мандата депутата Верховного Совета с государственной службой обеспечивает депутату независимость от влияния государственных органов, учреждений и их должностных лиц. Недопустимость службы депутата в органах или аппарате исполнительной, судебной и законодательной (представительной) властей вытекает из сформулированного в статье 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики принципа разделения властей. Принцип разделения властей не допускает сосредоточения функций различных ветвей власти в одном органе, а следовательно, и совмещения депутатского мандата с занятием должности на государственной службе, так как государственная служба – это есть профессиональная деятельность по выполнению государственных задач и функций, осуществляемая лицами, находящимися на штатных государственных должностях в государственных органах, и оплачиваемая из государственного бюджета.

Положения пункта 3 статьи 74 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливают, что иные государственные должностные лица исполнительных органов власти не могут быть депутатом Верховного Совета либо иных представительных органов в Приднестровской Молдавской Республике. Недопустимость должностным лицам исполнительных органов власти совмещать государственную службу с мандатом депутата Верховного Совета и иных представительных органов в Приднестровской Молдавской Республике вытекает из принципа разделения властей, предусмотренного статьей 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Под иными государственными должностными лицами исполнительных органов власти, предусмотренными пунктом 3 статьи 74 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, во взаимосвязи со статьями 75, 78 Конституции Приднестровской Молдавской Республики следует понимать лиц, занимающих должности в органах исполнительной власти (министерства, ведомства, иные республиканские органы управления, государственные администрации городов и районов), с установленным кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий данного государственного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение этих обязанностей [12].

Такое толкование указанных норм Конституции Приднестровской Молдавской Республики вытекает, согласно позиции Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, изложенной в данном решении и выработанной в процессе предыдущей деятельности суда, из конституционных положений, закрепляющих принцип разделения властей в Приднестровской Молдавской Республики. При этом Конституционный суд указал, что принцип разделения властей предполагает не только распределение властных полномочий между органами различных ветвей государственной власти, но и взаимное уравновешивание ветвей власти, невозможность ни для одной из них подчинить себе другие. Далее Конституционный суд пояснил, что согласно пункту 3 статьи 74 Конституции Приднестровской Молдавской Республики Президент, Вице-Президент Приднестровской Молдавской Республики, министры, руководители ведомств, иные государственные должностные лица исполнительных органов власти не могут занимать какую-либо другую оплачиваемую должность, осуществлять предпринимательскую и иную деятельность, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, входить в состав руководящего органа или наблюдательного совета коммерческой организации, быть депутатом Верховного Совета и иных представительных органов в Приднестровской Молдавской Республике, а также приостанавливают членство в политических партиях и других общественных объединениях, преследующих политические цели, на весь срок своих полномочий. Данная конституционная норма не допускает возможность должностным лицам исполнительных органов власти быть одновременно депутатом Верховного Совета либо иных представительных органов в Приднестровской Молдавской Республике, так как это совмещение противоречит принципу разделения властей, предусмотренному статьей 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

В пункте 3 статьи 74 Конституции Приднестровской Молдавской Республики во взаимосвязи со статьями 75, 78 Конституции Приднестровской Молдавской Республики под исполнительными органами государственной власти понимаются министерства, ведомства и иные республиканские органы управления, а также государственные администрации городов и районов, являющиеся административно-территориальными единицами республики. По смыслу конституционных норм (пункт 1 статьи 60, пункты 2,3 статьи 74, статьи 75, 76, 78), исходя из правовой природы государственной службы и принимая во внимание положения Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 27 июня 1997 года № 351 «Об утверждении Положения о государственной службе в Приднестровской Молдавской Республике и Реестра государственных должностей», под государственными должностными лицами понимаются лица, занимающие должности в органах законодательной (представительной), исполнительной и судебной власти, а также в иных государственных органах с установленным кругом обязанностей по исполнению и обеспечению полномочий данного государственного органа, денежным содержанием и ответственностью за исполнение этих обязанностей.

Подводя итоги обзора вышеупомянутых решений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики необходимо подчеркнуть, что при принятии указанных Постановлений правовая позиция Конституционного суда формировалась как результат интерпретации правовой нормы статьи 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Исходя из ее смысла, Конституционный суд исходил из того, что принцип разделения властей является фундаментальным принципом организации власти в Приднестровской Молдавской Республике. Три ветви власти только вместе создают единую суверенную государственную власть, существующую в этой единственно возможной форме. В государстве наличествует определенный относительно постоянный объем полномочий и функций, которые оно реализует. В целях интенсификации управления все государственные функции группируются в три ветви власти, которым соответствуют три группы полномочий. За тремя ветвями государственной власти в лице их обособленных органов закрепляется соответствующий набор прав и обязанностей. Каждый государственный орган наделяется государственно-властными полномочиями с целью осуществления государственной власти от имени государства. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти в пределах своих полномочий самостоятельны (статья 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Принцип разделения властей занимает ведущее место в конституционном конструировании властных структур, распределении функций и полномочий между ними. Он зиждется на самостоятельности всех ветвей власти, системе сдержек и противовесов в отношении друг друга, предотвращающих усиление и возвышение одной ветви власти над другими и не допускающих кем-либо захвата власти или присвоения властных полномочий. В соответствии с данным принципом власть не может быть сосредоточена в руках одного лица или одного органа, а должна быть рассредоточена между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти.

Разделение властей – необходимое условие в формировании правового государства, реализации идей верховенства закона и, самое главное, расширения и обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Приднестровской Молдавской Республике.

Литература

1. Конституция Приднестровской Молдавской Республики в редакции 2006 года. – Тирасполь, 2006. – С. 63

2. Общая теория государства и права, Т. 1. Отв. ред. М.Н. Марченко, – М.: «ЗЕРЦАЛО», 2001. – С. 367-369.

3. Фоков А.П. Судебная власть в системе разделения властей // Государство и право. – 2000. – № 10. – С. 54.

4. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 3 июня 2003 года № 02 – П / 03 по делу о толковании статьи 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 23 2003 года, ст. 2667 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2003. – С. 16.

5. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-КЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-III, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-III, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-III, 05 ноября 2004 года № 490-ЗИД-III // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 18 2005 года, ст. 2286 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2003. – С. 24.

6. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 1 июля 2003 года № 03 – П / 03 по делу о проверке конституционности подпункта «в» статьи 1 и раздела «А» Приложения № 3 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 27 октября 1999 года № 207-3 «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики», Приложений №№ 3, 3-а к Закону Приднестровской Молдавской Республики от 8 января 2003 года № 223-З-III «О Республиканском бюджете на 2003 год», статей 1, 4 и Приложения № 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики», пункта 9 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 5 февраля 2003 года № 233–З-III «Об отдельных статьях (положениях) Закона Приднестровской Молдавской Республики «О Республиканском бюджете на 2003 год» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 27 2003 года, ст. 3306 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2003. – С. 4.

7. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 8 июля 2003 года № 04 – П / 03 по делу о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики от 28 декабря 2001 года № 418 «О безвозмездной передаче государственного предприятия «Рыбхоз «Днестр» из государственной в муниципальную собственность» / Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 28 2003 года, ст. 3412 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2003. – С. 21.

8. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 20 января 2004 года 01 – П / 04 по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 12 сентября 2000 года № 401 «Об утверждении Положения, структуры и штатного расписания Министерства промышленности» / Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 4 2004 года, ст. 566 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 54.

9. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 28 сентября 2004 года № 05 – П / 04 по делу о проверке конституционности Закона Приднестровской Молдавской Республики от 26 декабря 2003 года № 376-ЗИД-III «О внесении изменений и дополнений в часть первую Гражданского кодекса Приднестровской Молдавской Республики» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 40 2004 года, ст. 5670 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 3.

10. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 7 декабря 2004 года № 06 – П / 04 по делу о проверке конституционности норм статей 39, 40 Таможенного кодекса Приднестровской Молдавской Республики установленных Законом Приднестровской Молдавской Республики от 12 января 2004 года № 387-ЗИД-III «О внесении изменений и дополнений в Таможенный кодекс Приднестровской Молдавской Республики» / Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 50 2004 года, ст. 6897 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 8.

11. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 18 января 2005 № 01-П/05 по делу о толковании части второй пункта 1 статьи 96, пункта 1 статьи 97 Конституции Приднестровской Молдавской Республики // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 4 2005 года, ст. 652 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 13.

12. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 25 октября 2005 года № 06 – П / 05 по делу о толковании пункта 3 статьи 74 и части третьей пункта 1 статьи 60 Конституции Приднестровской Молдавской Республики // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 44 2005 года, ст. 5808 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2003. – С. 14.

 

Сборник «Правовые позиции»

Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики.

– Тирасполь, 2007.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|