ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ ИЛИ КОНСТИТУЦИЯ В КОНСТИТУЦИИ

Принятая 24 декабря 1995 года путем всенародного голосования Конституция Приднестровской Молдавской Республики определила Приднестровье как демократическое, независимое, суверенное, правовое государство. Носителем суверенитета и единственным источником власти в нашей стране является народ Приднестровской Молдавской Республики.

Конституция регулирует важнейшие сферы общественных отношений, складывающихся в процессе взаимоотношения общества, личности и государства. Именно по Основному Закону судят о степени демократичности государства и общества, правовом положении личности, подлинности и мнимости прав и свобод человека и гражданина. Для утверждения начал правового государства определяю­щую роль играют положения Конституции о высшей ценности человека, его правах и свободах, разделении властей, высшей юридической силе Основного Закона и его прямом действии. Основы формирования в стране гражданского общества закреплены, прежде всего, в нормах о признании и защите в Приднестровской Молдавской Республике равным образом частной, государственной и иных форм собственности, в гарантированности осуществления экономической деятельности. Политические характеристики конституционного строя включают в себя признание многообразия политических институтов и мнений, равенства социальных, национальных и других общностей, а также уважения их прав и интересов.

Все эти и многие иные положения нашли свое отражение в разделе I Конституции Приднестровской Молдавской Республики - Основы конституционного строя. Однако до сих пор в научной литературе нет единого сложившегося мнения по поводу того, что же все-таки есть «конституционный строй». «Еще, казалось бы, недавно общественный и конституционный строй отождествлялись, - отмечает Н.А. Боброва в своей работе «Конституционный строй и конституционализм в России». - А между тем не всякий общественный строй является конституционным, равно как и само наличие Конституции не свидетельствует о гарантированности конституционного строя» [1]. Профессор М.В. Баглай определяет конституционный строй следующим образом: «Порядок, при котором соблюдаются права и свободы человека и гражданина, а государство действует в соответствии с конституцией» [2]. В учебнике А.А. Безуглова, С.А. Солдатова «Конституционное право России» дано наиболее лаконичное, на наш взгляд, определение конституционного строя, а именно: «Конституционный строй - устройство гражданского общества и государства, закрепленное в Конституции РФ» [3]. Наиболее развернутое и полное определение конституционного строя выражено В.О. Луниным: «Конституционный строй Российской Федерации - это институциональная, сконструированная система общественных отношений, выражающих и обеспечивающих суверенитет народа, основные права и свободы человека и гражданина, определяющих принципы гражданского общества, тип и форму государства, организацию государственной власти и местного самоуправления. Конституционный строй представляет собой механизм реализации естественного права народа быть носителем суверенитета и единственным источником власти в государстве» [4]. Обобщая понятие «конституционный строй», хотелось бы обратиться к словам Н.А. Богдановой, отметившей, что «конституционный строй есть политико-юридическое выражение такого государственного и общественного строя, который нуждается в более сложном, чем при абсолютизме, механизме государственной власти: речь идет о механизме власти от имени народа, что конституционно декларируется как народовластие». Таким образом, она выводит собственное определение конституционного строя: «Конституционный строй означает, что народ признается (формальный конституционный строй) и является (реальный конституционный строй) источником всей государственной власти, участвуя в ее учреждении, формировании и функционировании в виде прямой и представительной демократии с гарантированием монополии народа и представительного органа народа на законодательную деятельность». Нельзя не согласиться с данным выводом Н.А. Богдановой, так как именно народ, как предусмотрено статьей 1 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, является носителем суверенитета и единственным источником власти в Приднестровской Молдавской Республике, осуществляющим власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления. Таким образом, конституционный строй существует в любом государстве, признающем народ источником всей власти.

Некоторые авторы (А.А. Безуглов, С.А. Солдатов) разграничивают понятия «конституционный строй» и «основы кон­ституционного строя». Говоря о втором, они имеют в виду, что «основы конституционного строя включают в себя не все обществен­ные отношения, составляющие суть конституционного строя, а лишь главные, ключевые общественные отношения, составляющие суть устройства общества и государства» [5]. Данное различие объясняется тем, что под термином «основы» обычно понимаются важнейшие, исходные начала, положения, охватывающие главные свойства, черты, особенности, определяющие его сущность, содержание. Нормы, закрепленные в разделе I Конституции Приднестровской Молдавской Республики, составляющие основы конституционного строя, есть ни что иное, как принципы организации государства и его соотношения с личностью и обществом, совокупность которых и есть конституционный строй.

Рассматривая конституции зарубежных государств на предмет наличия в них части, аналогичной разделу I Конституции Приднестровской Молдавской Республики, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, проводя сравнительно-правовой анализ конституций европейских государств, указал, что «В конституциях зарубежных стран обычно не используется термин «основы конституционного строя», так названы первые главы в конституциях лишь нескольких европейских государств (Армения, Российская Федерация, Республика Беларусь, Приднестровская Молдавская Республика). Такой специальной главы нет в конституциях Дании, Ирландии, Исландии, ФРГ. В конституциях других европейских стран встречаются главы под названием: «Основы государственного строя» (Швеция, Финляндия); «Основные принципы» (Албания, Италия, Молдова, Португалия); «Общие положения» (Австрия, Азербайджан, Венгрия, Швейцария, Грузия, Казахстан, Республика Кипр, Латвия, Словения, Украина, Эстония); «Общие принципы» (Турция, Румыния); «О суверенитете» (Франция, Княжество Андорра); «Основные положения» (Греция, Македония, Чехия, Словакия); «Основные начала» (Болгария); «Вводный раздел» (Испания); или носят название государства (Литва, Босния и Герцеговина). Независимо от того, содержатся в основном законе специальные разделы (главы) об основах конституционного строя и как они названы, нормы-принципы, относящиеся к понятию основ конституционного строя, присутствуют в разных главах конституции,в специальных законах, или признаются судебной практикой во всех цивилизованных странах»[6].

Раскрывая содержание основ конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики, следует отметить, что характерной особенностью основ конституционного строя является то, что они составляют первичную нормативную базу для остальных положений Конституции, всей системы действующего законодательства и иных нормативно-правовых актов Приднестровской Молдавской Республики. Это означает, что другие главы Конституции содержат нормы, которые направлены на дальнейшее развитие, конкретизацию основ конституционного строя. В то же время ни одна действующая норма права, независимо от того, где она закреплена, - в законах Приднестровской Молдавской Республики, указах Президента или ведомственных правовых актах, не может противоречить основам конституционного строя. В случаях несоответствия каких-либо норм основам такие нормы признаются неконституционными и утрачивают силу. Равным образом не могут противоречить основам конституционного строя действия и решения должностных лиц, государственных органов, граждан и их объединений.

Поэтому крайне важно основательно разобраться в положениях раздела I Конституции. Во-первых, знание основ консти­туционного строя в значительной степени облегчит понимание остальных положений Основного Закона. Во-вторых, гражданин получает надежные критерии, благодаря которым он сможет давать верную оценку вновь принимаемым законам, иным нормативно-правовым актам, действиям должностных лиц, отличить произвол от правовых мер, проводимых в рамках Конституции и законности. В-третьих, и это самое главное, в тех случаях, когда в действующих законах и иных нормативно-правовых актах отсутствуют необходимые нормы или они противоречат Основному Закону, гражданин вправе реализовывать свои права, руководствуясь нормами Конституции и, в первую очередь, положениями, устанавливающими основы конституционного строя, ибо принцип прямого действия Конституции непосредственно закреплен статьей 2.

Главное внимание в разделе I Конституции Приднестровской Молдавской Республики уделяется принципам организации и деятельности государства, что объясняется их значимостью в современном обществе, а также необходимостью защиты личности, гражданского общества, их частных интересов от необоснованного вмешательства государственных органов и должностных лиц. Основы конституционного строя определяют Приднестровскую Молдавскую Республику как демократическое, независимое, суверенное, правовое государство; устанавливают источник государственной власти и способы осуществления народовластия (статья 1); закрепляют принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную (статья 6); признают и гарантируют местное самоуправление (статья 7).

Действующая Конституция, закрепляя народовластие, тем самым устанавливает и принцип признания и соблюдения прав и свобод человека, а их защита становится конституционной обязанностью государства. Следовательно, в любых ситуациях государство не может посягать на права и свободы личности, приносить их в жертву своим или иным эгоистичным интересам. Права и свободы могут быть ограничены в случаях, предусмотренных законом (ста­тьи 18, 54 Конституции).

Следует обратить внимание и на тот факт, что приоритету прав личности отдают предпочтение и в экономической сфере. Согласно действующей Конституции частная собственность признается и защищается в той же мере и теми же средствами, что и государственная собственность. Гражданин может иметь в частной собственности заводы, фабрики, банки, станки и иное оборудование, транспортные средства. Однако до сих пор граждане Приднестровской Молдавской Республики не могут быть собственниками земли, так как все природные ресурсы являются собственностью государства. Запрещаются любые формы государственного вмешательства в интересы собственников, создание каких-либо искусственных препятствий для осу­ществления собственником правомочий владения, пользования и распоряжения своим имуществом (статьи 4, 5, 36, 37).

Основы конституционного строя закрепляют в Приднестровской Молдавской Республике многообразие политических институтов и мнений, равенство социальных, национальных и других общностей, а также уважение их прав и интересов. Каждой политической общности предоставляется возможность беспрепятственно действовать, разрабатывать собственную идеологию, завоевывать симпатии и под­держку у населения. В то же время государство обязуется соблюдать по отношению к политическим партиям и движениям, их деятельности нейтралитет.

Анализ содержания норм основ конституционного строя позволяет в полной мере утверждать, что Конституция Приднестровской Молдавской Республики в целом отвечает принятым в современном цивилизованном обществе конституционным стандартам, и отметить особую важность и значимость норм, закрепленных в разделе I Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Вместе с этим значимость положений основ конституционного строя определяется также еще двумя факторами, изложенными в статье 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики:

1) особый порядок изменения положений, составляющих основы конституционного строя;

2) особый статус положений раздела I Конституции Приднестровской Молдавской Республики, исключающий возможность противоречия других положений Конституции основам конституционного строя.

1. Как уже отмечалось выше, основы конституционного строя определяют важнейшие черты государственного и общественного строя, характер отношений власти, формы правления и политического режима, главные стороны правового регулирования общественных отношений, а также порядок взаимодействия политической, социальной и экономической систем общества. Все эти и другие положения главы признаны особо важными, и потому они нуждаются в особой юридической и процессуальной защите, в том числе защите от временных, текущих обстоятельств. Так в целях максимальной степени защиты стабильности основ конституционного строя Конституция Приднестровской Молдавской Республики закрепляет более сложный порядок изменения норм, составляющих основы конституционного строя, по сравнению с другими положениями Основного Закона. В соответствии со статьей 102 Конституции с учетом значимости основ конституционного строя они могут быть изменены в том же порядке, в каком была принята Конституция, то есть самим народом в ходе референдума. В таком же порядке могут быть изменены лишь раздел II «Права, свободы и обязанности человека и гражданина» и раздел IV «Изменение Конституции», в отличие от иных норм Конституции, которые могут быть изменены посредством закона, принятого в установленном порядке Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики. Тем самым обеспечивается стабильность конституционного строя, необходимая для нормального развития общества и государства.

Подобный порядок не является чем-то исключительным, он характерен для многих зарубежных конституций (Италия, Франция), требующих в том или ином случае вынесение вопроса об изменении Конституции на референдум. Его назначение - установить особо усложненные процедуры внесения каких-либо изменений и дополнений в положения, связанные с основами конституционного строя.

2. Говоря о втором факторе, необходимо остановиться, прежде всего, на иерархическом построении Конституции. О наличии такой иерархии норм Конституции, на наш взгляд, свидетельствует положение части второй статьи 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и статьи 16 Конституции Российской Федерации. Устанавливается правило, в соответствии с которым никакие другие положения Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Рес­

публики. Основы конституционного строя представляют, как было сказано, систему принципов, поэтому в известной степени раздел I Основного Закона можно назвать конституцией в Конституции. И если Конституцию можно считать нормативным стандартом которому должны соответствовать другие законодательные акты, то раздел I Основного Закона можно представить нормой, по которой следует сверять все иные положения Конституции. Следовательно, они должны полностью соответствовать положениям раздела I.

Однако такой приоритет норм раздела 1 Конституции, думается, может ставить перед правоведами ряд закономерных вопросов, отраженных в их работах. Как отмечает В.О. Лучин, «Действующая Конституция Российской Федерации впервые предусмотрела иерархию собственных норм. Однако установление о том, что никакие другие ее положения «не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации» (часть 2 статьи 16), на мой взгляд, не означает различий в их юридической силе, а свидетельствует лишь о приоритете положений главы 1 в системе конституционных норм. Все они обладают высшей юридической силой. Это свойство принадлежит Конституции в целом (часть 1 статьи 15)» [7]. В работе В.А. Григорьева «Текстуально-правовые конфликты в конституциях и проблемы их преодоления (на примере Приднестровской Молдавской Республики и Российской Федерации)» по этому поводу ставятся следующие вопросы. «Проблема текстуально-правовых конфликтов, приме-нительно к Конституции Приднестровской Молдавской Республики, в известной мере закладывается самим этим документом. Так, в части второй статьи 15 говорится, что «никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики». Значит ли это, что Конституция вполне разумно допускает внутренние противоречия, за исключением противоречия положений Конституции основам конституционного строя, поскольку она собственной непротиворечивости не констатирует? И учитывая, что Конституция Приднестровской Молдавской Республики была принята на всенародном референдуме, который согласно первой статье Основного Закона является «высшим, непосредственным вы­ражением власти народа», может ли она официально исследоваться на предмет обнаружения в ее тексте противоречий основам конституционного строя, если даже такие противоречия наглядно будут доказаны, например, доктринальными средствами? Если нет, то какое тогда практическое значение будет иметь часть вторая статьи 15 Конституции?» [8].

В связи с вышесказанным в практической деятельности Конституционного суда, полагаем, могут возникнуть два весьма важных вопроса, требующих своего практического разрешения:

Вопрос первый: должен ли Конституционный суд рассматривать обращения на предмет соответствия иных положений Конституции нормам основ конституционного строя?

Вопрос второй: может ли Конституционный суд рассматривать обращения о проверке конституционности законов, которыми вносились изменения в Конституцию?

Пытаясь ответить на первый вопрос, прежде всего, следует обратить внимание на некоторые положения самой Конституции, ее статьи 87, из содержания которой вытекает невозможность рассмотрения обращений на предмет проверки конституционности одних положений Основного Закона другим, безотносительно, в том числе, и тому, ставится ли вопрос о соответствии иных положений Конституции положениям основ конституционного строя или вопроса о соответствии любой нормы Конституции какой-либо другой норме. В данном случае, считаем, применим вывод В.А. Григорьева, отметившего, что «и тогда часть вторая статьи 15 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, часть вторая статьи 16 Конституции Российской Федерации никакого значения иметь не будут. А зафиксированные в них противоречия могут быть разрешены только «скрытым» путем при использовании механизмов, предусмотренных статьями 102 и 103 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и статьями 135 и 136 Конституции Российской Федерации, то есть при переработке текста Конституции либо ее отдельных положений». Таким образом, любое обращение в Конституционный суд с требованием о проверке конституционности норм Конституции каким-либо другим нормам Основного Закона должно рассматриваться как не подведомственное Конституционному суду. Данная позиция была выражена в Определении Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 7 июня 2007 года № 11-О/07 [9] по запросу Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности пункта 1, части третьей пункта 2 статьи 77, пункта 1 статьи 78 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, раздела III Закона Приднестровской Молдавской Республики от 5 ноября 1994 года «Об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в При­днестровской Молдавской Республике». Конституционным судом было отказано в принятии к рассмотрению указанного запроса, в том числе как не отвечающего критерию подведомственности.

Отвечая на второй вопрос, отметим, что, как было указано выше, изменения в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики могут быть внесены законом. Может ли в этом случае Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики рассматривать обращения о проверке конституционности положений закона, даже если им были изменены положения самой Конституции? Ответ на этот вопрос был дан и теоретический, и практический. Снова обращаясь к упомянутой работе В.А. Григорьева, можно сказать, что «статья 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики предоставляет Конституционному суду право разрешать дела о конституционности законов (в том числе и конституционных). Статья 105 Конституции Приднестровской Молдавской Республики предусматривает возможность внесения изменений в Конституцию также законом. Следовательно, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики не только вправе, но и обязан рассматривать закон о поправках на предмет их соответствия основам конституционного строя» [10]. Практическое подтверждение данные теоретические выводы получили в Постановлении от 27 апреля 2005 № ОЗ-П/05 [11 ] по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-КЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-Ш, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-Ш, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-Ш, 05 ноября 2004 года№490-ЗИД-Ш».

В заключение хотелось бы отметить, что Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики, выполняя основные задачи, возложенные на него как Конституцией, так и Конституционными законом Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», в своей повседневной деятельности как орган конституционного контроля рассматривает не только обращения на предмет соответствия законов и нормативных актов основам конституционного строя Приднестровской Молдавской Республики, но и всей Конституции в целом, тем самым находится на страже конституционной за­конности в Приднестровской Молдавской Республике.

1. Боброва Н.А. Конституционный строй и конституционализм в России. - М.: ЮНИТИ, 2003. - С. 37.

2. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов. - М.: Инфра. М. - Кодекс, 1996. - С. 96.

3. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. Учебник в двух томах. Том 1. - М.: Профобразование, 2002. - С. 232.

4. Боброва Н.А. Конституционный строй и конституционализм в России. - М.: ЮНИТИ, 2003. - С. 52.

5. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. Учебник в двух томах. Том 1. - М.: Профобразование, 2002. - С. 232.

6. Сравнительно-правовой анализ конституций европейских государств /Под общей редакцией В.А. Григорьева. - Тирасполь, 2005. - С. 7-8.

7. Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. -М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2002. - С. 20.

8. Григорьев В.А. К демократическому правовому государству через современный конституционализм. - Тирасполь, 2005.-С. 15-16.

9. Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 7 июня 2007 года № 11-О/07 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности пункта 1, части третьей пункта 2 статьи 77, пункта 1 статьи 78 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, раздела III Закона Приднестровской Молдавской Республики от 5 ноября 1994 года «Об органах местной власти, местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республике» / САЗ 07-24, Ст. 1229.

10. Григорьев В.А. К демократическому правовому государству через современный конституционализм. - Тирасполь, 2005.-С. 16.

11. Постановление Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики от 27 апреля 2005 года № ОЗ-П/05 «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики от 30 июня 2000 года № 310-КЗИД «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Приднестровской Молдавской Республики» и отдельных положений Закона Приднестровской Молдавской Республики от 15 октября 1992 года «О прокуратуре Приднестровской Молдавской Республики» с изменениями и дополнениями, внесенными Конституционными законами Приднестровской Молдавской Республики от 14 октября 1996 года № 15-КЗИД, 29 декабря 1997 года № 72-К­ЗИД, 28 июня 1999 года № 168-КЗИД, 10 февраля 2000 года № 242-КЗИД, Законами Приднестровской Молдавской Республики от 25 мая 1993 года, 22 марта 1994 года, 26 декабря 1995 года, 10 июля 2002 года № 150-ЗИД-Ш, 10 июля 2002 года № 154-ЗИД-Ш, 02 ноября 2004 года № 485-ЗИД-Ш, 05 ноября 2004 года № 490-ЗИД-Ш» / САЗ 05-18, Ст. 711.

Государство и безопасность, 2007 г., № 4.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|