ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

О СУВЕРЕНИТЕТЕ И КОНСТИТУЦИОННОМ КОНТРОЛЕ В ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ

Григорьев В.А. , Председатель Конституционного суда

Приднестровской Молдавской Республики,

кандидат юридических наук, доцент

Управлять страной, формировать гражданское общество и строить демократическое государство невозможно, если государство не обладает суверенитетом. В науке конституционного права различают несколько видов суверенитетов, и любой разговор о суверенитете для профессионального конституционалиста начинается с понятий, которые нам давно известны – государственный суверенитет, народный суверенитет и национальный суверенитет.

Государственный суверенитет представляет собой верховенство властей внутри страны и ее независимость во внешней сфере. Это полнота законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории, исключающая подчинение властям иностранных государств, в том числе и в сфере международных отношений.

Национальный суверенитет есть полновластие нации, ее политическая свобода, обладание реальной возможностью определять характер своей национальной жизни, включая, прежде всего, способность политически самоопределяться вплоть до образования собственного государства.

Народный суверенитет – полновластие народа, то есть обладание социально-экономическими и политическими средствами для реального участия в управлении делами общества и государства. Народный суверенитет является одним из принципов конституционного строя во всех демократических государствах. Неслучайно статья первая Конституции Приднестровской Молдавской Республики, статья третья Конституции Российской Федерации, статья пятая Конституции Украины, статья третья Конституции Республики Беларусь прямо указывают, что единственным источником государственной власти и носителем суверенитета является народ.

Т.М. Шамба и А.Ю. Непрошин считают, что суверенитет есть верховенство государства внутри страны и в пределах его границ и независимость на международной арене, и он появляется немедленно с возникновением государства, приобретая статус de facto вне зависимости от его признания другими субъектами международного права.

Государство, существующее de facto, также осуществляет высшую власть в пределах собственных границ и само определяет, какими будут отношения с другими государствами, а последние не вправе вмешиваться в его внутренние дела. Признание de fakto – это признание ограниченное, неполное, не окончательное, переходное к признанию de jure. Даже до своего признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости, на обеспечение своей безопасности и процветания, говориться в статье 12 Устава Организации американских государств. Государство располагает суверенитетом независимо и от величины территории, численности населения и политического режима.

Государственный суверенитет включает такие основополагающие принципы, как единство и неделимость территории, неприкосновенность территориальных границ и невмешательство во внутренние дела. Если иностранное государство нарушает границы данного государства или заставляет его принять решение, не отвечающее национальным интересам его народа, то это говорит о нарушении суверенитета этого государства.

Понятие «суверенитет» имеет для государства такой же смысл, что и понятие «права и свободы» для человека. Суверенитет государства включает экономические, политические и правовые аспекты. Экономической основой государственного суверенитета служит владение территорией, определенной собственностью, культурным достоянием и тому подобное. Политическая основа суверенитета зиждется на существовании стабильного, сложившегося государства, наличии политической организации власти. Правовой основой суверенитета являются конституция, законодательство, общепризнанные принципы международного права, фиксирующие равенство государств.

Таким образом, суверенитет государства есть свойство государства самостоятельно и независимо от других государств и иных организаций осуществлять свои внутренние и внешние функции (то есть свободно решать свои дела как внутри страны, так и за её пределами). Суверенитет государства проявляется в верховенстве, единстве и независимости государственной власти.

Суверенитет государства исходит из суверенитета народа. Народ является создателем и носителем суверенитета государства, волеизъявление народа порождает государственную власть. В то же время народ выступает как своеобразный гарант государственного суверенитета, ибо любое ущемление независимости государства, умаление верховенства власти означает нарушение коренных интересов народа, создает источники внутренних или международных конфликтов.

Концепция народного суверенитета предполагает, что носителем суверенитета и единственным источником любой власти, в том числе государственной, муниципальной и общественной, является народ.

Идея национального суверенитета предусматривает возможность и способность нации самостоятельно решать как внутренние вопросы, так и проблемы, касающиеся отношений с иными нациями и народностями.

Одним из наиболее сложных и неоднозначных вопросов в теории суверенитета является соотношение суверенитета нации и народа и право нации на самоопределение путем отделения и образования самостоятельного государства. Как правило, в международных и внутригосударственных актах закрепляются нормы о недопустимости злоупотребления правом на самоопределение нации. Но допускается самоопределение народов. Примером здесь может служить Закон Союза ССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР», где в статье второй говорится о возможности выхода союзной республики из СССР путем свободного волеизъявления народов этой республики. Таким образом, в многонациональных государствах, к которым относится и Приднестровская Молдавская Республика, основным источником государственного суверенитета является не национальный, а народный суверенитет.

Декларация о принципах международного права, касающаяся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, и принятая 24 октября 1970 года резолюция № 2625 (ХХV), отмечают: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству, или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение». Там же говорится, что каждое государство обязано воздерживаться от любых насильственных действий, которые могли бы помешать народам в осуществлении своего права на самоопределение. Ничто в приведенных выше пунктах не должно толковаться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов.

Следовательно, стороны, подписавшие Декларацию, выступают против применения под необоснованным и надуманным предлогом якобы оказания помощи в осуществлении права на самоопределение каких-либо действий, нарушающих территориальную целостность и политическое единство государств, и так уже «соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов», со стороны других государств или международных организаций. Но это положение направлено на то, чтобы воспрепятствовать демагогическому использованию лозунга самоопределения для каких-либо враждебных действий в отношении государства, на территории которого проживают два или более народов, добровольно реализовавших свое право на самоопределение именно в форме совместного проживания. Именно на это и направлены положения ряда международных актов, принятых в рамках Содружества Независимых Государств, в том числе и Соглашения о создании СНГ 1991 года (ст. 5), в котором стороны подтвердили «неприкосновенность существующих границ в рамках Содружества».

Право наций на самоопределение, государственность и суверенитет – одно из высших достижений цивилизации, общества, которое основано на равенстве и взаимном уважении всех народов, проживающих на нашей планете.

Принцип разрешения конфликтов, международных споров мирными средствами – один из важнейших основных принципов современного международного права. В пункте 3 статьи 2 Устава ООН говорится, что международные споры разрешаются мирными средствами таким образом, чтобы не подвергнуть угрозе международный мир, безопасность и справедливость. Мирные средства предполагают поиск компромисса с целью разрешения возникшего спора и недопущения конфликта во взаимоотношениях сторон, даже если сторона или стороны не являются субъектами международного права.

Международная правосубъектность тесно связана не только с вопросами признания государства другими государствами, но и с вопросами его признания внутренними законами страны. Как отмечал Ф.Ф. Мартенс, «международное право не может признать, что данное общество существует, если оно не признано государственным законом, или принять его за самостоятельный механизм, если оно не является таковым по началам государственного права». И в международных отношениях каждому законному обществу принадлежит право на признание со стороны всех цивилизованных государств законности своего существования. Приднестровская Молдавская Республика как государство признано Конституцией Приднестровской Молдавской Республики – Основным законом, который был принят на всенародном референдуме 24 декабря 1995 года. В статье 1 данной Конституции, за которую проголосовало 81,8 % избирателей Приднестровья, говорится: «Приднестровская Молдавская Республика – суверенное, независимое, демократическое, правовое государство». Как видим, государственность Приднестровья признается и регламентируется Основным законом страны, то есть нормами государственного права, и, следовательно, международное сообщество, руководствующееся нормами международного права, не может не признавать существование данного государства.

Признание обычно адресуется вновь возникшему государству. В международной практике различают две формы официального признания: признание de jure и признание de fakto. Признание de jure – это полное, окончательное признание, влекущее за собой весь комплекс правовых последствий: от возможности установления дипломатических и консульских отношений до признания правовой системы и применения законодательства признанного государства, исполнения вынесенных его судами решений. Признание de fakto – это признание ограниченное, неполное, не окончательное, переходное к признанию de jure. Оно, как и признание de jure, также влечет юридические последствия, но в меньшем объеме: например, могут устанавливаться лишь консульские отношения.

В современном международном праве институт признания во многом сформировался в связи с появлением новых государств в результате обретения независимости бывшими колониями, слияния или разделения государств. Но следует отметить, в статье 12 Устава Организации американских государств указывается, что существование государства не зависит от признания его другими государствами. Даже до своего признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости, на обеспечение своей безопасности и процветания. Это обстоятельство как никогда важно и для Приднестровской Молдавской Республики. Признавать или отказывать в признании можно только государству. А значит, Приднестровская Молдавская Республика является государством, и соглашения, которые подписаны в ходе переговорного процесса между Молдовой и Приднестровьем, есть международные договоры в силу статьи 1 и части первой статьи 3 Венской конвенции о праве международных договоров, и на них также распространяются все нормы и правила, касающиеся международных договоров. Следовательно, Молдова, как государство, обязана соблюдать достигнутые с Приднестровьем договоренности, а Приднестровье в силу норм международного права вправе защищать свою целостность и независимость, обеспечивать безопасность и процветание своего государства. Все споры между участниками договорных отношений должны разрешаться только путем переговоров и поиска компромиссов. Одностороннее несоблюдение достигнутых договоренностей стимулирует другую сторону к пересмотру сложившихся отношений и принятию адекватных мер с целью обеспечения собственной безопасности.

Необходимо иметь в виду, что обязанности признания не существует. Это право государства, а не его обязанность. И если какое-либо государство не желает признавать новое государство, это значит, что оно не реализует свое право. Непризнание нового государства другими государствами не прекращает его существование, а лишь свидетельствует о нежелании отдельных государств воспользоваться своим правом.

Пути трансформации и развития субъектов международного права – от ограничения международной правосубъектности, состояния вассалитета и протектората к членству в ООН, равноправному положению среди государств-членов мирового сообщества – наиболее заметны на примере государственноподобных субъектов (Ватикан, Андорра, Монако, Сан-Марино). Государственноподобные субъекты являются «живой историей» международного права, свидетельством его взлетов и падений и, одновременно, ярким примером жизненности его принципов и норм, позволяющих многие века в сложных исторических условиях сохранять и приумножать традиции государственности.

Теперь о понятии «правовая позиция Конституционного суда», которое появилось в отечественном конституционном праве в 2003 году, когда Конституционный суд нашего государства вынес свое первое решение. Словосочетание «правовая позиция» употребляется в части третьей статьи 36 Конституционного закона «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», где указывается, что решения и другие акты Конституционного суда выражают правовую позицию судей, основанную на Конституции Приднестровской Молдавской Республики. В юридической литературе СНГ это правовое явление обсуждается с середины 90-х годов и до настоящего времени является весьма актуальным и чрезвычайно дискуссионным.

Некоторые авторы понимают под правовыми позициями Конституционного суда правовые аргументы, положенные в основание итогового решения (П.Е. Кондратов), другие – содержащуюся в итоговых решениях Конституционного суда интерпретацию конституционно-правовых принципов и норм, которая становится системой правовых аргументов, лежащих в основе решения Конституционного суда (Л.В. Лазарев), третьи – отношение Конституционного суда к определенным правовым проблемам, закрепленным в его решениях; результат анализа аргументов и выводов суда (В.И. Анишина), четвертые – провозглашенное именем государства согласованное умозаключение, полученное по правилам логического вывода из своих посылок и являющееся достаточным основанием для принятия итогового решения установленным законом составом суда (Е.А Николаев), пятые – мнение, отношение органа конституционного правосудия к той или иной норме Конституции (Е.Ю. Терюкова), шестые – правовые выводы и представления Конституционного суда …результат интерпретации (толкования) Конституционным судом духа и буквы Конституции и истолкования им конституционного смысла (аспектов) положений отраслевых (текущих) законов и других нормативных актов в пределах компетенции Конституционного суда, которые снимают неопределенность в конкретных конституционно-правовых ситуациях и служат правовым основанием итоговых решений (постановлений) Конституционного суда (Н.В. Витрук), седьмые – это логико-правовое (прежде всего, конституционное) обоснование конечного вывода суда, содержащееся в постановляющей части его решения, формулируемое в виде правовых умозаключений, установок, имеющих обязательное значение (В.А. Кряжков), восьмые – общеобязательные предписания для законодателя и правоприменителя (Б.А. Страшун), девятые – нормативные начала решений Конституционного суда, определяемые как аргументированные, получающие обоснование в процедуре конституционного правосудия оценки и интерпретационные представления по вопросам права в рамках решения Конституционного суда, принятого по итогам рассмотрения конкретного дела (Н.С. Бондарь).

Следует отметить, что правовые позиции, по мнению Н.В. Витрука, развивают теорию Конституции, конституционного права и конституционализма в целом, а В.В. Лазарев считает, что правовые позиции активно формируют доктрину конституционного права. Так, согласно воззрению О.Н. Кряжкова, правовые позиции Конституционного суда представляют собой результат официальной властной деятельности органа судебного конституционного контроля по толкованию Конституции и выявлению конституционного смысла иных нормативно-правовых актов, обязательных для всех государственных органов и должностных лиц. Как подчеркнул Т.Р. Борадзов, наличие в решениях Конституционного суда правовых позиций является одним из ключевых элементов их юридической силы, что оказывает существенное влияние на реализацию (исполнение) его постановлений и определений.

На наш взгляд, правовые позиции как самостоятельно функционирующее юридическое явление играют важную роль в деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Правовые позиции претворяются в жизнь органами государственной власти и гражданами через их применение, то есть путем разрешения на их основе каких-либо юридических коллизий. При этом их значение для органов законодательной, исполнительной, судебной властей, граждан и других субъектов конституционно-правовых отношений различно.

Так, применение судами правовых позиций Конституционного суда дает возможность суду разрешать возникшие правовые коллизии без обращения с запросом в Конституционный суд, что в значительной мере способствует достижению целей охраны Конституции от ущербных норм (В.И. Анишина). Особенное значение для судебной практики имеют правовые позиции из толкования Конституции Приднестровской Молдавской Республики, так как суды нашего государства имеют право непосредственного применения конституционных норм для разрешения юридических коллизий, и в этой связи представляется недопустимым применять и исполнять Основной закон Приднестровской Молдавской Республики без учета соответствующих позиций Конституционного суда.

Правовые позиции Конституционного суда важны и для исполнительных органов государственной власти – Президента как главы исполнительной власти и Кабинета Министров как высшего исполнительно-распорядительного органа страны. Согласно Конституции Президент формирует Кабинет Министров и им руководит. А при выполнении возложенных на него государственных функций он вправе действовать только теми методами и только в пределах тех полномочий, которые закреплены за ним в Конституции. Правовые позиции Конституционного суда по вопросам ведения Президента и организации государственной власти являются принципиальными в правотворческой деятельности главы государства, так как указы и распоряжения Президента должны строго соответствовать Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Принимая во внимание, что Кабинет Министров в нашей стране является органом совещательным, а министерства и ведомства в пределах своих полномочий издают внутриведомственные приказы самостоятельно, правовые позиции Конституционного суда в сфере государственного управления и организации исполнительной власти должны учитываться в их нормотворческой и правоприменительной деятельности.

Исключительное значение имеют правовые позиции Конституционного суда в деятельности Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики, так как они являются одним из источников парламентского права. В некоторых случаях Конституционный суд в своих постановлениях прямо указывает на пробелы либо противоречия в законодательстве и рекомендует законодателю принять соответствующие решения по определенным вопросам. Выявляя неконституционные положения действующих законов и признавая их утратившими юридическую силу, Конституционный суд выполняет функции «негативного законодателя», он нацеливает Верховный Совет на создание более качественных законов и, в первую очередь, с точки зрения их соответствия Конституции Приднестровской Молдавской Республики. А когда Конституционный суд выносит решение о конституционности закона или отдельных его положений, он способствует устранению препятствий в его реализации.

Конституционное правосудие активно воздействует и на формирование правосознания граждан, повышение уровня их правовой культуры. Конституционные идеи прав человека и гражданина, верховенства закона, построения демократического, правового государства приобретают в настоящее время все большую ценность в глазах общества, а правовые позиции, высказанные Конституционным судом в своих решениях, служат инструментом защиты конституционных прав и свобод граждан.

Решения Конституционного суда в определенной мере выполняют функции по восполнению пробелов и устранению противоречий в законодательстве, где его устойчивые правовые позиции выступают реальным фундаментом для создания и применения норм других отраслей права. Именно в этом выражается верховенство Конституции как главного источника права. Правовые позиции Конституционного суда представляют собой результат конституционного толкования, они снимают конституционно-правовую неопределенность и служат правовым основанием итоговых решений. Правовые позиции конкретизируют смысл конституционных положений и конституционный смысл норм иных правовых актов. При этом правовые позиции, сформулированные Конституционным судом как в нормативной, так и в казуальной ситуации, выступают регулятором отношений, являющихся предметом разрешаемого судом дела. А судебно-прецедентная природа решений Конституционного суда в совокупности со свойством общеобязательности придает правовым позициям качество нормативности.

Учитывая данное обстоятельство, можно сделать вывод, что сегодня существует потребность в систематизации правовых позиций Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики, прежде всего, с целью их применения в деятельности самого органа конституционного контроля, так как при выработке им решений непременно следует учитывать правовые позиции, выраженные Конституционным судом ранее. Кроме того, знание правовых позиций имеет важное прикладное значение и для органов публичной власти при осуществлении ими законотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности, а также при защите гражданами, их объединениями, предприятиями, учреждениями и организациями своих прав в судах и иных органах, что, в конечном счете, обеспечивает подлинную реализацию принципов и норм Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Конституционные суды в мире насчитывают уже более чем 70-летнюю историю. В Приднестровской Молдавской Республике, являющейся суверенным, демократическим, правовым государством, необходимость создания Конституционного суда была признана уже при принятии Конституции. Общие положения по вопросам формирования и деятельности Конституционного суда как высшего органа конституционного судопроизводства были регламентированы в Конституции Приднестровской Молдавской Республики. За этим последовало избрание Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики в составе 6 судей.

12 июня 2002 года Конституционный суд нашей республики начал свою деятельность, сначала организационную — формирование аппарата, материально-техническое оснащение, подготовка проекта Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» и регламента Конституционного суда.

Конституционное правосудие относится сегодня к международно признанным стандартам демократии. Поэтому учреждение этого института в Приднестровье, как и в других постсоциалистических странах, вставших на путь демократического развития – явление закономерное.

Основополагающие нормы о Конституционном суде устанавливает Конституция Приднестровской Молдавской Республики. Они включены в главу пятую «Судебная власть», чем подчеркивается принадлежность Конституционного суда к судебной ветви госуда­рственной власти. Однако Конституционный суд не только особый судебный орган. Он, учитывая возлагаемые на него функции и по­лномочия по гарантированию верховенства Конституции и обеспечению соблюдения принципа независимости властей, выступает одновременно и как высший конституционный орган одного уровня с законодательной и исполнительной ветвями власти.

Конституционный суд не подменяет другие властные органы и не вторгается в их компетенцию. Он занимает свое прочное и определенное место в системе органов государственной власти. С одной стороны, он независим от них, с другой — может своими решениями влиять на их деятельность. В этом смысле он — более высокая инстанция, какой и должен быть орган конституционного контроля.

Конституционный суд своими решениями как бы очерчивает границы «конституционного поля» и предназначен для того, чтобы удерживать ветви власти в рамках права.

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики состоит из 6 судей, назначенных сроком на 7 лет. В формировании состава Конституционного суда участвовали три ветви государственной власти Приднестровской Молдавской Республики — законодательная (Верховный Совет), исполнительная (Президент) и судебная (съезд судей), которые назначили по двое судей.

Согласно конституционным положениям, кандидаты на должность судьи Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики должны отвечать повышенным требованиям. Это должны быть граждане Приднестровской Молдавской Республики, имеющие высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности либо деятельности в области права не менее 10 лет, с безупречной репутацией, и обладающие высокой квалификацией в области права. Кроме того, судья Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики должен иметь возраст не менее 40 лет.

Особое положение Конституционного суда в механизме государственной власти Приднестровья обусловило тот факт, что из всех высших судебных органов только его компетенция наряду с компетенцией Президента и Верховного Совета развернуто определена в самой Конституции.

В части осуществления конституционного контроля Конституционный суд согласно статье 87 Конституции Приднестровской Мол­давской Республики разрешает дела о конституционности законов, правовых актов, международных договоров, правоприменительной практики, деятельности выборных органов и должностных лиц местного самоуправления в части принимаемых ими решений и правых актов, дает заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против лиц, занимающих высшие госуда­рственные должности, о конституционности подписанных международных договоров, о противоречии закона общепризнанным принципам и нормам международного права, рассматривает жалобы граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникших в результате применения закона, нормативного акта.

Компетенция Конституционного суда нашей республики установленная в Конституции, является исчерпывающей и расширительному толкованию не подлежит. Практически в Конституционный суд может обратиться любой субъект права (будь то гражданин или государственный орган). Статья 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики установила круг субъ­ектов, обладающих правом на обращение в Конституционный суд. Таким правом обладают Президент ПМР, Верховный Совет, прокурор и при рассмотрении вопросов правоприменительной практики Верховный и Арбитражный суды. Кроме того, Конституционный суд может рассматривать жалобы граждан на нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Конституция Приднестровской Молдавской Республики устанавливает состав Конституционного суда, порядок назначения на должность его судей, положения о юридической силе и правовых последствиях решений Конституционного суда. Кроме того, конституционную основу деятельности Конституционного суда составляют и общие для всей судебной власти конституционные поло­жения, с учетом, естественно, специфики данного органа. Но наряду с этим Конституция Приднестровской Молдавской Республики предусматривает принятие специального законодательства о Конституционном суде. Соответствующая норма содержится в статье 88 Порядок организации и деятельности Конституционного Суда Приднестровской Молдавской Республики, соблюдаемые им процедуры и иные вопросы регулируются конституционным законом.

Регламентация статуса Конституционного суда и применяемой им процедуры именно конституционным законом подчеркивает важность этого органа в механизме государственной власти и в то же время обеспечивает более стабильную правовую основу его деятельности, поскольку такой закон принимается и изменяется в особом порядке.

В Конституционном Законе Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», принятом Верховным Советом, развиваются и конкретизируются основополагающие конституционные принципы и нормы, касающиеся Конституционного суда. В нем сочетаются материальные, процессуальные и организационные нормы. Идея принятия отдельного закона о конституционном судопроизводстве, конституционного процессуального кодекса (практика Республики Молдова) наряду со статутным законом о Конституционном суде не получила поддержки в ходе разработки законопроекта. Поскольку процессуальные аспекты деятельности Конституционного суда неразрывно связаны с его статутными и организационно-структурными особенностями. А Конституционный суд в отличие от судов общей юрисдикции и Арбитражного суда — единственный судебный орган, применяющий соответствующие процессуальные нормы. Кроме того, законодатель исходил также из того, что неоправданна и множественность актов, регулирующих отношения в одной и той же сфере. Этим и было обусловлено установление в едином законе и статутных, и процессуальных, и основных организационных норм, касающихся Конституционного суда, которые в полной мере обеспечивают его функционирование.

Впервые в нашей стране появился государственный орган, способный на основе закона ограничивать и законодательную, и исполнительную власти. А также усмирять политиков, апеллирующих к политической целесообразности, а не к нормам права. И, даже если нормы права, в том числе и положения Конституции, отстают от развития общества, от политики, суд обязан руководствоваться нормой, а не соображениями целесообразности. Конституционный суд должен действовать наподобие клапана, выпускающего «политический пар», переводя политические страсти в юридические аргументы и решения.

Конституционный суд абсолютно новый для нас правовой институт и в соответствии с Конституцией является органом конституционного контроля. На сегодняшний день конституционный контроль является важнейшим элементом построения правового государства, необходимым атрибутом демократически организованного государства и приживается только в той системе общественных отношений, которая сориентирована на демократические правовые ценности.

Государство и безопасность, 2008 г., № 5.




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|