ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

  ИЕРАРХИЯ ПРАВОВЫХ АКТОВ

Слюсенко С.В., помощник судьи Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики

В статье 92 Конституционного Закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» установлены обязательные характеристики правовых актов, по которым Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики проверяет их на соответствие Конституции или пределы проверки. Одни из них носят материальный характер, так как касаются различных аспектов содержания правового акта. Другие пределы проверки имеют процессуальный характер (формальный) и относятся к форме правового акта, порядку его подписания, принятия, опубликования или введения в действие. Причем Конституционный суд не связан доводами, изложенными в обращении заявителя, а потому при рассмотрении конкретного дела может проверять конституционность правового акта по всем параметрам. Каждый из них является достаточным основанием для признания правового акта несоответствующим Конституции. Правовые позиции также можно классифицировать по материальным признакам и формальным (процессуальным).

1. Рассматривая правовые позиции Конституционного суда, в первую очередь, следует выделить правовую позицию о необходимости правоприменителям оценивать подлежащий применению правовой акт с точки зрения его соответствия принципам и нормам международного права.

Учитывая, что общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Приднестровской Молдавской Республики являются составной частью правовой системы, критерием проверки законодательных актов служит не только Конституция, но и общепризнанные принципы и нормы международного права, которые используются Конституционным судом как дополнительный аргумент в обосновании принимаемых ими решений.

Хотя приоритет общепризнанных (обычных) норм международного права признан не всеми государствами, есть основания предположить, что в большинстве государств общепризнанные нормы о правах человека стоят, по крайней мере, на уровне конституционных норм. В Приднестровской Молдавской Республике данный факт подтверждается компетенцией Конституционного суда, в соответствии с которой, наряду с разрешением дел о конституционности правовых актов, он дает заключения о противоречии закона (в том числе конституционного) общепризнанным принципам и нормам международного права, правилам ратифицированного международного договора.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, аргументируя свои решения, неоднократно обращался к положениям международных документов о правах и свободах человека и гражданина, используя их как один из критериев разрешения конституционно-правовых проблем.

Так в Постановлении от 16 декабря 2003 года № 07– П / 03, Конституционный суд, сославшись на статьи 22, 25 Всеобщей декларации прав человека и статью 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, подчеркнул, что основные права и свободы человека и гражданина находятся под охраной государства, государство обязано заботиться о благополучии своих граждан и их социальной защищенности. При разрешении данного дела Конституционный суд исходил из конституционных положений и международно-правовых документов о правах и свободах человека и гражданина [1].

В Постановлении от 18 мая 2004 года № 04 – П / 04 Конституционный суд, сославшись на п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12. п. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, указал, что законодатель не вправе издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, закрепленные как в Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так и в международных правовых нормах, являющихся составной частью правовой системы Приднестровской Молдавской Республики [2].

В Постановлении от 22 марта 2005 года № 02 – П / 05 Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, сославшись на пункт 1 статьи 25 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, пункт 1 статьи 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 года признал положения статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР, устанавливающие ограничения конституционного права на жилище в связи с временным отсутствием нанимателя или членов его семьи, не соответствующими Конституции Приднестровской Молдавской Республики [3].

В Постановлении от 20 июня 2006 г. Конституционный суд указал: «…государство гарантирует и охраняет право собственности, предоставляет собственникам равные права и допускает ограничения прав собственника только в порядке, предусмотренном законом. Настоящим конституционным положениям корреспондируют правовые нормы, закрепленные в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом; никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права (статья 1 Протокола № 1 от 20 марта 1952 года)» [4].

Правовая позиция Конституционного суда о необходимости правоприменителям оценивать подлежащий применению правовой акт с точки зрения его соответствия принципам и нормам международного права способствует тому, чтобы судьи и другие правоприменители применяли напрямую общепризнанные принципы и нормы международного права, являющиеся составной частью правовой системы государства, поскольку реализация и применение общепризнанных принципов и норм международного права может осуществляться и судебными органами наряду с деятельностью законодательной власти, которая имплементирует их в национальное законодательство. Принятие решений Конституционным судом со ссылками на общепризнанные принципы и нормы международного права является одним из способов реализации международных документов на территории Приднестровской Молдавской Республики.

2. Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики неоднократно высказывал позицию, в соответствии с которой отнесение того или иного вопроса Конституцией к исключительному регулированию законом означает, что данные отношения могут быть урегулированы правовым актом исключительно в форме закона, регулирование этих отношений подзаконным актом неконституционно.

Пункт 2 статьи 62 Конституции Приднестровской Молдавской Республики содержит перечень вопросов, подлежащих исключительно законодательному регулированию. Этот перечень имеет не исчерпывающий характер и заканчивается общей нормой, предписывающей Верховному Совету осуществлять законодательное регулирование и иных вопросов, требующих единообразного решения и применения на территории республики. Далее определение предметов законодательного регулирования основано на отсылающих к законам нормам Конституции и заложенных в ней общих принципах правового регулирования. Так статья 18 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается только в случаях, предусмотренных законом. Статья 17 – преимущества и привилегии могут быть установлены только законом, статья 96 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что никакие государственные средства не могут быть израсходованы иначе, как в порядке и в пределах, установленных законом.

В связи с применением этих конституционных норм Конституционным судом были высказаны следующие правовые позиции.

В Постановлении от 20 июня 2006 г. Конституционный суд пришел к выводу, что ограничения прав собственника возможно только в порядке, предусмотренном законом, указав, что «в соответствии со статьёй 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики государство гарантирует каждому право собственности (часть первая); собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом (часть вторая); никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда (часть третья). По смыслу данной статьи во взаимосвязи со статьями 4, 16 (часть первая), 17 (часть первая), 18 (часть первая) Конституции Приднестровской Молдавской Республики государство гарантирует и охраняет право собственности, предоставляет собственникам равные права и допускает ограничения прав собственника только в порядке, предусмотренном законом» [5].

В Постановлении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 17 февраля 2004 года № 02 – П / 04, Конституционный суд указал, что «освобождение от пошлины является преимуществом и привилегией, которые в соответствии со статьей 17 Конституции Приднестровской Молдавской Республики могут быть установлены только законом. Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики, как единственный законодательный орган государственной власти (статья 59 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), законодательно урегулировал случаи освобождения от уплаты пошлины на сырье, оборудование, включая машины, механизмы, а также материалы, входящие в комплект поставки соответствующего оборудования, и комплектующие изделия, ввозимые на таможенную территорию Приднестровской Молдавской Республики для использования в технологическом процессе при производстве собственной продукции, так как эти случаи являются преимуществами и привилегиями и, следовательно, требуют единообразного решения и применения на всей территории Приднестровской Молдавской Республики (пункт е) части второй статьи 62 Конституции Приднестровской Молдавской Республики) и должны быть установлены только законом. Данное правоустановление корреспондирует статье 98 (часть вторая пункта 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики, которая регламентирует, что правом финансовых освобождений в установленных законом пределах и оговоренных законом случаях наделяется Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики путем принятия соответствующего закона» [6].

В Постановлении от 20 января 2004 года Конституционный суд признал не соответствующей Конституции норму Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554, предусматривающую, что необходимое дополнительное финансирование органов исполнительной власти осуществляется из средств республиканского бюджета. Конституция Приднестровской Молдавской Республики (часть вторая пункта 1 статьи 96) устанавливает, что право распоряжения государственными финансами принадлежит исключительно соответствующим органам исполнительной власти и только в соответствии с законодательным актом, принятым Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Никакие государственные средства не могут быть израсходованы иначе, как в порядке и в пределах, установленных законом (пункт 2 статьи 96 Конституции Приднестровской Молдавской Республики). А значит, дополнительное финансирование органов исполнительной власти возможно только на основании законодательного акта, принятого Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики, а не посредством принятия Указа Президентом. Фактически Конституционный суд признал Указ Президента не соответствующим Конституции по форме, поскольку для регулирования данных отношений необходимо принятие правового акта в форме закона [7].

По запросу Верховного Совета Конституционным судом было дано официальное толкование положений статей 96 (части второй пункта 1) и 97 (пункта 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Верховный Совет указал, что существует неясность, вправе ли исполнительные органы государственной власти расходовать средства, поступающие от оказания платных услуг, от имени государства в соответствии не с законами, а правовыми актами, принимаемыми исполнительными органами государственной власти, а также относятся ли данные средства к доходам государства и относится ли расходование этих средств к расходам государства. Правовая позиция Конституционного суда, выраженная в Постановлении от 18 января 2005 года № 01 – П / 05, состоит в том, что средства, поступающие исполнительным органам государственной власти от оказания ими платных услуг при выполнении государственных функций, относятся к доходам государства, которые должны включаться в государственный бюджет, как и расходы государства, и соответственно могут расходоваться только в порядке, установленном законом о бюджете [8].

3. В Постановлении от 12.09.2006 года Конституционный суд высказал правовую позицию, в соответствии с которой недопустимо принятие правового акта в форме закона по частным, второстепенным вопросам правового регулирования, поскольку будет являться нарушением конституционного принципа разделения властей и вторжением законодательной ветви власти в сферу деятельности исполнительной. Конституционный суд отметил, что «часть вторая пункта 5 статьи 63 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что Верховный Совет не должен принимать правовые акты специального или локального (а равно индивидуального) действия, если имеется закон или существующий закон может быть применен для данного случая, требующего правового регулирования. В случае принятия Верховным Советом правового акта специального или локального действия вопрос о правомочности такого акта решается в судебном порядке. Данное конституционное положение устанавливает норму о недопущении принятия индивидуально направленных законов, поскольку любой закон является выражением сложившихся или складывающихся отношений в обществе, носящих всеобщий характер и длительное их применение. Кроме того, настоящее конституционное положение обязывает законодательный орган при решении любых вопросов, требующих законодательного регулирования, вначале принять меры по обеспечению возможности применения действующего правового акта или его отдельной нормы либо дополнить или изменить действующий правовой акт с целью обеспечения возможности законодательного регулирования вновь возникающих общественных отношений» [9]. Формально такие законы могут действовать и даже применяться в конкретных правоотношениях, но по сути своей они являются неконституционными и должны быть отменены Конституционным судом.

4. Если общественные отношения так или иначе урегулированы законодателем, регулирование этих же отношений подзаконным актом недопустимо – эту правовую позицию Конституционный суд высказал в Постановлении от 20 января 2004 года [10]. В соответствии со статьей 72 Конституции Президент Приднестровской Молдавской Республики издает указы и распоряжения, которые являются правовыми актами, имеющими подзаконный характер, и не должны противоречить Конституции и законам. Подзаконность правовых актов Президента свидетельствует о цели их издания - претворения в жизнь законов, их отношении к закону: его конкретизация, развитие, направленность на обеспечение исполнения и соблюдения норм закона. Конституционный суд неоднократно сталкивался с ситуацией, когда подзаконные акты не только вступают в противоречие с нормами законов, но зачастую фактически вносят в них изменения и дополнения. В Постановлении от 20 января 2004 года Конституционный суд пришел к выводу, что Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 вступает в противоречие с законом, поскольку предусматривает более высокие разряды оплаты труда работников Министерства промышленности, чем предусмотренные Законом от 3 сентября 1997 года № 64-З «Об оплате труда работников органов государственной власти, прокуратуры и органа, образуемого Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики в порядке реализации своих контрольных функций».

Высказывая правовые позиции относительно иерархии и действия правовых актов Конституционный суд зачастую конкретизирует и свои полномочия В Постановлении от 20 января 2004 года и Постановлении от 4 ноября 2003 года № 05 – П / 03 Конституционный суд высказал еще одну правовую позицию – Конституционный суд уполномочен рассматривать дела о законности указов Президента в силу прямого указания Конституции на то, что указы не должны противоречить законам, констатируя несоответствие их данной конституционной норме [11].

Конституционный суд, рассматривая конституционность нормативных правовых актов Президента, исходил из того, что Конституция Приднестровской Молдавской Республики имеет высшую юридическую силу и прямое действие, а указы и распоряжения Президента, являющиеся правовыми актами подзаконного характера, не должны противоречить Конституции и законам Приднестровской Молдавской Республики. Конституционный суд признал, что несоответствие Указов Президента Конституции и законам нарушает требования статьи 72 Конституции Приднестровской Молдавской Республики. И, как следствие, Указы, были признаны неконституционными.

Хотя Конституцией не закреплено право Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики рассматривать дела о законности правовых актов, данная позиция вполне обоснована. В соответствии с Конституцией рассмотрение дел о конституционности правовых актов является прерогативой Конституционного суда, можно сказать, что конституционный контроль, осуществляемый Конституционным судом Приднестровской Молдавской Республики, носит универсальный характер, т.к. распространяется на все виды правовых актов. Таким образом, предметом рассмотрения в Конституционном суде могут быть практически все правовые акты Приднестровской Молдавской Республики. Однако, учитывая, что правовые акты Президента носят подзаконный характер и принимаются во исполнение законов, а правовые акты министерств, ведомств и иных органов государственной власти и местного самоуправления принимаются на основании нормативных актов Верховного Совета и Президента, установить их противоречие и несоответствие напрямую нормам Конституции достаточно сложно. Проверка конституционности подзаконных правовых актов может быть осуществлена опосредованно, т.е. через положения соответствующих законов.

5. В Постановлении от 1 июля 2003 года Конституционный суд высказал правовую позицию, в соответствии с которой несоблюдение установленной процедуры принятия закона делает его неконституционным по порядку принятия [12].

Выступая в качестве юридической базы развития всех отраслей права, действующая Конституция регулирует и закрепляет процесс создания правовых норм и актов. К формальным критериям, по которым Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики рассматривает дела о соответствии Конституции правовых актов, относится порядок подписания, принятия, опубликования или введения в действие.

Закон принимается в особом порядке, предусмотренном Конституцией и Регламентом Верховного Совета. От порядка принятия других правовых актов законодательный процесс отличается особой сложностью. В нем отчетливо выделяются специальные этапы законодательной процедуры. Особый порядок принятия закона предопределен той важностью, которую имеет закон для нормальной жизни общества и государства.

Установление в Конституции процедуры принятия правовых актов, необходимость соблюдения ее является существенным процессуальным элементом надлежащего, основанного на Конституции порядка принятия актов и гарантирует соответствие их содержания реальному волеизъявлению представительного органа.

Несоблюдение процедурных правил, имеющих существенное значение и влияющих на принятие правового акта, позволяет согласно правовой позиции Конституционного суда констатировать противоречие этого акта Конституции.

Часть 6 статья 63 Конституции Приднестровской Молдавской Республики устанавливает, что нарушение процедуры внесения, рассмотрения и принятия законопроекта делает его не имеющим силы и не подлежащим применению. В Постановлении от 1 июля 2003 года Конституционный суд ПМР указал на нарушение Верховным Советом процедуры внесения, рассмотрения и принятия проекта Закона от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики».

Статья 92 Конституции устанавливает особый порядок принятия законов, влекущих сокращение доходной части государственного бюджета, предполагающий обязательное согласие Президента на принятие актов, влекущих увеличение расходов из бюджета или уменьшающих доходы бюджета, а также согласование с Президентом проектов актов, могущих вызывать изменения в системе утвержденных законом о государственном бюджете доходов и расходов. «В соответствии с пунктом 4 статьи 97 Конституции Приднестровской Молдавской Республики законы, принимаемые в течение бюджетного года и увеличивающие утвержденные бюджетные расходы или уменьшающие поступления в бюджет, могут быть приняты Верховным Советом только с согласия Президента Приднестровской Молдавской Республики. Настоящее конституционное положение устанавливает процедуру взаимоотношений между Президентом Приднестровской Молдавской Республики, возглавляющим исполнительную власть в республике, и Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики – законодательным органом – при принятии Верховным Советом законодательных актов, влекущих сокращение доходной части государственного бюджета. Данная процедура устанавливает обязательное согласие Президента на принятие актов, влекущих увеличение расходов из бюджета или уменьшающих доходы бюджета, а также согласование с Президентом проектов актов, могущих вызвать изменения в системе утвержденных законом о государственном бюджете доходов и расходов». Так указал Конституционный суд в Постановлении от 12 сентября 2006 г. [13]. Поскольку Закон Приднестровской Молдавской Республики № 625-З-III «О государственной поддержке колхоза «Путь Ленина» (с. Хрустовая Каменского района)» был принят Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики 25 августа 2005 года в нарушение пункта 4 статьи 97 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепляющего полномочия Президента Приднестровской Молдавской Республики, данный закон был признан неконституционным.

6. Положения Конституции об обязанности государственных органов и должностных лиц соблюдать Конституцию, по существу, требует непосредственного ее применения при обнаружении противоречия между конституционными нормами и другими правовыми актами. Правовую позицию о высшей юридической силе и необходимости напрямую применять нормы Конституции Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики по сложившейся традиции отражает в каждом итоговом постановлении:

- «В соответствии с частью третьей пункта 3 статьи 63 Конституции Приднестровской Молдавской Республики законы не могут противоречить Конституции Приднестровской Молдавской Республики. В случае их противоречия нормам Конституции Приднестровской Молдавской Республики применяется Конституция Приднестровской Молдавской Республики» [14];

- «Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики обладает широкими полномочиями по обеспечению прямого действия Конституции Приднестровской Молдавской Республики путем процедуры конституционного судопроизводства, что позволяет его характеризовать как важный элемент политической системы, являющийся частью механизма её саморегуляции и саморазвития, и служащий обеспечению политической обстановки и развитию политических процессов в рамках Конституции» [15].

Закрепление высшей юридической силы и прямого действия Конституции Приднестровской Молдавской Республики призвано показать место Основного Закона в правовой системе республики, в иерархии правовых актов. Многие конституции стран с развитой демократией не фиксируют ни ее верховенство, ни ее высшую юридическую силу, эти свойства конституции выступают как необходимый элемент правового государства и обеспечиваются непосредственным действием конституции. В советский период многие конституционные положения носили декларативный характер, а действие органов государственной власти не были связаны нормами конституции. Переход от авторитаризма к демократии, который совершают новые независимые государства на постсоветском пространстве, сопровождается стремлением реализовать в правовой системе принципы верховенства конституции и правового государства. Поэтому Конституции многих из них содержат прямые указания на то, что они являются высшим законом страны, обладающим высшей юридической силой.

7. Высказывая правовые позиции относительно иерархии правовых актов в правовой системе, Конституционный суд неоднократно высказывался, что в самой Конституции тоже существует определенная иерархия, не все разделы Конституции равны по юридической силе. Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в целях обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Приднестровской Молдавской Республики при осуществлении конституционного контроля исходит из того, что основы конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики представляют собой фундамент для построения всей правовой системы государства и определяют важнейшие направления государственного и общественного развития республики. В Постановлении от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 Конституционный суд подтвердил свою правовую позицию о том, что недопустимо наделение прокуратуры Приднестровской Молдавской Республики, не причисленной ни к одной из ветвей государственной власти, полномочиями и функциями органов государственной власти и управления Приднестровской Молдавской Республики. Положения раздела I «Основы конституционного строя», в частности, статьи 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, следует рассматривать в качестве фундамента в конституционном конструировании, где никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики. На основании этого Конституционный суд признал положения законов не соответствующими статьям 6 и 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики [16].

Анализ решений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики показывает, что суд конкретизирует свои полномочия, закрепленные в статье 87 Конституции и статье 9 Конституционного Закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», вырабатывает правовые позиции, которыми подтверждает принадлежность себе тех или иных полномочий. Так Конституционным судом была высказана правовая позиция, в соответствии с которой Конституционный суд вправе проверять конституционность конституционных законов о внесении изменений и дополнений в Конституцию.

В Постановлении от 27 апреля 2005 года № 03 – П / 05 Конституционный суд указал: «Конституционный контроль позволяет ограничивать неправомерные действия законодательных и исполнительных органов, связанные с нарушением гарантированных конституцией прав и свобод. Эта правозащитная функция Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики проявляется при реализации им практически всех полномочий, предоставленных ему Конституцией Приднестровской Молдавской Республики, в том числе и полномочий, предусмотренных статьей 87 (пункт 1) Конституции Приднестровской Молдавской Республики по разрешению дел о конституционности конституционных законов Приднестровской Молдавской Республики. Принимая во внимание, что изменения в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики были внесены Конституционным законом от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики», Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики не только вправе, но и обязан рассмотреть данный запрос на предмет соответствия отдельных положений указанного Конституционного закона Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении данного дела исходит из того, что положения раздела I Конституции Приднестровской Молдавской Республики составляют основы конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики, и в соответствии со статьей 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики. Следовательно, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении настоящего запроса обязан установить, соответствуют ли Конституции Приднестровской Молдавской Республики, а именно её основам, которые могут быть изменены только в результате референдума (статья 102 Конституции Приднестровской Молдавской Республики), отдельные положения Конституционного закона от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики».

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики приходит к выводу, что положения статьи 1 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики», а именно изменения статей 91, 92 главы 6 «Прокуратура» раздела III «Основы государственного управления» Конституции Приднестровской Молдавский Республики, следует рассматривать как не соответствующие положениям раздела I Конституции Приднестровской Молдавской Республики, составляющего основы конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики, то есть противоречащие статье 6 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, закрепляющей принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. И статье 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, устанавливающей, что никакие другие положения Конституции Приднестровской Молдавской Республики не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики» [17].

8. Предметом рассмотрения в Конституционном суде стали не только результаты нормотворческой деятельности органов государственной власти, но и сложившаяся правоприменительная практика. Так после 22 июля 2002 года сложилась практика применения Верховным судом Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении уголовных и гражданских дел в кассационном порядке и в порядке надзора правовых актов СССР, МССР, ССР Молдова, в том числе и Постановлений Пленумов Верховных Судов указанных государств.

В Постановлении от 9 декабря 2003 года № 06 – П / 03 Конституционным судом были высказаны правовые позиции относительно действия правовых актов в пространстве и во времени. Установление пределов действия правовых актов необходимо для правильной реализации норм права. Конституционный суд отметил, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действующим во время совершения деяния, за исключением случаев, когда закон смягчает наказание. Следовательно, указанные правовые акты могут применяться только при рассмотрении дел по обвинению лиц, совершивших преступление до введения в действие Уголовного кодекса Приднестровской Молдавской Республики, то есть до 22 июля 2002 года. В связи с тем, что при производстве по уголовным делам применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом, после 22 июля 2002 года суды общей юрисдикции обязаны применять Уголовно-процессуальный кодекс Приднестровской Молдавской Республики независимо от времени совершения правонарушения.

Учитывая также, что действие правовых актов ограничивается только территорией соответствующего государства, Конституционный суд признал недопустимым применение правовых актов Республики Молдова и других государств на территории Приднестровской Молдавской Республики. Такая правоприменительная практика Верховного суда Приднестровской Молдавской Республики признана Постановлением Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 9 декабря 2003 года № 06 – П / 03 не соответствующей Конституции Приднестровской Молдавской Республики и подлежащей прекращению, а определения Верховного суда Приднестровской Молдавской Республики по соответствующим делам подлежащими пересмотру в установленном законом порядке [18].

Проблема правовых позиций Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, в том числе и в отношении действия и иерархии правовых актов, имеет принципиальное значение как для самой практики Конституционного суда, так и для законодателей и правоприменителей.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики призван эффективно воздействовать на формирование правовой системы Приднестровской Молдавской Республики, совершенствование и развитие законодательства. Через осуществление конституционного контроля он оказывает существенное воздействие на деятельность органов государственной власти, прежде всего, в сфере их нормотворчества. Отменяя неконституционные правовые акты, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, тем самым, определяет стратегию развития законодательства.

Литература

1. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 16 декабря 2003 года № 07 – П / 03 по делу о проверке конституционности части шестой статьи 31 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 8 июня 1993 года «Об охране и безопасности труда» в редакции законов Приднестровской Молдавской Республики от 4 августа 1997 года № 60-ЗИД, от 28 мая 2002 года № 133-ЗИД-III, от 7 февраля 2003 года № 236-ЗИ-III, абзаца восьмого подпункта «б» пункта 1 статьи 4 и подпункта «и» пункта 1 статьи 6 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 22 июня 2001 года № 21-З-III «О Государственном фонде обязательного социального страхования Приднестровской Молдавской Республики» в редакции закона Приднестровской Молдавской Республики от 20 февраля 2003 года № 243-ЗИД-III // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 51 2003 года, ст. 2151 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 50.

2. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 18 мая 2004 года № 04 – П / 04 о проверке конституционности пункта 4 статьи 17 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 7 июля 1999 года № 181-З «О малой приватизации» с изменениями и дополнениями, внесенными Законами Приднестровской Молдавской Республики от 11 мая 2000 года № 293-ЗИ, от 22 июня 2001 года № 22-ЗИ-III, от 24 июля 2001 года № 38-ЗИД-III, от 3 июля 2002 года № 145-ЗИД-III, от 19 декабря 2003 года № 374-ЗИ-III по делу № 13-49/03 по жалобе гражданки Захарчук Ольги Алексеевны // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 21 2004 года, ст. 883 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 69.

3. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 02 – П / 05 от 22 марта 2005 года по делу о проверке конституционности статьи 63 Жилищного кодекса Молдавской ССР по жалобе гражданина Григоренко Валерия Петровича // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 13 2005 года, ст. 478 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 18.

4. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 10 – П/06 от 20 июня 2006 года по делу о проверке конституционности части первой статьи 206 Кодекса Приднестровской Молдавской Республики об административных правонарушениях по жалобам граждан Белинского Олега Васильевича, Вишневецкой Светланы Борисовны // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 26 2006 года, ст. 998.

5. См. там же.

6. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 02 – П / 04 от 17 февраля 2004 года по делу о проверке конституционности пункта д) статьи 8 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О таможенном тарифе» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 8 2004 года, ст. 307 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 59.

7. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 01 – П / 04 от 20 января 2004 года по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 12 сентября 2000 года № 401 «Об утверждении Положения, структуры и штатного расписания Министерства промышленности» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 4 2004 года, ст. 133 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 54.

8. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 01 – П / 05 от 18 января 2005 года по делу о толковании части второй пункта 1 статьи 96, пункта 1 статьи 97 Конституции Приднестровской Молдавской Республики // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 4 2005 года, ст. 147 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 13.

9. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 12 – П / 06 от 12 сентября 2006 года по делу о проверке конституционности Закона Приднестровской Молдавской Республики от 25 августа 2005 года № 625-З-III «О государственной поддержке колхоза «Путь Ленина» (с. Хрустовая Каменского района)» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 38 2006 года, ст. 1502.

10. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 01 – П / 04 от 20 января 2004 года по делу о проверке конституционности Указа Президента Приднестровской Молдавской Республики от 13 сентября 2002 года № 554 «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Приднестровской Молдавской Республики от 12 сентября 2000 года № 401 «Об утверждении Положения, структуры и штатного расписания Министерства промышленности» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 4 2004 года, ст. 133 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 54.

11. См. там же.

12. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 03 – П / 03 от 1 июля 2003 года по делу о проверке конституционности подпункта «в» статьи 1 и раздела «А» Приложения № 3 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 27 октября 1999 года № 207-3 «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики» в редакции законов Приднестровской Молдавской Республики от 30 сентября 2000 года № 343 –3И, от 18 мая 2001 года № 18-ЗИД-III, от 10 июня 2002 года № 140-3И-III, Приложений №№ 3, 3-а к Закону Приднестровской Молдавской Республики от 8 января 2003 года № 223-З-III «О Республиканском бюджете на 2003 год», статей 1, 4 и Приложения № 10 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 14 января 2003 года № 225-З-III «О бюджетной классификации Приднестровской Молдавской Республики», пункта 9 статьи 1 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 5 февраля 2003 года № 233–З-III «Об отдельных статьях (положениях) Закона Приднестровской Молдавской Республики «О Республиканском бюджете на 2003 год» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 27 2003 года, ст. 1199 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 4.

13. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 12 – П / 06 от 12 сентября 2006 года по делу о проверке конституционности Закона Приднестровской Молдавской Республики от 25 августа 2005 года № 625-З-III «О государственной поддержке колхоза «Путь Ленина» (с. Хрустовая Каменского района)» // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 38 2006 года, ст. 1502.

14. См. там же.

15. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 03 – П / 05 от 27 апреля 2005 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-КЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-III, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-III, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-III, 05 ноября 2004 года № 490-ЗИД-III // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 18 2005 года, ст. 711 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2005. – С. 24.

16. См. там же.

17. См. там же.

18. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики № 06 – П / 03 от 9 декабря 2003 года по делу о проверке конституционности правоприменительной практики Верховного суда Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении уголовных и гражданских дел в кассационном порядке и в порядке надзора, сложившейся после 22 июля 2002 года // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики, № 50 2003 года, ст. 2093 // «Вестник Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики». – 2004. – С. 36.

Сборник «Правовые позиции»

Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики.

– Тирасполь, 2007.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|