::: КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД :::
ЛОГО

ПОДРОБНЕЕ...

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Президента Приднестровской Молдавской Республики о разрешении спора о компетенции между органами власти в части принятия решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики

13 сентября 2016 года                                                                                        город Тирасполь

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в составе: председательствующего – Председателя Конституционного суда Кабалоева О.К., судей – Карамануцы В.И., Косинского В.Н., Стародуба Н.И., Степанова С.М., Томачинской Г.Н.,

с участием Полномочного представителя Президента Приднестровской Молдавской Республики в судебных органах государственной власти Приднестровской Молдавской Республики Барбарош И.П., представителя Президента Приднестровской Молдавской Республики в Конституционном суде при рассмотрении настоящего ходатайства - начальника Консульско-правового управления Министерства иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики Лужанского В.И.,

рассмотрел в открытом судебном заседании вопрос о принятии к рассмотрению ходатайства Президента Приднестровской Молдавской Республики о разрешении спора о компетенции между органами власти в части принятия решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики. 

Заслушав в судебном заседании председательствующего – Председателя Конституционного суда Кабалоева О.К., представившего заключение судьи Карамануцы В.И., проводившего в соответствии со статьей 48 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» предварительное изучение ходатайства, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики

установил:

1. Президент Приднестровской Молдавской Республики обратился в Конституционный суд с ходатайством о разрешении спора о компетенции между органами власти в части принятия решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики. 

Пунктом 1 статьи 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 19 мая 2016 года № 131-З-VI «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики»  и пунктом  1  статьи  125-2 Регламента Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики предусмотрено принятие Верховным Советом решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики посредством принятия подзаконного нормативного правового акта. Заявитель усматривает нарушение данными нормами пределов компетенции Президента Приднестровской Молдавской Республики в сфере осуществления и определения основных направлений внешней политики и считает, что они противоречат пунктам 3, 4 статьи 59, пункту 6 статьи 63, подпункту г) пункта 2 статьи 70 Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Президент считает, что положениями статьи 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики» и статьи 125-2 Регламента Верховного Совета в отношении признания международного договора рамочной нормой права установлен порядок, согласно которому конституционные полномочия Президента Приднестровской Молдавской Республики в сфере внешней политики отнесены к компетенции Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики.

По мнению Президента Приднестровской Молдавской Республики, при разрешении вопроса о полномочиях между органами власти при принятии решения о признании международного договора рамочной нормой права подлежит применению концепция распределения полномочий, применяемая к иным способам заключения договоров, базирующаяся на нормах Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Заявитель полагает, что отсутствие единого подхода в данном вопросе на практике может привести к нарушению баланса конституционно определенных полномочий между органами государственной власти Приднестровской Молдавской Республики в вопросах заключения международных договоров.

Заявитель считает, что следствием действия нормы статьи 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики» является фактическое ограничение исполнения Президентом конституционных полномочий и обязанностей в сфере внешней политики, среди которых - определение основных направлений внешней политики государства, осуществление руководства внешней политикой Приднестровской Молдавской Республики, представительство Приднестровской Молдавской Республики в международных отношениях.

На основании вышеизложенного Президент Приднестровской Молдавской Республики обращается в Конституционный суд с ходатайством в рамках спора о компетенции:

а) опровергнуть полномочие Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики в части принятия решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики, установленное в пункте 1 статьи 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики» и пункте 1 статьи 125-2 Регламента Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики, предусматривающих принятие Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики посредством принятия подзаконного нормативного правового акта;

б) подтвердить право Президента Приднестровской Молдавской Республики признавать международный договор рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики, за исключением договоров по вопросам, указанным в пункте 1 статьи 14 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики».

2. Изучив направленное в адрес Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики обращение, Конституционный суд полагает, что данное ходатайство не может быть принято к рассмотрению по следующим основаниям.

В соответствии с подпунктом б) пункта 1 статьи 87 Конституции Приднестровской Молдавской Республики и подпунктом 2) подпункта а) части первой статьи 9 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд рассматривает дела о разрешении споров относительно компетенции органов различных ветвей государственной власти.

Ранее Конституционный суд в своих решениях указывал, что конституционно-правовой спор о компетенции – это сложное правовое явление, представляющее единство двух критериев: конституционно-правовое содержание и разногласия по поводу компетенции. Являясь разновидностью конституционно-правовых споров, компетенционный спор обладает спецификой, которая и позволяет выделить его в отдельный вид конституционного судопроизводства. Специфика конституционного судопроизводства по рассмотрению споров о компетенции заключается в критериях и пределах проверки их рассмотрения. Так, в соответствии с частью первой статьи 100 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд рассматривает споры о компетенции исключительно с точки зрения установленного Конституцией Приднестровской Молдавской Республики принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также с точки зрения разграничения компетенции между республиканскими органами государственной власти и разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Приднестровской Молдавской Республики, органами местного государственного управления и органами местного самоуправления Приднестровской Молдавской Республики, установленных Конституцией Приднестровской Молдавской Республики.

Исходя из смыслового содержания главы 12 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», регламентирующей процедуру рассмотрения дел по спорам о компетенции, Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики в Определениях от 10 марта 2009 года № 06-О/09, от 8 сентября 2016 года № 18-О/16 пришел к выводу, что целесообразность и необходимость рассмотрения компетенционных споров в рамках процессуальной формы разрешения спора о компетенции зависит от конкретных обстоятельств рассмотрения каждого отдельного спора, устанавливаемых Конституционным судом.

Предметом разрешения споров о компетенции между органами различных ветвей власти является спор, основанный на противоречии в позициях сторон, который они не способны разрешить самостоятельно, без участия Суда. В соответствии с частью второй статьи 43 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» обнаружившееся противоречие в позициях сторон является необходимым основанием к рассмотрению данной категории дел.

Как следует из обращения, предметом ходатайства является обнаружившееся противоречие в позициях Президента и Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики в отношении вопроса о разграничении полномочий между органами власти при принятии решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики.

Оценивая допустимость ходатайства главы государства, следует отметить, что согласно подпункту а) статьи 99 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» одним из условий допустимости ходатайства является необходимость того, чтобы оспариваемая компетенция органа (органов) государственной власти определялась Конституцией Приднестровской Молдавской Республики. Компетенция органов государственной власти, которые в соответствии со статьей 98 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» обладают правом на обращение в Конституционный суд с ходатайством о разрешении спора о компетенции, может определяться Конституцией по-разному. Конституция Приднестровской Молдавской Республики с разной степенью детальности определяет компетенцию органов государственной власти. Более детально определяется компетенция Президента и Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики. В отдельных случаях она конкретизируется законом, который может уточнять ее рамки.

Так, в соответствии с Конституцией Президент Приднестровской Молдавской Республики как глава государства определяет основные направления внешней политики государства (пункт 3 статьи 59), представляет Приднестровскую Молдавскую Республику в международных отношениях (пункт 4 статьи 59), осуществляет руководство внешней политикой Приднестровской Молдавской Республики, ведет переговоры и подписывает международные договоры, ратификационные грамоты, принимает верительные и отзывные грамоты дипломатических представителей (пункт 6 статьи 63).

Пунктом 1 статьи 67 и пунктом 1 статьи 70 Конституции Приднестровской Молдавской Республики определено, что Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики, являясь представительным и единственным законодательным органом государственной власти Приднестровской Молдавской Республики, правомочен рассматривать и решать все вопросы, отнесенные Конституцией Приднестровской Молдавской Республики к законодательному регулированию. При этом подпунктом г) пункта 2 статьи 70 Конституции установлено, что Верховный Совет ратифицирует и денонсирует международные договоры Приднестровской Молдавской Республики.

Таким образом, Конституция Приднестровской Молдавской Республики четко определила пределы компетенции Президента и Верховного Совета в сфере принятия решений в области внешней политики.

Однако, как обоснованно указано заявителем в обращении, Конституция Приднестровской Молдавской Республики, закрепляя основы разграничения компетенции между Президентом и Верховным Советом в вопросах заключения международных договоров, не предусматривает перечень форм выражения согласия Приднестровской Молдавской Республики на обязательность для нее международных договоров, в том числе и такую форму, как признание международного договора рамочной нормой права. Данная форма определяется отраслевым законодательством - положениями пункта 1 статьи 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики» и пункта 1 статьи 125-2 Регламента Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики. Названные нормы предусматривают принятие Верховным Советом решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики посредством принятия подзаконного нормативного правового акта.

При этом отличие признания международного договора рамочной нормой права от других форм выражения Приднестровской Молдавской Республикой согласия на обязательность для нее международного договора заключается в том, что признание международного договора рамочной нормой права применяется тогда, когда Приднестровская Молдавская Республика изначально не являлась участником международного договора, и применение иного способа выражения согласия не представляется возможным (подпункт 5) подпункта б) статьи 2 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики»).

Ранее Конституционный суд рассмотрел запрос Президента о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики от 4 июня 2003 года № 1124 «О признании рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной в Минске 22 января 1993 года» (Определение от 1 марта 2005 года № 03-О/05). Органом конституционного контроля было тогда указано, что Конституция Приднестровской Молдавской Республики регламентирует порядок и правила заключения и ратификации международных договоров Приднестровской Молдавской Республики. Вопросы признания рамочными нормами права на территории Приднестровской Молдавской Республики конвенций (международных договоров) разрешения в Конституции Приднестровской Молдавской Республики не получили и регулируются статьей 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики от 21 января 2002 года № 94-З-III «О международных договорах».

Поскольку оспариваемая заявителем компетенция в части принятия решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики не определяется Конституцией, обращение Президента не соответствует критерию допустимости, установленному Конституционным законом Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» (подпункт а) статьи 99).

Следует отметить, что и Конституционный суд не может определить оспариваемую компетенцию исходя из приведенных выше полномочий главы государства и законодательного органа власти в сфере принятия решений в области внешней политики. Это следует из правовой природы признания международного договора рамочной нормой права, выявленной Министерством иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики при рассмотрении дела о проверке конституционности Постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики от 4 июня 2003 года № 1124 «О признании рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной в Минске 22 января 1993 года».

Министерством иностранных дел установлено, что признание рамочной нормой права международного договора как «форма выражения государством согласия на обязательность для него международного договора неизвестна международному праву и не устанавливается никакими международными документами». В силу непризнанности Приднестровская Молдавская Республика не может реализовывать внешнюю часть акта присоединения к международному договору, регламентируемую международным правом. По этой причине «признание международного договора рамочной нормой права представляет собой односторонний внутренний акт присоединения Приднестровской Молдавской Республики к международному договору со всеми вытекающими последствиями». Такой акт, в том числе, не требует направления решения о присоединении или иной формы уведомления депозитария международного договора (письмо от 6 октября 2004 года № 01-20/363 по результатам рассмотрения требования Конституционного суда).

Ввиду одностороннего характера внутреннего акта присоединения Приднестровской Молдавской Республики к международному договору, компетенция по его принятию не может быть определена на основе полномочий Президента и Верховного Совета в сфере международных отношений. Следовательно, ходатайство главы государства не является допустимым и в соответствии с положениями подпункта б) статьи 50 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» не может быть принято Судом к рассмотрению.

Вывод о несоответствии ходатайства Президента критерию допустимости не противоречит Определению Конституционного суда от 7 июля 2016 года № 13-О/16 об отказе в принятии к рассмотрению запроса Президента Приднестровской Молдавской Республики о проверке конституционности пункта 1 статьи 21 Закона Приднестровской Молдавской Республики «О международных договорах Приднестровской Молдавской Республики» и пункта 1 статьи 125-2 Регламента Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики.

В названном решении Конституционный суд констатировал, что все доводы заявителя о неконституционности оспариваемых норм сведены к оспариванию компетенции Верховного Совета принимать решение о признании международного договора рамочной нормой права, и по существу заявлен спор о компетенции в сфере принятия решений в области внешней политики. Суд указал, что рассмотрение дел этой категории осуществляется в специальной процедуре, однако не оценивал (и не мог оценивать) допустимость возможного обращения в процедуре разрешения спора о компетенции.

Согласно подпункту б) статьи 50 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» Конституционный суд принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если обращение в соответствии с требованиями Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики» не является допустимым. На основании вышеизложенного Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики приходит к выводу, что в принятии ходатайства к рассмотрению следует отказать.

Руководствуясь подпунктом б) части первой статьи 50, статьями 78, 85, 98 и 99 Конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном суде Приднестровской Молдавской Республики», Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства Президента Приднестровской Молдавской Республики о разрешении спора о компетенции между органами власти в части принятия решения о признании международного договора рамочной нормой права на территории Приднестровской Молдавской Республики ввиду несоответствия критерию допустимости. 

2. Настоящее Определение Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики является окончательным и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Собрании актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики» и «Вестнике Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики».

Конституционный суд Приднестровской Молдавской Республики

№ 19-О/16




|Становление и деятельность |Правовые основы |Состав |Решения|
|Аппарат |Новости ||Публикации |Фотоархив|
|Контакты |Сcылки|Начало|
|Актуальное событие|