ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

  ИЕРАРХИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ НОРМ

Карташов П.А., помощник судьи Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики

Одной из наиболее спорных проблем в конституционном праве является определение иерархии норм в Конституции страны. Какие принципы имеют большую юридическую силу? Как чаще всего этот вопрос в самом основном законе прямо не урегулирован, однако при столкновении различных конституционных принципов и ценностей необходимо определить приоритет одного из них, понять, какие нормы обладают большей силой, какие принципы можно ограничивать, а какие нельзя.

Однако даже в том случае, если в Конституции прямо закреплен приоритет одних принципов по отношению к другим, перед правоприменителями стоит задача надлежащим образом истолковать текст Конституции. Именно Конституционный суд является тем органом, который должен дать надлежащее официальное толкование Конституции и сбалансировать конституционные ценности. Своими решениями суд может «возвышать» юридическую силу отдельных положений, придавать им особый статус и трактовать как «второстепенные» другие принципы.

В Конституции Приднестровской Молдавской Республики можно выделить несколько уровней правовых норм, обладающих разной юридической силой [1]. Высший уровень составляет I раздел Конституции Приднестровской Молдавской Республики «Основы конституционного строя» – совокупность эксплицитных и имплицитных норм, выражающих концепцию, замысел, интенцию всей Конституции. По существу, они выражают содержание Конституции в концентрированном виде. По определению В.А. Четвернина, «это не только базовые ценности («нормы-цели»), на которые в той или иной мере должно ориентироваться государство; это и так называемые «нормы-принципы», которым должны подчиняться органы законодательной и исполнительной власти, которые могут и должны защищаться и применяться судом и из которых могут вытекать субъективные права и юридические обязанности» [2]. Эти принципы конкретизируются и развиваются в остальных разделах Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

В статье 15 Конституции прямо говорится, что «никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики». Тем самым устанавливается, что в случае возникновения текстуально-правового конфликта в Конституции приоритет должен отдаваться именно нормам раздела I.

Однако в статье 16 Конституции, относящейся ко второму разделу Конституции, говорится, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью общества и государства». Возникает вопрос – в случае возникновения конфликта между нормами, гарантирующими права человека (раздел II) и основами конституционного строя, чем надлежит руководствоваться органам государственной власти? С одной стороны, права человека являются высшей ценностью, а нормы раздела второго конкретизируют это положение. С другой стороны, никакие положения не могут противоречить основам конституционного строя.

Возникновение подобного конфликта вполне возможно. Например, в статье 2 говорится, что «общественные объединения и граждане обязаны соблюдать Конституцию и законы Приднестровской Молдавской Республики». Ссылаясь на необходимость защиты суверенитета и независимости республики (статья 1 Конституции), законодатель может попытаться законом ограничить права граждан в большей степени, нежели это предусмотрено разделом II.

Для сравнения – в Конституции Российской Федерации также содержится норма о том, что никакие иные положения Конституции России не могут противоречить основам конституционного строя (статья 16 Конституции РФ). Однако данное положение не вступает в противоречие с принципом приоритета прав человека, поскольку он включен в главу 1 – «Основы конституционного строя». В случае конфликта между, скажем, правом на неприкосновенность жилища (глава 2, статья 25) и необходимостью вторгнуться в него, чтобы защитить территориальную целостность РФ (глава 1, часть 3 статьи 4), приоритет должен отдаваться праву на неприкосновенность жилища.

Юридическая сила различных норм Конституции Приднестровской Молдавской Республики также зависит от их защищенности – порядка внесения в них изменений и дополнений. Так в большинстве конституций стран Европы нет прямого указания на то, что нормы основной части Конституции не должны противоречить общим положениям. Однако это вытекает из особого порядка внесения изменений в эти статьи. Некоторые нормы могут быть пересмотрены только путем референдума, а некоторые вообще не могут быть предметом пересмотра даже при принятии новой Конституции.

В частности, в Румынии положения о национальном, независимом, едином и неделимом характере румынского государства, республиканской формы правления, территориальной целостности, независимости юстиции, политического плюрализма и официального языка не могут являться предметом пересмотра. Также не может осуществляться отмена основных прав и свобод граждан или их гарантий (статья 148 Конституции). В Украине не могут быть ограничены права и свободы человека и гражданина, а также запрещаются любые изменения, направленные на ликвидацию независимости либо на нарушение территориальной целостности Украины (раздел XIII Конституции). В Италии республиканская форма правления не может быть предметом пересмотра Конституции.

В соответствии со статьей 102 Конституции Приднестровской Молдавской Республики «положения раздела I Конституции «Основы конституционного строя», раздела II «Права, свободы и обязанности человека и гражданина» и раздела IV «Изменение Конституции» могут быть изменены только в результате референдума». То есть законодатель предусмотрел равную правовую защиту норм I, II и IV разделов Конституции. Они относятся к «жесткой» части Конституции, составляют ее основу, ядро.

Учитывая то, что «никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя», мы можем отнести к высшему, первому уровню положения I раздела Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а ко второму уровню положения разделов II и IV. Вопрос о юридической силе статьи 16 не может быть однозначно решен путем буквального толковании текста Конституции и должен быть прояснен Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики.

В своих решениях Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики высказал правовую позицию, заключающуюся в том, что положения статьи 16 Конституции обладают приоритетом по отношению к абсолютно всем иным положениям Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Соблюдение естественных и неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина является безусловной обязанностью государства. Основы конституционного строя не должны противопоставляться основным правам человека. Они могут служить лишь средством их реализации и защиты. Положение раздела I о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики (статья 10 Конституции), Конституционный суд использует для более полного и четкого раскрытия смысла статьи 16.

Так в Постановлении от 16 мая 2006 № 08 – П / 06 Конституционный суд указал, что «в соответствии со статьей 16 Конституции Приднестровской Молдавской Республики человек, его права и свободы являются высшей ценностью общества и государства. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Права человека – это гарантированные демократическим обществом возможности для каждого индивидуума на достойный уровень жизни, социальную защиту от произвола государства в соответствии с установленными международными и государственными стандартами и процедурами. В соответствии со статьей 10 (часть вторая) Конституции Приднестровской Молдавской Республики общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики. Принцип уважения прав человека и основных свобод закреплен во Всеобщей декларации прав человека (от 10 декабря 1948 года), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (от 16 декабря 1966 года) и в других международных актах» [3].

В своем Постановлении от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 Конституционный суд прямо указал, что смыслом основ конституционного строя является гарантия соблюдения прав и свобод человека и гражданина. «Играя важную роль в надлежащем воплощении в Приднестровской Молдавской Республике принципа разделения властей, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики выступает гарантом реального осуществления гражданами принадлежащих им конституционных прав и свобод, поскольку основным смыслом существования в государстве принципа разделения властей является благополучие каждого конкретного индивида» [4].

То есть высшей юридической силой обладают нормы статьи 16 Конституции, устанавливающие, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью общества и государства. Защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». Все иные конституционные цели и задачи могут рассматриваться лишь как гарантии прав человека и средства их защиты.

При этом конкретные формулировки основных прав, содержащиеся в разделе II Конституции, не могут противоречить конституционным основам. Тем самым суд подтверждает, что нормы этого раздела имеют меньшую юридическую силу и относятся ко второму уровню в иерархии конституционных норм. Данная правовая позиция выражена в Постановлениях от 6 апреля 2004 года № 03 – П / 04, от 8 ноября 2005 года № 07 – П / 05, от 14 февраля 2006 года № 02 – П / 06, от 16 мая 2006 года № 08 – П / 06, от 10 октября 2006 года № 13 – П / 06.

Так, рассматривая ограничения права собственности, установленные в статье 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, Конституционный суд исходил из того, что эти ограничения должны соответствовать международным стандартам в области прав человека (положению статьи 10 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). «Право частной собственности не является абсолютным. Согласно статье 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается, но только в случаях, предусмотренных законом, в интересах государственной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Это соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности, Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, согласно которой каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности (часть первая статьи 29); при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (часть вторая статьи 29). Аналогичное положение о допустимости ограничения прав человека и гражданина предусмотрено также Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 года (статья 4)» [5].

К следующему, третьему уровню в иерархии норм относятся положения раздела III Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Они могут быть изменены путем принятия Верховным Советом конституционных законов. Если в процессе правоприменения будут выявлены противоречия между положениями раздела IV и разделов I и II, то устранение данной коллизии возможно двумя способами. Во-первых, Конституционный суд может истолковать положения раздела IV вопреки их буквальному смыслу, дать такое телеологическое толкование, которое бы не противоречило I и II разделам. Таким правом суд обладает в силу предписания статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Во-вторых, Конституционный суд вправе дать законодателю предписание о приведении норм Конституции в соответствие с основами конституционного строя и внесении в нее изменений путем принятия соответствующего конституционного закона.

Практика Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики пошла по следующему пути. Ссылаясь на правозащитную функцию Конституционного суда и полномочия по проверке соответствия Конституции конституционных законов, суд пришел к выводу, что он не только вправе, но и обязан проверить соответствие основам конституционного строя положений раздела III и внесенных в него изменений и дополнений. «Конституционный контроль позволяет ограничивать неправомерные действия законодательных и исполнительных органов, связанные с нарушением гарантированных конституцией прав и свобод. Эта правозащитная функция Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики проявляется при реализации им практически всех полномочий, предоставленных ему Конституцией Приднестровской Молдавской Республики, в том числе и полномочий, предусмотренных статьей 87 (пункт 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики по разрешению дел о конституционности конституционных законов Приднестровской Молдавской Республики. Принимая во внимание, что изменения в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики были внесены Конституционным законом, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики не только вправе, но и обязан рассмотреть данный запрос на предмет соответствия отдельных положений указанного Конституционного закона Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Положения раздела I Конституции Приднестровской Молдавской Республики составляют основы конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики. И в соответствии со статьей 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики. Следовательно, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении настоящего запроса обязан установить, соответствуют ли Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а именно – её основам, положения, которые могут быть изменены только в результате референдума (статья 102 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), отдельные положения Конституционного закона от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» [6].

В результате Верховный Совет был вынужден внести соответствующие изменения в Конституцию, приведя текст раздела III в соответствие с конституционными основами, принципом разделения властей и правовой позицией Конституционного суда.

О своем праве устранять текстуально-правовые конфликты, истолковывая основной текст Конституции в соответствие с нормами раздела I, Конституционный суд высказался в Постановлении от 18 января 2005 года № 01 – П / 05. «Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, рассматривая данный вопрос, исходит из того, что положения статей 96 (часть вторая пункта 1) и 97 (пункт 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики должны рассматриваться в их системном единстве и с учетом конституционного регулирования финансовой и бюджетной системы республики (глава 8 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). Смысл указанных статей может быть выяснен только исходя из основ конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики (раздел I Конституции Приднестровской Молдавской Республики), которым не могут противоречить никакие другие положения Конституции» (статья 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики) [7].

Наименьшей юридической силой в Конституции Приднестровской Молдавской Республики обладает раздел V «Переходные нормы и положения». Сама природа данного раздела предполагает временность действия его норм, которые обеспечивают постепенный и безболезненный переход к новой системе государственных органов. В частности, устанавливаются сроки принятии законов и конституционных законов, ссылки на которые содержатся в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, сроки действия на территории Приднестровской Молдавской Республики законов и других правовых актов, принятых Союзом ССР, Молдавской ССР и ССР Молдова, порядок приобретения органами государственной власти полномочий, предусмотренных Конституцией.

Теоретически коллизия норм основного текста Конституции и «Переходных норм и положений» могла бы возникнуть, если бы законодатель не установил точные сроки, в течение которых какие-то положения Конституции не действуют, и произвольно долго отсрочивал бы вступление этих норм в силу. Однако за более чем шесть лет, прошедших с момента принятия новой редакции Конституции, все ее нормы вступили в силу, необходимые законы были приняты, все органы государственной власти сформированы. De facto все переходные нормы и положения, кроме статьи 1, провозглашающей, что «день всенародного референдума 24 декабря 1995 года считается днем принятия Конституции Приднестровской Молдавской Республики», утратили свою силу.

В своих решениях Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики рассматривает нормы раздела V исключительно как процессуальные, носящие временный характер. Решая вопрос о соответствии разделу V законодательных актов, принятых Союзом ССР, Молдавской ССР, ССР Молдова, Конституционный суд оценивал их с формальной точки зрения, не оценивая при этом их содержания.

«В соответствии с требованиями статьи 3 (часть вторая пункта 3) раздела V «Переходные нормы и положения» Конституции Приднестровской Молдавской Республики законы и другие правовые акты, принятые Союзом ССР, Молдавской ССР, ССР Молдова, по истечении двух лет после вступления в силу Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» утрачивают силу и не подлежат применению на территории Приднестровской Молдавской Республики. Указанный Конституционный закон вступил в силу с 24 июля 2000 года, а установленный указанным Законом двухлетний срок действия на территории Приднестровской Молдавской Республики законов и других правовых актов, принятых Союзом ССР, Молдавской ССР, ССР Молдова, истёк 23 июля 2002 года. Значит, законы и другие правовые акты, принятые Союзом ССР, Молдавской ССР, ССР Молдова, утратили силу и не подлежат применению на территории Приднестровской Молдавской Республики с 24 июля 2002 года» [8].

Следовательно, переходные нормы и положения имеют временный характер, не могут отменять или откладывать на неопределенный срок введение в действие положений основной части Конституции и в большинстве своем утратили силу.

Литература

1. При определении юридической силы конституционных норм не рассматриваются нормы преамбулы, поскольку они не имеют собственной юридической силы, из них не вытекает субъективных прав и юридических обязанностей. Преамбула лишь отражает намерения, интенцию законодателя при принятии текста Конституции, придает самому акту торжественность. Большинство понятий, такие как «общая судьба», «ответственность за свою Родину», «воля народа», «память предков», «любовь и уважение к Отечеству», являются юридически неопределенными и не могут быть однозначно истолкованы.

2. Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий. Рук. авт. колл. и отв. ред. В.А. Четвернин. – М., 1997. – П. 1.1.

3. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 16 мая 2006 № 08 – П / 06 по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 218 Гражданского процессуального кодекса Приднестровской Молдавской Республики по жалобе гражданина Копанева Владимира Тихоновича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 21 2006 года, ст. 755.

4. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-КЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-III, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-III, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-III, 05 ноября 2004 года № 490-ЗИД-III // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 18 2005 года, ст. 711 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 24.

5. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 14 февраля 2006 года № 02 – П / 06 по делу о проверке конституционности части первой пункта 3 статьи 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики «Об основах налоговой системы в Приднестровской Молдавской Республике» по жалобе гражданина Жуева Владимира Григорьевича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 8 2006 года, ст. 238 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2/2006. – С. 7.

6. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-КЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-III, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-III, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-III, 05 ноября 2004 года № 490-ЗИД-III // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 18 2005 года, ст. 711 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 24.

7. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 18 января 2005 года № 01 – П / 05 по делу о толковании части второй пункта 1 статьи 96, пункта 1 статьи 97 Конституции Приднестровской Молдавской Республики // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 4 2005 года, ст. 147 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 13.

8. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 9 декабря 2003 года № 06 – П / 03 по делу о проверке конституционности правоприменительной практики Верховного суда Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении уголовных и гражданских дел в кассационном порядке и в порядке надзора, сложившейся после 22 июля 2002 года // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 50 2003 года, ст. 2093 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 36.

Сборник «Правовые позиции»

Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики.

– Тирасполь, 2007.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|